Аспекты изучения общественного сознания


вернуться в оглавление учебника...

"Исторический материализм", под ред. А.П.Шептулина и В.И.Разина
Москва, "Высшая школа", 1974 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

Глава IX
ОБЩЕСТВЕННОЕ СОЗНАНИЕ И ЕГО СТРУКТУРА

§ 1. Аспекты изучения общественного сознания


В любых общественных явлениях в той или иной мере «участвует» общественное сознание, представленное различными сторонами, видами и т. п. Поэтому выяснение места и роли тех или иных компонентов общественного сознания в социальных явлениях и процессах становится небходимым моментом познания закономерностей общественной жизни. Теоретическая разработка проблем общественного сознания особенно важна для тех сфер практической деятельности, в которых духовные факторы выполняют значительную, иногда решающую роль. Методологическая роль данного понятия объясняется его принадлежностью к системе фундаментальных категорий исторического материализма, выражающих главные стороны и сферы общества в целом и раскрывающих отношения между ними. Эта роль обнаруживается как при изучении всего исторического процесса, так и в конкретном исследовании отдельных общественных явлений, когда необходимо выявить соотношение между их субъективной и объективной сторонами.
Понятие общественного сознания выработано Марксом и Энгельсом в процессе материалистического объяснения истории и определяется ими в диалектической взаимосвязи с понятием общественного бытия. Парные категории «общественное бытие» и «общественное сознание» становятся научными понятиями и выполняют методологическую роль только тогда, когда рассматриваются в системе других категорий и законов, охватывающих существенные стороны и отношения общества как единого социального организма. Такая система категорий и законов изложена Марксом в Предисловии к «К критике политической экономии» и других произведениях.
В «Немецкой идеологии» Маркс и Энгельс анализируют происхождение и развитие общественного сознания, его взаимосвязь с важнейшими сторонами и процессами общественной жизни. Маркс и Энгельс отмечают, что сознание имеет общественное происхождение и выступает как осознание, с одной стороны, общественных отношений между людьми, и, с другой стороны, отношений людей к природе (1).
Развитие сознания происходит благодаря росту производительности и разделению труда, которое на определенной ступени становится разделением материальной и духовной деятельности. С этого момента общественное сознание приобретает относительную самостоятельность, и, как отмечают Маркс и Энгельс, «сознание в состоянии эмансипироваться от мира и перейти к образованию «чистой» теории, теологии, философии, морали и т. д.» (2).
------------------------------------------
1. См.: К. Маркс и Ф.Энгельс. Соч., т. 3, стр. 29.
2. Там же, стр. 30.
------------------------------------------
Анализируя общественное сознание в связи с другими сторонами и процессами общественной жизни, основоположники марксизма определяют его существенные черты:
1} общественное сознание есть отражение или осознание общественного бытия, охватывающее и природу и общество;
2) общественное сознание взаимодействует с общественным бытием, которое в этом взаимодействии выполняет определяющую роль (1).
Заслуживает внимания и другой тезис классиков марксизма, в котором выделена сфера духовного производства и показана его зависимость от материального производства. Маркс и Энгельс рассматривают человеческий образ жизни или способ существования как непрекращающийся процесс производства и воспроизводства всех сторон общественной жизни, в том числе общественного бытил и общественного сознания. Иначе говоря, общественное бытие и общественное сознание не существуют и не могут быть поняты как раз и навсегда возникшие, неизменные и не связанные друг с другом общественные явления. Они непрерывно воссоздаются, складываются заново и развиваются в исторических формах как определенные противоположные стороны общественной жизни, не сводимые к ее другим сторонам. Рассматривая общественную жизнь в целом, классики марксизма определяли ее как специфическую человеческую деятельность, Маркс писал: «...Что такое жизнь, если она не есть деятельность?» (2). И далее: «В характере жизнедеятельности заключается весь характер данного вида, его родовой характер, а свободная сознательная деятельность как раз и составляет родовой характер человека... Сознательная жизнедеятельность непосредственно отличает человека от животной жизнедеятельности» (3).
Совокупная человеческая деятельность представляет собой единство и различие многих видов деятельности {практической и духовной, научной и художественной и т. д.), которые возникают на основе главного и определяющего вида деятельности — производства материальных благ. Общественное бытие и общественное сознание различаются как определенные стороны человеческой деятельности в целом, а также как ее результаты. Эти стороны взаимосвязаны, но их действие друг на друга не является равным.
Общественное сознание возникает первоначально на основе общественного бытия, в процессе трудовой деятельности. Однажды возникнув, общественное сознание включается как духовное средство в трудовой процесс и во все другие стороны общественной жизни, становится необходимым, существенным компонентом всей истории человечества. Сознание сопровождает всякую человеческую деятельность, являясь ее субъективным моментом.
Общественное сознание не только включено в общественную жизнь, но выступает также в роли активной силы, непосредственно
---------------------------------------
1. См.: К.Маркс и Ф.Энгельс. Соч., т. 3, стр. 25, 29, 30.
2. К. Маркс и Ф. Энгельс. Из ранних произведений, стр. 564.
3. Там же, стр. 565.
------------------------------------
побуждающей людей к деятельности и оказывающей тем самым обратное влияние на общественное бытие. Однако в этом взаимодействии важная особенность состоит в том, что во все периоды человеческой истории, в каждой общественно-экономической формации воспроизводится в конечном счете такое соотношение, при котором общественное бытие является объективной, материальной, первичной стороной, а общественное сознание — субъективной, идеальной, производной стороной совокупной человеческой деятельности.
Каждое из общественных явлений имеет объективную и субъективную стороны, представляет собой определенный тип конкретного соединения объективного и субъективного, их единство. Что касается противоположности между общественным бытием и общественным сознанием, то она существует не только в конкретных общественных явлениях, но и во всем обществе, т. е. относится к общественной жизни в целом. Противоположность общественного бытия и общественного сознания образуется исторически в самой' действительности, в практике, является отражением того факта, что общественные отношения, общество в целом складываются как отношения между субъектом и объектом.
Противоположность общественного бытия и общественного сознания имеет абсолютную и относительную стороны. Она абсолютна в гносеологическом аспекте, отражающем лишь одну сторону или момент практики. Однако эта противоположность становится относительной, если ее переносить на всю практику, где границы между общественным бытием и общественным сознанием подвижны, границы между объективным и субъективным исторически изменчивы. В историческом развитии общества границы между общественным бытием и общественным сознанием изменяются при каждом крупном разделении труда, например, в процессе отделения умственного труда от физического, разделения теоретической и практической деятельности, научно-технической революции и т. п. Поэтому только практика является критерием при определении различий, отношений между общественным бытием и общественным сознанием, т. е. при определении первичного и вторичного, материального и духовного.
В общественной действительности имеют место взаимодействие общественного бытия и общественного сознания, их взаимные переходы друг в друга, которые в конкретном виде проявляются как движение от субъективного к объективному и обратно. В общественном бытии мы переходим от объективного к субъективному, причем, субъективное выполняет опосредствующую роль.
Маркс и Энгельс в своих работах неоднократно подчеркивали диалектический характер взаимосвязи общественного бытия и общественного сознания, их взаимодействие и переходы в свою противоположность. Так, сознание они определяют как «осознанное бытие», «осознание практики» или же преобразование материального в идеальное (1). Рассматривая движение, переходы от общественного
----------------------------------------
1. Маркс писал: «Идеальное есть не что иное, как материальное, пересаженное в человеческую голову и преобразованное в ней» (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 23, стр. 21.)
----------------------------------------
сознания к общественному бытию, они, например, видят в технике «овеществленную силу знания» или, в другом случае, показывают, что общественные идеи, овладевая массами, становятся материальной силой (1).
В. И. Ленин применял такой же диалектический подход при изучении явлений общественного сознания (общественного мнения, настроений масс и.т. п.), в связи с анализом соотношения и роли объективных и субъективных факторов в революционном процессе. Например, в сознательности масс он видит не только духовное явление, но также его превращение в силу социалистического государства (2).
Классики марксизма определяли общественное сознание через соотношение с общественным бытием, выделяя при этом две стороны их взаимодействия:
1) общественное сознание отражает общественное бытие (3),
2) общественное бытие определяет общественное сознание (4).
В этих положениях выражено закономерное взаимоотношение общественного бытия и общественного сознания, показывающее вместе с тем существенные стороны, черты общественного сознания, дающее методологию его исследования.
Первое суждение характеризует общественное сознание главным образом со стороны его происхождения и содержания, т. е. объекта (что отражается, способы и уровни отражения и т. д.). Эта сторона взаимодействия общественного сознания и общественного бытия проявляется как процесс познания. Критериями, позволяющими в этом плане различать явления общественного сознания, служат: предмет отражения, способы и уровни отражения. Вопросы общественного сознания, понимаемого как отражение общественного бытия, обстоятельно рассмотрены в нашей литературе (5).
Второе суждение — общественное бытие определяет общественное сознание — характеризует другую сторону их взаимодействия, которая не сводится к отражению или познанию. Это суждение показывает, что общественное сознание обусловлено общественным бытием данной формаини, эпохи, что отражение зависит не только от объекта, но и от субъекта, т. е. конкретного носителя сознания (класса, нации, социальной группы). Одни и те же экономические отношения по-разному осмысливаются в сознании различных классов, например, буржуазии и пролетариата, каждый из которых по-своему видит и оценивает действительность. Материальные условия, общественное положение, борьба данного класса определяют его интересы и дают сознанию класса определенную целенаправлен-
-----------------------------------------
1. См.: К..Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 1, стр. 422.
2. См.: В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 35, стр. 21.
3.См.: В. И Ленин. Полн. собр. соч., т. 13, стр. 343.
4. «Не сознание людей определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их сознание» (K. Маркс и Ф.Энгельс. Соч., т. 13, стр. 7.)
5. См.: В. Келле. М. Ковальзон. Формы общественного сознания. М., 1959; Г. М. Гак. Учение об общественном сознании в свете теории познания. М., 1960, и др. работы.
------------------------------------------
ность, т. е. сосредоточивают его внимание на некоторых сторонах общественного бытия, важных для этого класса, вырабатывают у него свой образ мышления или способ видения действительности. На основании высказываний классиков марксизма можно судить, что определяющая роль общественного бытия по отношению к общественному сознанию состоит в следующем:
1)общественное бытие, проявляющееся через экономическое положение определенного класса, определяет точку зрения этого класса на действительность, его образ мышления, способ видения и оценки всех общественных явлений. Класс обращает внимание и направляет свою деятельность на те стороны общественной жизни, которые представляются ему необходимыми, служат удовлетворению его потребности и соответствуют стремлениям, идеалам класса. С таких же позиций класс воспринимает и наследует духовную культуру прошлого, отбирая и перерабатывая материал в соответствии со своими интересами, Энгельс характеризует этот процесс таким образом: «Экономика здесь ничего не создает заново, но она определяет вид изменения и дальнейшего развития имеющегося налицо мыслительного материала» (1);
2) определяющая роль общественного бытия не является непосредственной для всех видов или сторон общественного сознания, а осуществляется через промежуточные звенья. Например, влияние экономики на философию и религию происходит преимущественно через политические и правовые взгляды, которые ближе стоят к экономическому базису (2);
3) в процессе обратного влияния общественного сознания на общественное бытие последнее остается решающей причиной. Различные идеи и взгляды (политические, правовые, религиозные и т. д.) могут тормозить развитие экономических отношений или способствовать ему, но не в состоянии изменить объективные законы этого развития.
Таким образом, взаимодействие общественного бытия и общественного сознания представляет собой единый процесс, в котором выделяются две главные стороны, рассмотренные выше. Соответственно этому изучение общественного сознания можно проводить в двух основных аспектах. В гносеологическом аспекте общественное сознание рассматривается главным образом по содержанию и внутренней структуре (предмет отражения, уровни и формы отражения и т. д.). В социологическом аспекте изучается преимущественно социальная зависимость и роль общественного сознания (чье это сознание, какому классу, социальной группе принадлежит, какую эпоху характеризует), распространение и обращение явлений сознания в обществе, а также их роль, функции в общественной жизни и т. п.
И тот и другой аспект характеризуют общественное сознание как целое, но в различных отношениях, которые могут рассматриваться
---------------------------------------
1. К. Маркс и Ф. Энгельс. Избр. произведения в двух томах, т. И. М., 1948, стр. 475.
2. См. там же, стр. 476.
------------------------------------
изолированно лишь в процессе исследования. При этом нужно учитывать, что фактически в общественном сознании эти стороны существуют в единстве. Можно говорить лишь о том, что в отдельные моменты этого процесса какая-то сторона общественного сознания является преобладающей. Гносеологический аспект в основном показывает движение от действительности к сознанию, когда идеи, взгляды и т. п. выступают как результат познания. Социологический аспект обращает главное внимание на переход от сознания к действительности, реализацию идей, которые при этом рассматриваются как исходный пункт данной стороны процесса.
Наряду с рассмотренными аспектами изучения общественного сознания следует назвать также конкретно-исторический подход. Маркс определил этот подход следующим образом: «Чтобы исследовать связь между духовным и материальным производством, прежде всего необходимо рассматривать само это материальное производство не как всеобщую категорию, а в определенной исторической форме. Так, например, капиталистическому способу производства соответствует другой вид духовного производства, чем средневековому способу производства. Если само материальное производство не брать в его специфической исторической форме, то невозможно понять характерные особенности соответствующего ему духовного производства и взаимодействия обоих» (1). Конкретно-исторический подход позволяет выделять типы общественного сознания (капиталистическое сознание, коммунистическое сознание и т. п.), а также состояния общественного сознания в определенные исторические периоды (духовная атмосфера эпохи, общественное настроение и др).
Таким образом, общественное сознание, как и общество в целом, представляет собой сложное явление, имеет ряд сторон и связей с общественным бытием. Категории «общественное бытие» и «общественное сознание» являются основными в исследовании обществен-ноного сознания, поскольку они раскрывают его существенные черты, закономерное взаимоотношение общественного бытия и общественного сознания. Однако эти категории не являются всеобъемлющими, т. е. они не охватывают всех сторон общества. Поэтому для Объяснения других сторон общественной жизни, их связей и отношений применяются более конкретные категории. Понимание общественного сознания также достигается посредством разработки системы категорий (общественное бытие и общественное сознание, объективное и субъективное, материальная и духовная жизнь, базис и надстройка, виды общественных отношений, структура общественного сознания, духовная культура и др.) (2).
--------------------------------------
1. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 26, ч. I, стр. 279.
2. В нашей социологической литературе рассматриваются перечисленные понятия в работах: «Природа сознания и закономерности его развитая». Новосибирск, 1966; «Строительство коммунизма и духовный мир человека». М., 1966; «Коммунист и культура». М., 1966.
--------------------------------------
Многосторонность общественного сознания, определяемая зависимостью от общественного бытия и многообразием связей с последним, дает основание разграничивать понятия «сознание» и «познание», которые нередко употребляют в одном значении, не делая между ними различий. Однако эти понятия не тождественны друг другу и несут различную смысловую нагрузку.
Сознание, существующее в форме знания, возникает в процессе отражения, активности субъекта в его взаимодействии с объектом. В своем отношении к материальному сознание противопоставлено ему как духовное, идеальное. Если процесс достижения истины выступает как отражение, познание, то результат познания или идейное содержание, приобретенное в этом процессе, есть сознание. Это вполне согласуется с классической трактовкой сознания как осознанного бытия (1).
Сознание, возникнув как духовный продукт или результат отражения, начинает обратное движение к общественному бытию, выполняя активно-творческую, преобразующую роль в практической деятельности людей. Общественные идеи, взгляды и чувства, которые в процессе познания являлись итогом или конечным пунктом познания, становятся исходным пунктом на следующем этапе существования общественного сознания — в процессе его воздействия на общественное бытие. В таком понимании «познание» является лишь одной стороной и функцией, «сознания», которая дополняется его другой стороной и функцией, выступающей в качестве духовного средства преобразования действительности. Указанный существенные стороны общественного сознания взаимно предполагают и дополняют друг друга, образуя противоречивое единство. Процесс познания создает основу и предпосылку активно преобразующей роли общественного сознания, а последняя делает возможным дальнейшее углубление познания на основе практической деятельности.
Таким образом, мы показали, что исследование общественного сознания осуществляется многопланово: в гносеологическом, социологическом, конкретно-историческом аспектах. Многоплановый подход позволяет всесторонне раскрыть богатство компонентов и связей общественного сознания и получает все более широкое распространение в его современных исследованиях.
Наряду с названными аспектами предпринимаются попытки обосновать еще один, так называемый онтологический аспект, в котором сознание рассматривается как таковое, само по себе, т. е. «как реальность». В. П. Тугаринов в книге «Философия сознания» подчеркивает, что «все обладающее бытием, т. е. все существующее (в том числе и сознание), может и должно рассматриваться в онтологическом плане» (2).
Он обосновывает необходимость такого подхода следующим образом: «Онтологический подход является основой всяких других научных подходов. Так, в философии, прежде чем выяснять отно-
------------------------------------------
1. См.: К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 3,. стр. 25.
2. В. П. Тугаринов. Философия сознания. М., «Мысль», 1971, стр. 35.
-------------------------------------
шение между бытием и сознанием, между материей и духом, надо выяснить, что такое материя, что такое сознание и т. д. Ответ на вопрос «что это такое?» предшествует вопросу «как это относится к нам?» (1). И далее этот автор приводит аргумент, что в онтологическом плане сознание исследует целый ряд наук: нейрофизиология, психология, кибернетика, бионика, семиотика и др. Как видно, В. П. Тугаринов полагает, что можно дать понятия материи и сознания, определяя их независимо друг от друга, без взаимного соотнесения, т. е. до решения основного вопроса философии. Однако в науке подобные определения указанных понятий не известны и не могут быть созданы, поскольку существенные черты, выраженные в категориях материи и сознания, обнаруживаются только путем противопоставления этих предельно широких понятий (в отличие от понятий, определяемых путем отнесения вида к роду). Именно на это обращал внимание В. И. Ленин в книге «Материализм и эмпириокритицизм», отмечая, что «нельзя дать иного определения двух последних понятий гносеологии, кроме как указания на то, которое из них берется за первичное» (2).
Ссылка на то, что сознание изучается в онтологическом плане частными науками (психологией, кибернетикой и т. д.) в данном случае неубедительна, поскольку каждая из этих наук исследует не сознание в целом, а его отдельные стороны или свойства и опирается на понятие сознания, выработанное философией (3). Характерно, что сам В. П. Тугаринов, пытаясь дать онтологическое понятие сознания, по существу, определяет его путем противопоставления бытию, т. е. применяет все тот же гносеологический подход (4).
В. И. Ленин показал, что абсолютное противопоставление материи и сознания допустимо лишь в гноселогическом плане, в пределах решения основного вопроса философии. За этими пределами противоположность материи и сознания становится относительной, т. е. сознание выступает лишь как свойство высокоорганизованной материи (5). Поэтому, рассматривая сознание как одно из многих свойств материи, как внутреннее состояние материи, мы изучаем самое материю в ее многообразных проявлениях, а не самостоятельное существование (онтологию) сознания. В каком бы аспекте ни исследовалось сознание, научный подход требует предварительного выяснения его качественной определенности, существенных черт, которые раскрываются только через соотношение, противопоставление сознания и материи. По этой же причине невозможно
--------------------------------------
1. В. П. Тугаринов. Философия сознания. М., «Мысль», 1971, стр. 34.
2. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 18, стр. 149.
3. В литературе известны несостоятельные попытки дать кибернетические, психологические и другие определения сознания с позиции частных наук.
4. В. П. Тугаринов дает следующее определение: «Под психикой человека разумеется вся совокупность явлений и состояний его внутреннего, субъективного мира в отличие от внешнего, объективного мира, а также в отличие от соматических, телесных его функций и от нервной системы... Сознание является частью психики...» (В. П. Тугаринов. Философия сознания, стр. 38.)
5. См.: В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 18, стр. 151, 72, 39.
------------------------------------
дать какие-то независимые друг от друга и не связанные взаимно определения материи и сознания. Этот важный момент подчеркивал В И Ленин, критикуя теорию махистов: «Достаточно ясно поставить вопрос, чтобы понять, какую величайшую бессмыслицу говорят махисты, когда они требуют от материалистов такого определения материи, которое бы не сводилось к повторению того, что материя, природа, бытие, физическое есть первичное, а дух, сознание, ощущение, психическое — вторичное» (1). Это методологическое положение распространяется в равной мере на определения и материи и сознания. «На «духе» с самого начала лежит проклятие — быть «отягощенным» материей» (2).
Если обратиться к изучению материи и сознания {их форм, сторон, отношений, свойств и т. п.) естественными науками, то и в этом случае такие исследования неизбежно наталкиваются на философские, гносеологические вопросы (например, вопрос об истине и др.). без диалектико-материалистического решения которых исследования заходят в тупик. Это подтверждается не только ленинским анализом, кризиса в физике на рубеже XIX — XX вв., но и всем развитием современного естествознания. Ни одна из наук не в состоянии изучать свой предмет, не опираясь стихийно или сознательно на определенную теорию познания.
В. П. Тугаринов в онтологическом аспекте анализирует функции и активность сознания, его черты как психического явления. Наряду с этим он признает также гносеологический и социологический аспекты, рассматривая в последнем из них структуру общественного сознания. Таким образом, существование сознания «как реальности» он видит в его активности и функциях, но необоснованно отделяет от них структуру сознания. На самом деле, структура и функции сознания составляют определенное единство, позволяющее анализировать их в одном, а именно в социологическом аспекте. Этот аспект как раз и показывает «существование» сознания, его активность, структуру, связи с общественным бытием.
Невозможно говорить о сознании вне отношения его к объекту отражения. Суть сознания как свойства высокоорганизованной материи состоит в отражении действительности (3). Кроме того, сознание является общественным продуктом. Поэтому рассмотрение сознания нуждается прежде всего в гносеологическом и социологическом планах анализа, которые вряд ли следует противопоставлять так называемому онтологическому аспекту.
Например, В. А. Демичев утверждает, что в нашей философской литературе имеет место абсолютизация соотносительности категорий общественного бытия и общественного сознания, жесткое противопоставление духа и бытия (4). Поэтому он предлагает рас-
----------------------------------
1. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 18, стр. 150.
2. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 3, стр. 29.
3. См.: К Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 3, стр. 25.
4. См.: В. А. Демичев. Общественное бытие и общественное сознание, механизм их взаимосвязи. Кишинев, 1970, стр. 19, 30.
------------------------------------
сматривать эти категории и в их относительной самостоятельности, несоотнесенности (1).
Попятно, что нельзя отрицать относительную самостоятельность категорий общественного бытия и общественного сознания. Однако эта самостоятельность может рассматриваться лишь на основе предварительного выяснения генезиса данных категорий, определения их родовой сущности. Категории общественного бытия и общественного сознания выработаны в связи с решением основного вопроса философии применительно к обществу и могут быть определены только путем их диалектического противопоставления, т. е. первоначально в гносеологическом плане. После этого становится возможной и относительная самостоятельность данных категорий, которая также не тождественна «несоотнесенности», поскольку предполагает взаимодействие. В. А. Демичев пытается определить общественное бытие без сопоставления с общественным сознанием, считая, что отнесение или неотнесение тех или других сторон общественной жизни «к общественному бытию на основании зависимости или независимости их от общественного сознания — не удачный принцип» (2). Но ведь этот принцип как раз и является решением основного вопроса философии применительно к обществу. В. И. Ленин выдвигает этот принцип в качестве важнейшего тезиса исторического материализма: «Материализм исторический признает общественное бытие независимым от общественного сознания человечества» (3).
В. А. Демичев полагает, что общественное бытие включает в свое содержание и общественное сознание, поскольку последнее существует. В его понимании, общественное бытие есть реальный процесс жизни, в который надо включать все реальные стороны общественной жизни - экономическую, социально-политическую, духовную» (4). В таком представлении понятием «общественное бытие» охватывается все существующее в жизни общества, будь то материальное или идеальное, и тем самым снимается вопрос о противопоставлении общественного бытия и общественного сознания. Это влечет за собой другие ошибки, в том числе и при анализе общественного сознания. Автор названной книги считает определение общественного сознания как отражения общественного бытия неудовлетворительным в двух моментах: с одной стороны, оно является слишком широким, не включает ряд необходимых признаков (например, субъекта общественного сознания, специфики отражения), отграничивающих понятие общественного сознания от других близких ему понятий (например, от индивидуального сознания); с другой стороны, оно — слишком узко и поэтому неверно характеризует объект отражения.
------------------------------------------------
1. См.: В. А. Демичев. Общественное бытие и общественное сознание, механизм их взаимосвязи. Кишинев, 1970, стр. 23—24.
2. В. Л. Демичев. Границы общественного бытия. Ученые записки Кишиневского госуниверситета, т. 103, 1968, стр. 11.
3. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 18, стр. 346.
4. В. А. Демичев. Общественное бытие и общественное сознание, механизм их взаимосвязи, стр. 31.
-------------------------------------------------
Претензии автора к существующему определению общественного сознания как отражения общественного бытия, на наш взгляд, несостоятельны. В гносеологическом плане признаки субъектов общественного сознания, его отличий от индивидуального сознания не являются существенными, т. e. нe влияют на решение основного вопроса философии. Однако эти признаки приобретают существенное значение при рассмотрении общественного сознания в социологическом плане, который, однако, возникает лишь на основе гносеологического анализа.
Утверждая, что гносеологическое определение общественного сознания слишком узко, В. А. Демичев имеет в виду, что это определение показывает в качестве объекта отражения только общественное бытие, но якобы не охватывает явлений природы, которые тоже отражаются сознанием. Это неубедительно, поскольку в решении основного вопроса философии применительно к обществу содержится в «снятом виде» решение этого же вопроса применительно к природе. Общественное бытие включает в свое содержание взаимодействие общества с природой. Важно учитывать, что естествознание порождено потребностями общественного бытия, связано с общественными отношениями и всегда выступает стороной общественного сознания, а не каким-то отдельным «сознанием природы».
Не соглашаясь с определением общественного сознания как отражения общественного бытия, В. А. Демичев предлагает свое определение: «Общественное сознание — свойственное обществу, а также большим социальным группам, функционирующее духовное образование, являющееся средством их социальной ориентации» (1).
Как видно, автор указанного определения подменяет гносеологический подход к изучению общественного сознания подходом онтологическим либо функциональным, а это может привести к затушевыванию основного вопроса философии применительно к обществу, что совершенно недопустимо с позиций исторического материализма.
При рассмотрении специфики духовных образований в социологическом плане важно учитывать их субъект. Без учета субъекта бывает трудно дать характеристику тому или иному духовному образованию. Покажем это на примере одного из состояний общественного сознания, каким является общественное мнение. Иногда рассуждают о субъекте общественного мнения без учета различий между понятиями «субъект мнения» и «выразитель мнения» и потому называют субъектом общественного мнения любую группу людей, сколь бы мала или велика она ни была. Вряд ли справедливо такое рассуждение.
Субъект мнения — это всегда общность людей, чьи интересы и ценности мнение защищает, с чьих позиций оценивает, высказывает свое отношение и т. д. Выразитель мнения — это объединение лю-
---------------------------------------
1. В. А. Демичев. Общественное бытие и общественное сознание, механизм их взаимосвязи, стр. 307.
-------------------------------------
дей, которое выступает инициатором в формировании мнения, защитником и распространителем его. В качестве выразителя общественного мнения выступает, как правило, общественность. У выразителя нет особых интересов, ценностей, отличающихся от интересов, ценностей субъекта мнения. Здесь напрашивается параллель между идеологами класса, вырабатывающими его идеологию, и выразителями общественного мнения — политическими и иными организациями того же класса или общества в целом. Те и другие выступают от имени класса (общества). Если мы будем различать понятия «субъект мнения» и «выразитель мнения», то не вправе приписывать общественное мнение любому коллективу, любой группе людей. Конечно, коллектив имеет свое мнение. Однако коллективное мнение не имеет и не может иметь статуса общественного, поскольку субъектом его выступает лишь данный коллектив и сфера его действия ограничена рамками последнего. В тех же случаях, когда коллектив принимает участие в формировании мнения по вопросу, представляющему интерес для всего класса или общества в целом, он выступает выразителем общего мнения, но не его субъектом. Субъектом выступает целое (класс, народ), в которое входит коллектив как его часть.
На уровне обыденного сознания мы привыкли называть любое общее мнение непременно общественным. Но снизится ли роль мнения большой или малой группы оттого, что мы назовем его собственным именем, а не общественным мнением? Полагаем, что нет. Только по недоразумению можно всерьез утверждать, что если мнение любой группы, любого коллектива не называть общественным, то это якобы приводит к снижению его влияния на поведение людей, к ограничению сферы действия и т. п. Польза же и в теоретическом, и в практическом отношении от разграничения различных видов мнений, в зависимости от их субъекта, несомненна, ибо такое разграничение, во-первых, позволяет раскрыть диалектику мнений и проникнуть в механизм формирования действительно общественного мнения, во-вторых, не дает возможности выдавать мнения отдельных групп за мнение общества, в-третьих, открывает возможность преодолеть представления буржуазной социологии о плюрализме общественного мнения.
О плюрализме общественного мнения очень много пишут буржуазные исследователи данного явления. Для многих из них этот вопрос кажется самоочевидным, хотя к объяснению плюрализма они подходят отнюдь не через анализ наличия классов с противоположными интересами и мнениями. В буржуазной социологии господствует взгляд, согласно которому субъектом общественного мнения выступает публика. Утверждают, что общественное мнение — это не мнение тех или иных больших общностей людей (составляющих общество), а мнение публики, складывающееся по тому или другому вопросу. В представлении буржуазных социологов публика является аморфной группой, такой совокупностью людей, состав и размеры которой изменяются в зависимости от обсуждаемого вопроса. В таком понимании общественное мнение есть множественное, т. е. плюралистическое, мнение, составленное из нескольких мнений, выраженных публикой.
Отмеченный подход к выяснению характера мнения вряд ли правомерен. Если мы понятием «общественное мнение» будем обозначать всю совокупность суждений по определенному вопросу, в том числе и взаимоисключающие суждения, то тем самым лишим общественное мнение, как специфическое явление, качественной определенности, а вместе с тем и откажем ему в способности оказывать воздействие на жизнь общества. Если бы общественное мнение составляла совокупность самых противоречивых суждений, то оно не обладало бы ни политической, ни нравственной силой. В действительности же оно обладает такой силой, ибо ему присуще определенное внутреннее единство, способность выражать доминирующую точку зрения, занимать общую позицию. Общественное мнение — это не обязательно единодушие, но непременно суждение, позиция, разделяемая большинством. Мнения меньшинства не охватываются и не могут охватываться понятием «общественное мнение», если мы не отказываемся от рационального смысла этого понятия. Несостоятельность отмеченного подхода к выяснению характера общественного мнения сказывается и в том, что его сторонники зачастую не делают различий между самим процессом формирования общественного мнения и его результатом, т. е. тем суждением, которое складывается в борьбе различных точек зрения. Поэтому нередко и объявляют общественным мнением суждения, еще не ставшие таковыми, и считают его по своему характеру плюралистическим.
Таким образом, при анализе духовных образований невозможно обойтись без выяснения их субъекта. Определение субъекта важно потому, что от особенностей последнего зависит специфика духовных образований и их роль в обществе.