Производственные отношения


вернуться в оглавление учебника...

"Исторический материализм", под ред. А.П.Шептулина и В.И.Разина
Москва, "Высшая школа", 1974 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

§ 2. Производственные отношения

До сих пор речь шла об одной из сторон общественного производства — производительных силах, показывающих степень господства человека над природой. Эта сторона производства — зрима, осязаема.
Другую сторону общественного производства представляют собой производственные отношения. Люди, указывал Маркс, «не могут производить, не соединяясь известным образом для совместной деятельности и для взаимного обмена своей деятельностью» (1). Во введении «К критике политической экономии» Маркс говорит об обмене не только деятельностью, но и способностями. Круг обмена деятельностью и способностями очень широк. При этом между людьми устанавливаются различные отношения. Существуют, например, производственно-технические отношения, обусловленные техническим разделением труда. Определяются такие отношения техникой, технологией, организацией производства (отношения между рабочими, выполняющими связанные друг с другом производственные операции, отношения между родственными участками, цехами и даже между смежными предприятиями и т. п.). Эти отношения «могут не различаться коренным образом на капиталистических и социалистических предприятиях» (2). Нас в данном случае интересует не этот вид отношений, а общественные производственные (экономические) отношения. Они тоже существуют объективно, реально, но в отличие от производственно-технических отношений не выступают так зримо.
К.Маркс называет экономические производственные отношения первичными, определяющими все другие отношения между людьми в процессе производства. У него же мы находим указание на «вторичные и третичные, вообще производные, перенесенные, непервичные производственные отношения» (3). Значит, существуют производственные отношения первичные, вторичные и даже третичные.
Общественные экономические отношения, складывающиеся в сфере производства, распространяются и на сферы распределения, обмена и потребления. Следовательно, общественные производственные отношения представляют собой сложную систему, включающую в себя: отношения между людьми в непосредственном процессе общественного материального производства; отношения обмена деятельностью и способностями при определенных конкретно-исторических формах общественного разделения труда; отношения распределения; отношения потребления.
Вся система производственных отношений пронизана и обусловлена отношениями собственности. Собственность — это не просто юридически закрепленное право на вещь или, как говорят буржуазные юристы, правовое господство человека над вещью. Собствен-
------------------------------------------------------------------------
1. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 6, стр. 441.
2. «Основы марксистско-ленинской философии», стр. 258.
3. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 12, стр. 735.
-----------------------------------------------------------------------
ность — это реальное общественное отношение к вещам. Отношения собственности всегда выражаются в определенной системе производственных отношений. Характер производственных отношений в решающей степени зависит от характера распределения средств производства, от существующих в обществе форм собственности на основные средства общественного производства.
Формы собственности на основные средства общественного производства выступают как сущность общественных производственных отношений. В зависимости от них находится отношение людей к средствам производства, занимаемое ими место в системе общественного производства. Формами собственности определяется и характер взаимоотношений людей в процессе производства.
Иногда приходится сталкиваться с утверждениями о том, что основоположники марксизма не придавали такого первостепенного значения отношениям собственности на средства производства, а рассматривали их наряду с материальными условиями разделения труда. Без разделения труда не могло быть обмена и не возникла бы тенденция к обособлению отдельных производителей, следствием чего явилась частная собственность. Разделение труда сказывается и в характере отношений, устанавливающихся между людьми в процессе производства. «...Разделение труда и частная собственность,— писали Маркс и Энгельс,— это тождественные выражения: в одном случае говорится по отношению к деятельности то же самое, что в другом — по отношению к продукту деятельности» (1). «Различные ступени в развитии разделения труда являются вместе с тем и различными формами собственности, т. е. каждая ступень разделения труда определяет и отношения индивидов друг к другу соответственно их отношению к материалу, орудиям и продуктам труда» (2). Такова точка зрения К. Маркса и Ф. Энгельса. В. И. Ленин считал собственность на средства производства основой общественного порядка.
Складывающиеся на основе различных форм собственности различные взаимоотношения между людьми, занимающими определенное положение в системе общественного производства, составляют важнейший элемент структуры производственных отношений. В классовом обществе это — экономические отношения между классами, между классами и другими социальными группами.
Производственные, экономические отношения людей не ограничиваются сферой взаимоотношения классов в процессе производства. Они охватывают и весьма сложные взаимоотношения внутри каждого класса, каждой социальной группы (к примеру, борьба капиталистов за прибыли, их конкуренция между собой и т.п.).
Однако во всей сложности производственных экономических отношений между классами, различными социальными группами решающим является их отношение к средствам производства, форма собственности на средства производства. С изменением формы соб-
-------------------------------------------------------------------------------
1. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 3, стр. 31.
2. Там же, стр. 20.
-------------------------------------------------------------------------------
ственности на средства производства изменяются отношения между людьми в процессе производства.
К. Маркс в первом томе «Капитала» упоминает об английском капиталисте Пиле, которого называет «несчастным господином». В чем же состояло его несчастье? Закупив необходимое оборудование на 50 тыс. фунтов стерлингов, захватив с собой необходимые жизненные средства и 3000 человек из рабочего класса — мужчин, женщин и детей,— Пил направился в Австралию, намереваясь открыть на берегу реки Суон капиталистическое предприятие. Но в Австралии еще было много свободной земли, и приехавшим туда свободным от личной зависимости рабочим не было необходимости продавать свою рабочую силу владельцу капитала как товар и трудиться на него. Как сообщал автор рассматриваемой Марксом книги, «у г-на Пила не осталось даже ни одного слуги; который мог бы приготовить ему постель или зачерпнуть воды из реки». «Несчастный г-н Пил! — пишет о нем Маркс.— Он все предусмотрел, но забыл только экспортировать английские производственные отношения на берега реки Суон» (1).
История показывает, что собственность на средства производства может быть частной и общественной. Этому соответствуют две различные формы общественных производственных отношений: отношения господства и подчинения и отношения сотрудничества и взаимопомощи.
Известны три основные типа крупной частной собственности на средства производства с вытекающими из них тремя основными формами эксплуатации человека: рабовладельческая, феодальная, капиталистическая. При каждом из этих типов частной собственности производственные отношения складывались по-разному. Отношения между рабом и рабовладельцем — одни, между крепостным крестьянином и феодалом — другие, между рабочим и капиталистом — третьи. Развивались производительные силы, изменялись производственные отношения. Каждый новый тип их был более высоким по сравнению с предыдущим. Но и рабовладельческие, и феодальные, и капиталистические производственные отношения не выходили за рамки отношений, обусловленных крупной частной собственностью на основные средства производства, поэтому общей для них характерной чертой оставалось господство и подчинение. При рабовладельческой форме частной собственности господство и подчинение осуществлялись в виде внеэкономического принуждения, прямого и грубого насилия рабовладельца над рабом. Внеэкономическое принуждение, насилие человека над человеком широко применялось и при феодализме. При капитализме рабочий лично свободен и противостоит капиталисту как формально равноправный товаровладелец. Но он свободен и от собственности на средства производства. Его товар — его рабочая сила. Он вынужден продавать ее владельцу средств производства. Здесь действует экономическое
-------------------------------------------------------------------------
1. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 23, стр. 776.
--------------------------------------------------------------------------
принуждение, обеспечивающее господство одних, подчинение других.
Общественная собственность на средства производства тоже может выступать в различных формах: в форме собственности рода, племени, общины, групповой собственности объединения трудящихся, государственной социалистической собственности. Различие между ними огромное. В одном случае коллективно трудятся, применяя примитивные орудия труда, члены небольших родов, находящихся еще на очень низком уровне развития, в другом — свободные граждане развитого социалистического общества, располагающие самой совершенной техникой и технологией производства. Но и в том и в другом случае отношения людей в процессе производства коллективистские — отношения сотрудничества и взаимопомощи.
В условиях социализма существуют государственная и колхозно-кооперативная формы собственности на средства производства. Этим объясняются еще сохраняющиеся некоторые различия между дружественными классами общества — рабочими и крестьянами. По мере продвижения общества к коммунизму эти различия постепенно стираются и со временем исчезнут совсем.
Марксистский тезис о зависимости производственных отношений от форм собственности на средства производства подвергался и подвергается многочисленным нападкам со стороны наших идейных противников.
В современном крупном капиталистическом производстве, по утверждению буржуазных экономистов и социологов, действует «новый фактор», коренным образом меняющий суть дела. Этот «новый фактор» — перемещение источника власти «от капитала к организованным знаниям» (1). «Новый фактор производства» — «это совокупность людей, обладающих разнообразными техническими знаниями, опытом и способностями, в которых нуждается современная промышленная технология и планирование» (2). Они «обеспечены властью», в их руках находится «контроль» над предприятиями, пишет Гэлбрейт. Как велика эта «совокупность людей», облеченных властью? Может быть, это верхушка технической интеллигенции, поставленная в привилегированное положение и выполняющая волю хозяев? Нет. Гэлбрейт утверждает, что эта «совокупность» «охватывает многочисленный круг лиц — от руководителей современного промышленного предприятия до основной массы рабочей силы...» (3). Что же касается капиталистов, то они будто бы власти на предприятии уже не имеют.
Нетрудно заметить в этом попытку доказать, что обмен деятельностью и способностями в современном капиталистическом обществе не зависит от существующей формы собственности на средства производства. Просматривается и другая линия рассуждений — желание убедить читателя в том, что целью современного крупного
-------------------------------------------------------------------------------
1. Д ж. Гэлбрейт. Новое индустриальное общество, стр. 97.
2. Там же, стр. 98—99.
3. Там же, стр. 99.
----------------------------------------------------------------------
капиталистического производства является будто бы не получение прибыли за счет усиления эксплуатации трудящихся, а «справедливое распределение дохода» (1), т. е. что распределение не связано с формами собственности на средства производства. Словом, подсказывается вывод, что рабочему классу нет никакой необходимости добиваться социалистического обобществления средств производства в общегосударственном масштабе.
Материальный продукт проходит длинный путь от производства до потребления через распределение и обмен. Границы производственных отношений простираются, таким образом, от материального производства до личного потребления. Форма распределения продуктов, вопреки утверждениям буржуазных экономистов и социологов, тоже предопределяется существующей в данном обществе формой собственности на средства производства, положением людей в общественном производстве. «...Прежде чем распределение есть распределение продуктов,— пишет К. Маркс,— оно есть: 1) распределение орудий производства и 2) — что представляет собой дальнейшее определение того же отношения — распределение членов общества по различным родам производства (подчинение индивидуумов определенным производственным отношениям). Распределение продуктов есть, очевидно, лишь результат этого распределения, которое заключено в самом процессе производства и которое определяет организацию производства» (2).
В центре идеологической борьбы находятся отношения потребления. По этому вопросу имеется множество буржуазных и ревизионистских теорий, которые в самом укрупненном виде можно свести к трем группам.
К первой относятся теории идеологов буржуазного мира. В большинстве своем это апологетика современного «индустриального общества», восхваление американской модели капитализма. Даже когда теоретики такого рода критикуют отдельные стороны современного капитализма, они всячески стараются показать, что капитализм меняется под влиянием научно-технической революции в лучшую сторону и в самый короткий срок избавится от всех недостатков. Бывший канцлер ФРГ Л. Эрхард говорит, что у них от капитализма уже не осталось ничего, кроме названия.
Близко к этой группе примыкают теории правых оппортунистов, спекулирующих на том, что в ряде наиболее развитых капиталистических стран (США, ФРГ) потребление некоторых предметов стоит пока выше, чем в социалистических странах.
По сути дела, теоретики правого оппортунизма, так же как и апологеты капиталистического мира, рекламируют такие страны, как США, в качестве образца для общества будущего. К этому «образцу всеобщего благоденствия», по их мысли, и должно стремиться человечество.
--------------------------------------------------------------------------
1. Дж. Гэлбрейт. Новое индустриальное общество, стр. 172.
2. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 12, стр. 722.
------------------------------------------------------------------------------
Имеются теории, пропагандирующие грубо-уравнительный, «казарменный коммунизм». В них, как правило, речь идет о каком-то «минимуме человеческих потребностей», которого следует придерживаться настоящим революционерам и на который надо ориентировать народ. Коммунистические партии социалистических стран, которые борются за повышение материального благосостояния трудящихся, считая это одной из главных своих задач, осуждаются в этих «теориях». Улучшение материального благосостояния ведет, по утверждению теоретиков такого рода, к «обуржуазиванию», к «потере идейности» и революционной солидарности, к «деморализации». Только «минимум человеческих потребностей» требует, по их мнению, обязательного удовлетворения, только он способен сохранить лучшие революционные качества человека, только он определяет и гарантирует «нравственную высоту» людей. На этой основе они выступают и против принципа материальной заинтересованности в строительстве социалистического общества.
Характерно, что такого рода взгляды, находят поддержку и у теоретиков правого оппортунизма. Роже Гароди, например, пишет: «...Следовало бы признать справедливость утверждения китайских руководителей, согласно которому материальная заинтересованность не может играть в Китае ... определяющей роли...» (1).
Теоретики «казарменного коммунизма» не могут или не хотят понять того, что не вещи сами по себе детерминируют поведение человека, а социальные формы и способы их присвоения и употребления, обусловленные характером общественных отношений, существующих между людьми, характером культуры, идеологических и нравственных отношений, которые складываются в сфере потребления. Марксистско-ленинский анализ отношений потребления не имеет ничего общего ни с буржуазной апологетикой современного капиталистического «индустриального общества», ни с правооппортунистическим преклонением перед обществом «всеобщего благоденствия», ни с проповедью «казарменного коммунизма», рассчитанного на удовлетворение «минимума человеческих потребностей».
Отношения потребления находятся в зависимости от способа производства и уровня его развития. Существует закономерность, согласно которой развитие производства непременно сопровождается тем, что меняется, расширяется вся сфера потребления и услуг. И чем быстрее развивается производство, тем интенсивнее, радикальнее происходят изменения в сфере потребления.
Установлено, что крупная промышленность не может базироваться в своем развитии на простом количественном росте старых потребностей человеческого общества. Она не мирится с тем, что новые потребности развиваются очень медленно. Крупное индустриальное производство само способствует зарождению качественно новых потребностей в обществе, ускоряет их формирование.
--------------------------------------------------------------------
1. Роже Гароди. За французскую модель социализма. М., «Прогресс», 1969, стр. 125—126
--------------------------------------------------------------------
Научно-техническая революция обусловливает, в частности:
1. Изменение роли личного потребления в жизни людей и в функционировании экономики.
2. Серьезные сдвиги в реальной структуре и формах потребительской деятельности.
3. Изменения запросов и ожиданий современного человека (1).
К. Маркс пишет в «Капитале», что «размер так называемых... потребностей, равно как и способы их удовлетворения, сами представляют собой продукт истории и зависят в большой мере от культурного уровня страны, между прочим в значительной степени и от того, при каких условиях, а следовательно, с какими привычками и жизненными притязаниями сформировался класс свободных рабочих» (2).
Следовательно, Маркс не ставил потребности (и потребление как форму их удовлетворения) в прямую и непосредственную зависимость от способа производства и уровня его развития. Он полагал, что здесь существуют более сложные, опосредствованные зависимости.
Отношения потребления входят в систему производственных отношений. Они зависят от характера и особенностей социально-экономической структуры общества, от формы и содержания отношений между основными классами и социальными группами в данном конкретном обществе, на данном отрезке истории. Все это в громадной степени влияет на общую направленность тенденций, складывающихся в сфере потребления, влияет на отношения потребления. Отношения потребления отражают, таким образом, существующий уровень развития производства, материальные условия жизни, специфические особенности культуры общества. Проблемы потребления в разных районах мира, в разных социальных условиях имеют разную степень остроты и решаются по-разному.
Постановка и подход к решению проблем потребления в социалистических странах имеют одну степень остроты, в высокоразвитых индустриальных капиталистических странах — другую, в странах так называемого «третьего мира» — третью.
Даже в каждой из названных категорий стран в постановке и решении вопросов потребления нет абсолютного единообразия — имеются различия по странам, по классам, по социальным группам. В высокоразвитых индустриальных странах сфера потребления интенсивно расширяется. Здесь быстро и в невиданных ранее масштабах увеличивается производство предметов потребления. Возникают и получают широкое распространение такие виды товаров, какие несколько лет назад вообще не производились или производились в ограниченных размерах и не считались в качестве необходимых в системе массового потребления (телевизоры, транзисторные приемники, автомашины, различного рода электроприборы и т. д.).
----------------------------------------------------------------------------
1. См.: Ю. А. Замошкин, Л. Н. Жилина, Н. Т. Фролова. Сдвиги в массовом потреблении и личность. «Вопросы философии», 1969, № 6.
2. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 23, стр. 182.
----------------------------------------------------------------------------
В то же время «во многих странах все еще не удовлетворены самые элементарные, насущные потребности миллионов людей, непосредственно связанные с осуществлением и воспроизводством физиологических процессов в организме человека» (1). Среди прочих средств, необходимых человеку для его существования и творческой деятельности, на первом месте находится продовольствие.
Ученые всех стран мира усиленно изучают продуктивность биосферы, пытаются оценить продовольственные ресурсы человечества. Многие авторы пишут о нехватке продовольствия на нашей планете, о постоянном недоедании сотен миллионов людей, об угрозе голода. Даже папа римский вынужден признать, что «среди населения целых континентов неисчислимое количество мужчин и женщин страдает от мук голода и... несметное число детей терпит от недоедания до такой степени, что значительная часть их умирает в раннем возрасте, а на здоровьи других отзывается так вредно, что терпит ущерб их физический рост и развитие» (2). Производство продовольствия зависит не только от природных, но и от социальных факторов. Еще больше от последних зависит распределение продовольствия.
Продовольствие — это только одна проблема. А если взять сферу промышленного производства, то окажется, что развивающиеся страны, где «проживает свыше двух третей населения несоциалистического мира, дают около 1/10 капиталистического промышленного производства в целом» (3). Имеет место не только «абсолютное отставание» бывших колоний и полуколоний от индустриально развитых капиталистических стран, но и их «относительное отставание», так как «передовые отрасли промышленности сосредоточены в империалистических государствах» (4). Как же в таких условиях удовлетворять потребности общества в той продукции, которую производят только передовые отрасли промышленности? Ясно, что удовлетворение такого рода потребностей в массовом масштабе выдвигает перед странами «третьего мира» серьезные трудности.
Каждому понятно, что не все люди в одинаковой степени обеспечены всем необходимым для жизни и деятельности. Собственник средств производства и простой рабочий в сфере потребления представляют собой такие же два полюса, как и в сфере производства.
С развитием производительных сил, изменением производственных отношений на основе установления общественной собственности на средства производства изменяются потребности людей, отношения потребления. Не прибыль, а реализация количества потребностей становится основным фактором производственной деятельности. Действует общий закон «возрастания потребностей». Потребности возрастают и при стирании различий между городом
------------------------------------------------------------------------------
1. Ю. А. 3амошкин, Л. Н. Жилина, Н. Т. Фролова. Сдвиги в массовом потреблении и личность, стр. 23.
2. Энциклика Павла VI «О всестороннем развитии народов». Ватикан, изд-во «Полиглота», 1967, стр. 38.
3. К. Брутенец. Неоколониализм и его социально-экономическая стратегия. «Коммунист», 1970, № 4, стр. 98.
4. Там же, стр. 101.
------------------------------------------------------------------------------
и деревней в характере и структуре потребностей населения, и при стирании различий между умственным и физическим трудом, особенно вследствие приобщения широких масс к знаниям, к достижениям науки, культуры.
Отношения между системой материального производства и системой потребительских запросов имеют не только направление воздействия первой на вторую, о чем шла речь до сих пор. Существует и обратная связь. Потребительские интересы масс, применение стандартов потребления и социальных образцов вещей оказывают активное воздействие на характер и темпы экономического развития и технического прогресса. Они ставят новые задачи перед производством, требуют перестройки (часто существенной) не только отдельных предприятий, но и целых промышленных систем, всего промышленно-экономического организма.