Производительные силы общества


вернуться в оглавление учебника...

"Исторический материализм", под ред. А.П.Шептулина и В.И.Разина
Москва, "Высшая школа", 1974 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

Глава IV
МАТЕРИАЛЬНОЕ ПРОИЗВОДСТВО — ОСНОВА ОБЩЕСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ


Ф. Энгельс назвал одной из главных заслуг К. Маркса — «величайшего из современных мыслителей» — открытие закона развития человеческой истории. «Подобно тому, — говорил Энгельс, — как Дарвин открыл закон развития органического мира, Маркс открыл закон развития человеческой истории...» (1). Из того простого факта, что «люди в первую очередь должны есть, пить, иметь жилище и одеваться, прежде чем быть в состоянии заниматься политикой, наукой, искусством, религией и т. д.» (2), Маркс сделал гениальный вывод о том, что в основе всякого общества лежит «производство непосредственных материальных средств к жизни», что именно производство, «ступень экономического развития народа или эпохи», образует «основу, из которой развиваются государственные учреждения, правовые воззрения, искусство и даже религиозные представления... людей» (3).
Необходимое человеку для существования не дано природой в готовом виде. Он вынужден добывать, производить пищу, одежду и другие блага жизни, перерабатывая соответствующим образом вещество природы. Общество, каким бы оно ни было, не может существовать без непрерывного производства материальных благ, удовлетворения потребностей людей в пище, одежде, жилье и т. д. Полное прекращение производства «непосредственных материальных средств к жизни» означало бы верную и неминуемую гибель для него. Труд является вечной и естественной необходимостью для человеческого общества, материальное производство — основой его жизни и развития. Производя материальные блага, люди не только используют, видоизменяют перерабатывают вещество природы, тем самым производя и воспроизводя свои собственные общественные отношения, но и изменяются, совершенствуются, формируются сами как социальные существа. В этом плане следует понимать выражение Энгельса — «труд создал самого человека» (4).
Производя пищу, одежду и т. д., совершенствуя орудия труда, необходимые для такого производства, открывая и включая в производство все новые и новые материалы в качестве предметов труда, человек создает тем самым условия и для развития духовной жизни общества. Наука, искусство, философия и другие виды духовной деятельности людей возникают на- базе развивающегося производства, по-своему отвечают на его запросы, отражают, иногда весьма сложно и опосредствованно, достигнутый уровень развития
--------------------------------------
1. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 19, стр. 350.
2. Там же.
3. Там же, стр. 350—351.
4. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 20, стр. 486.
--------------------------------------
производства и в этом смысле, можно сказать, всегда в той или иной степени связаны с ним.
Производство «непосредственных материальных средств к жизни» выступает в виде конкретно-исторического способа производства. Существует закономерная зависимость системы всех общественных отношений от способа производства материальных благ. Способ производства всегда, в любую эпоху представляет собой диалектическое единство производительных сил и производственных отношений.
Производительные силы и производственные отношения — это две стороны единого процесса производства, являющиеся внутренним содержанием его конкретной общественной формы. В процессе производства выражаются два ряда отношений людей — человека к природе и человека к человеку.
Чтобы понять способ производства, необходимо проанализировать каждую из его сторон и раскрыть диалектику их взаимодействия.

§ 1. Производительные силы общества

К. Маркс характеризует производство как целенаправленную деятельность людей по созданию потребительных стоимостей. Он называет простыми, необходимыми во всяком процессе труда моментами самую целесообразную деятельность человека («самый труд»), предмет труда и средства труда (1). Для процесса труда, пишет Маркс, необходимы «материальные факторы, или средства производства, и личный фактор» (2), т. е. рабочая сила. Производительные силы общества основоположники марксизма характеризуют как «исторически создавшееся отношение людей к природе...» (3). Выясняя «материальные основания и общественные формы» производственной деятельности общества, Маркс говорит об элементах процесса производства, в том числе об орудиях производства, как о производительных органах общественного человека (4).
«...Наиболее могучей производительной силой, — читаем мы в «Нищете философии», — является сам революционный класс» (5). «Первая производительная сила всего человечества, — писал В. И. Ленин,— есть рабочий, трудящийся» (6). Рабочий, трудящийся осуществляет производство, воздействует с помощью орудий труда на предмет труда, подвергает его соответствующей обработке. Он создает, усовершенствует и использует орудия труда. Без человека, его сознательного, целенаправленного воздействия никакие, даже самые «умные» современные машины не действуют. «Машина, которая не служит в процессе труда, бесполезна, — писал Маркс. —
----------------------------------------
1. См.: К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 23, стр. 189.
2. Там же, стр. 195—196.
3. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 3, стр. 37.
4. См.: К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 23, стр. 383.
5. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 4, стр. 184.
6. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 38, стр. 359.
----------------------------------------
Кроме того она подвергается разрушительному действию естественного обмена веществ. Железо ржавеет, дерево гниет. Пряжа, которая не будет использована для тканья или вязанья, представляет испорченный хлопок. Живой труд должен охватить эти вещи, воскресить их из мертвых...» (1)
Рабочий, трудящийся — главный, но не единственный элемент производительных сил. Не только отсутствие рабочей силы, но и отсутствие средств производства делает производство невозможным. «Каковы бы ни были общественные формы производства,— разъяснял Маркс, — рабочие и средства производства всегда остаются его факторами... Для того чтобы вообще производить, они должны соединиться» (2).
Предметом труда является все то, что берется человеком из природы и подвергается обработке, на что направляется его трудовая деятельность с целью преобразования в нужный материальный продукт, идущий затем в общественное, производственное или личное потребление.
Возникает вопрос: если производительные силы — это силы, созданные обществом, чтобы с их помощью воздействовать на природу и изменять ее, то можно ли предмет труда, т. е. взятое из природы вещество, включать в состав производительных сил? По этому вопросу в нашей философской литературе нет единой точки зрения. Одни авторы полагают, что предмет труда по своей специфической функции не включается в производительные силы, а представляет «их прямую противоположность» (3). Другие, соглашаясь с тем, что всеобщий предмет труда, каковым является природа, не может входить в состав производительных сил, обращают внимание на то, что «в производстве обычно оперируют предметами, в которых предварительно вложен какой-то труд», что человек «не только обретает в природе готовый предмет труда, но и создает себе этот предмет» (различного рода сплавы, синтетические и другие материалы) (4). На этом основании делается вывод о том, что предмет труда включается, наряду с изготовленными человеком орудиями труда, в вещный элемент производительных сил, но лишь в той мере, в какой к нему уже применены усилия человека, например, добытые из недр земли и используемые в производстве как сырье или топливо — нефть, газ, уголь и т. п. Д. И. Чесноков справедливо утверждал: «Производительные силы — это силы человеческого общества, т. е. силы, созданные людьми и приводимые ими в движение. Поэтому в производительные силы предмет труда включается лишь в той мере, в какой он уже впитал в себя живой человеческий труд. Производительные силы — это труд в широком смысле слова, труд непосредственный и накопленный» (5).
---------------------------------
1. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 23, стр. 194.
2. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 24, стр. 43.
3. А. Е. Фурман. Исторический материализм. Курс лекций. М., Изд-во МГУ, 1970, стр. 67.
4. «Основы марксистско-ленинской философии». М., Политиздат, 1971, стр. 250.
5. Д. И. Чесноков. Исторический материализм. М., «Мысль», 1965, стр. 65—66.
----------------------------------
По сути дела, той же точки зрения придерживаются авторы учебника «Основы марксистско-ленинской философии». «...Общественные производительные силы, — говорится в учебнике, — это созданные обществом средства производства и прежде всего орудия труда, а также люди, приводящие их в действие и осуществляющие производство материальных благ» (1).
Предмет труда — пассивный элемент производства. Наличие в той или иной стране в недрах земли различных руд, угля, нефти, газа и другого сырья для промышленности, без приложения усилий человека, с применением соответствующих орудий производства, не вносит существенных изменений в жизнь общества, не характеризует его отношения к природе. В Конго, как известно, имеются большие запасы урановых руд. Но никакого использования их в самой стране для получения атомной энергии в целях развития экономики, улучшения условий жизни трудящихся нет. Наличие запасов урановых руд и целого ряда редких металлов не только не улучшило положение народных масс страны, но и причинило им немало страданий в связи с алчными посягательствами на обладание этими природными богатствами со стороны крупных империалистических государств.
Необходимые для производства природные материалы должны подвергнуться соответствующей обработке, чтобы превратиться в нужный продукт. Такую обработку предметов труда способен осуществить только человек, имеющий в своем распоряжении соответствующие орудия труда, обладающий необходимыми знаниями, навыками, опытом.
Орудия труда характеризуют отношение человека к природе в процессе труда, выражают степень его господства над природой, определяют производительность труда и в конечном счете уровень развития общества.
К. Маркс указывал, что «экономические эпохи различаются не тем, что производится, а тем, как производится, какими средствами труда» (2). При этом Маркс определяет средство труда как «вещь или комплекс вещей, которые человек помещает между собой и предметом труда и которые служат для него в качестве проводника его воздействий на этот предмет» (3).
В каждую историческую эпоху люди используют самые различные орудия труда. Состав их весьма разнообразен. Но не все они характеризуют уровень развития общественного производства. К. Маркс при оценке значимости орудий производства выделял те из них, которые служат непосредственным проводником воздействия человека на природу, определяют производительную силу его труда и характеризуют процесс общественного производства, т. е. типичными для данного уровня его развития. Отдельные люди могут пользоваться и самыми примитивными орудиями труда, но не ими
----------------------------------------
1. «Основы марксистско-ленинской философии», стр. 251.
2. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 23, стр. 191.
3. Там же, стр. 190.
-------------------------------------
характеризуется общественное производство. Скажем, топор, лопату или кирку и теперь еще можно встретить не только у дачника, однако не они составляют основу орудий труда и характеризуют общественное производство.
Совершенство орудий труда определяет уровень его производительности, отношение человека к природе, свидетельствует о степени возросшего господства общества над природой. Орудия труда являются важнейшим показателем развития всего общества. Это объясняется в первую очередь тем, что развитие производства и главной производительной силы — рабочего — находится в прямой зависимости от них.
Маркс подчеркивал преемственность в развитии производительных сил общества. Всякая производительная сила, говорил он, есть приобретенная сила, продукт предшествующей деятельности, результат практической энергии людей. Каждое новое поколение людей действует в определенных условиях, которые, по крайней мере в начальный период деятельности, не зависят от людей. Энергия людей определена этими условиями, производительными силами и их общественной формой. Люди вынуждены приспосабливаться к уже имеющимся орудиям труда, созданным ранее, овладевать необходимыми знаниями, навыками и умением, чтобы использовать их.
В то же время производительные силы, созданные предшествующими поколениями, служат новым поколениям сырым материалом для нового производства, для развития производительных сил, для создания новых орудий труда. Люди, создающие новые орудия труда, вынуждены приобретать новые знания, навыки, менять производственную квалификацию, осваивать новые профессии и т. д.
Так из поколения в поколение, на протяжении всей истории общества непрерывно совершенствуются орудия труда, служащие человеку проводником его воздействия на природу. Развитие их продвинулось от примитивных каменных орудий до уникальных автоматизированных поточных линий и целых заводов.
В первобытнообщинном, рабовладельческом и феодальном обществах орудия производства были мелкими, раздробленными, рассчитанными на индивидуальное применение. Капитализм не мог базироваться на таких орудиях производства. «Сконцентрировать, укрупнить эти раздробленные, мелкие средства производства, превратить их в современные могучие рычаги производства — такова как раз и была, — по характеристике Энгельса, — историческая роль капиталистического способа производства и его носительницы — буржуазии» (1).
В связи с мощным развитием средств труда в философской науке стало большое внимание уделяться проблемам техники, технического творчества, их теоретическому осмыслению. Однако у нас до сих пор нет единого определения понятия «техника». Многие буржуазные ученые говорят, что дать определение столь сложному явлению вообще невозможно. Западногерманский профессор Ген-
------------------------------------
1. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 20, стр. 279.
-------------------------------------
рих Рот так и пишет о технике: «Мы не знаем, что это такое, что это значит и куда она нас ведет» (1).
Западногерманский социолог И. Бодамер говорит о том, что «технический мир» обещает стать опаснее дикой, нетронутой природы. Этот мир страшен тем, что «обрушивает на наш организм вредоносные волны, от которых мы не в состоянии себя оградить, потому что не можем их контролировать» (2). Третьи даже пытаются свести сущность техники к духовному началу, показать ее как победу абсолютного духа над абсолютной материей, чем-то независимым от природы и человека.
В трудах крупных буржуазных ученых (Джон Кеннет Гэлбрейт) преобладает расширительное толкование техники. «Под техникой,— пишет Гэлбрейт, — понимают последовательное применение научных и иных видов систематизированных знаний для решения практических задач» (3). Техника изображается ими единственным магическим средством устранения в мире нищеты, социального неравенства, классовых битв.
Нет единой точки зрения на понятие «техника» и у марксистов.
В «Истории техники» говорится, например, что «технику можно определить как средства труда, развивающиеся в системе общественного производства» (4). Но технические средства, используемые в быту, в сфере культуры, образования, здравоохранения, в ряде отраслей науки, военная и другая техника не относятся непосредственно к системе общественного производства. На этом основании высказывается мнение о том, что понятие «техника» шире понятия «средства труда» и ее нельзя сводить к совокупности последних, что вернее характеризовать технику как систему искусственных органов деятельности людей или совокупность материальных средств, которые создаются и применяются людьми для целенаправленного использования явлений, веществ и законов природы.
Некоторые советские ученые, исследующие методологические проблемы техники, считают, что в ее понятие следует включать и технологию производства. Они ссылаются при этом на замечание В. И. Ленина при конспектировании им книги Гегеля «Наука логики». «Законы внешнего мира, природы, подразделяемые на механические и химические (это очень важно), — указывал В. И. Ленин, — суть основы целесообразной деятельности человека. Человек в своей практической деятельности имеет перед собой объективный мир, зависит от него, им определяет свою деятельность... ТЕХНИКА МЕХАНИЧЕСКАЯ И ХИМИЧЕСКАЯ пото-
---------------------------------
1. Н. Roth. Technik als Element der Bildung. «VDJ» — Zeitschrift, 1964, N22, S. 1108.
2. Доктор Иоахим Бодамер. Прогресс угрожает? «Литературная газета», 1971, 20 января, стр. 10.
3. Дж. Гэлбрейт. Новое индустриальное общество. М., «Прогресс», 1969, стр. 47.
4. А. А. Зворыкин, Н. И. Осипова, В. И. Чернышев, С. В. Шухардин. История техники. М., Соцэкгиз, 1962, стр. 7.
----------------------------------
му и служит целям человека, что ее характер (суть) состоит в определении ее внешними условиями (законами природы)» (1).
Как и К. Маркс, В. И. Ленин не сводил технологию к технике или технику только к технологии. У них технология выступает как самостоятельный фактор производства, определенная производительная сила. В трудах Маркса и Ленина встречается широкое понимание технологии, включающее в себя не только способы преобразования продуктов природы, теорию создания орудий труда и методов производства, но и технику, как производительные органы общественного человека.
Из этого следует два важных вывода: во-первых, сущность техники определяется не свободным полетом фантазии изобретателя, а «законами природы»; во-вторых, только комплексное изучение техники и технологии («техники механической» и «техники химической») дает возможность понять сложную диалектику их взаимодействия и развития в системе производительных сил.
На эту сторону дела советские философы в последние годы обращают все больше внимания. Так, В. И. Белозерцев в своих трудах раскрывает сложное взаимодействие техники и технологии, убедительно обосновывает тезис о том, что качественное состояние техники неотделимо от технологических процессов, вне которых, по его убеждению, нет и не может быть техники как реальной материальной силы (2).
В условиях научно-технической революции, когда наука все больше превращается в непосредственную производительную силу, резко усилились нападки теоретиков буржуазного мира на марксизм-ленинизм, в частности, их попытки с помощью «новых данных» извратить и опровергнуть важнейшую категорию исторического материализма — производительные силы. Это требует от марксистов-ленинцев особого внимание к анализу тех новых процессов, связанных с современной научно-технической революцией, которые имеют прямое отношение к категории производительных сил.
Превращение науки в непосредственную производительную силу связано с крупным машинным производством. Машинная техника создает условия, при которых «производственный процесс становится сферой применения науки... и, наоборот, наука становится, так сказать, функцией производственного процесса» (3).
Впервые мысль о превращении науки в непосредственную производительную силу высказал К. Маркс в экономических рукописях 1857—1859 гг. Наиболее полно эта мысль развита им в «Капитале». К. Маркс подчеркивал влияние научных знаний на производительную силу труда через воплощение их в орудия труда, предмет труда, технологию производства и условия, в которых трудится рабочий;
-------------------------------------------
1. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 29, стр. 169—170.
2. См.: В. И. Белозерцев. Проблемы технического творчества как вида духовного производства. Ульяновск, 1970.
3. «Из рукописного наследства К. Маркса». «Коммунист», 1958, № 7, стр. 22.
----------------------------------------
это влияние сказывается также через искусство трудиться, эффективно использовать имеющиеся средства производства.
В «Капитале» имеется указание на то, что «производительная сила труда определяется ракообразными обстоятельствами, между прочим средней степенью искусства рабочего, уровнем развития науки и степенью ее технологического применения, общественной комбинацией производственного процесса, размерами и эффективностью средств производства, природными условиями» (1). Среди этих разнообразных обстоятельств, определяющих производительную силу труда, прямо называются уровень развития науки и степень ее технологического применения. А степень искусства рабочего, эффективность использования им средств производства? Они тоже в определенной мере находятся в зависимости от того, в какой степени овладел данный рабочий научными знаниями, каков уровень его развития. Это опять-таки результат воздействия науки на развитие производительных сил.
Из высказываний К. Маркса следует, что наука превращается в непосредственную производительную силу, воплощаясь в технике, технологии, отражаясь в знаниях тех, кто организует производство, управляет им, производит материальные ценности. Поэтому нам кажутся ошибочными утверждения о том, что «процесс превращения науки в непосредственную производительную силу начинается лишь при социализме и завершается при коммунизме» (2). Начало этого процесса падает на период капитализма. Но процесс превращения науки в непосредственную производительную силу в различных социальных системах развертывается и протекает различно, влечет за собой различные социальные последствия.
В условиях научно-технической революции, когда в громадных размерах расширяется сфера взаимопроникновения науки и производства, не только управление производством, технологическими процессами становится сферой все более широкого применения науки. Иные требования предъявляются и к работникам. Процесс современного производства делает научные знания необходимым компонентом опыта и профессиональных навыков трудящихся. Для капиталистической системы в этом заключено одно из непреодолимых противоречий, поскольку, как отметил XXIV съезд КПСС, империалисты используют достижения науки и техники «для проведения агрессивной политики на международной арене и укрепления классового господства в своих странах» (3).
В социалистических странах наука и техника поставлены на службу трудящимся. В целом ряде важнейших документов партии, в том числе в решениях XXIV съезда КПСС, его Директивах по пятилетнему плану развития народного хозяйства СССР на 1971— 1975 гг., с особой силой поставлен вопрос «о создании условий,
------------------------------------------
1. К.Маркс и Ф.Энгельс. Соч., т. 23, стр. 48.
2. А. А. Годунов. Наука и материально-техническая база. В кн.: «В борьбе за технический прогресс». Л., 1965, стр. 78.
3. «Материалы XXIV съезда КПСС», стр. 193.
--------------------------------------------
благоприятствующих всестороннему развитию способностей и творческой активности советских людей, всех трудящихся, то есть о развитии главной производительной силы общества» (1). В Тезисах ЦК КПСС к 100-летию со дня рождения В. И. Ленина указано, что «научно-техническая революция несет с собой качественные перемены в технологии производства, энергетике, орудиях и предметах труда, в организации управления, в характере трудовой деятельности людей» (2).
По сути дела, здесь указан весь основной комплекс элементов производительных сил, подвергающихся качественным изменениям в ходе современной научно-технической революции, а именно: 1) технология производства, 2) энергетика, 3) орудия труда, 4) предметы труда, 5) характер трудовой деятельности.
Современная научно-техническая революция охватывает всю сферу производства: изменяет структуру и динамику производственных сил, профиль производства; расширяет представления людей об окружающем их мире, открывая перспективы еще более полного освоения природы и общественных связей, их целенаправленного изменения в интересах трудящихся.
Технический прогресс ведет к тому, что непосредственный человеческий труд все более отступает на задний план по сравнению с использованием овеществленного труда, в частности по сравнению с деятельностью созданных человеком машин.
В Директивах XXIV съезда КПСС ставится задача «последовательно сокращать применение ручного и тяжелого, а также неквалифицированного труда во всех отраслях народного хозяйства» (3). Одно это требует ускорения темпов научно-технического прогресса.
Идеологи буржуазии, спекулируя на проблемах научно-технической революции, сводят производительные силы только к вещным их элементам, абсолютизируют роль техники и технологии в развитии общества. Делается это не случайно и не только по незнанию. Здесь сказывается определенная социальная направленность.
Монополисты мечтают с помощью новой техники избавиться от неприятных столкновений с рабочим классом, о замене, как пишут их теоретики, «двадцати производственных рабочих двумя работниками, сведущими в вычислительных машинах» (4). С помощью новой технологии они предполагают смягчить зависимость монополий от некоторых видов сырья, добываемого в развивающихся странах, и тем самым освободиться от постоянных столкновений с народами этих стран, от неприятностей национально-освободительного движения. Все это, разумеется, мечты. Но что же дает повод для такого рода мечтаний?
Поводом для этого служит, в частности, тот факт, что «удельный вес людей в организации материального производственного про-
----------------------------------------
1. «Материалы XXIV съезда КПСС», стр. 41.
2. «К 100-летию со дня рождения Владимира Ильича Ленина». Тезисы ЦК КПСС. М., 1970, стр. 55.
3. «Материалы XXIV съезда КПСС», стр. 241.
4. Дж. Гэлбрейт. Новое индустриальное общество, стр. 286.
--------------------------------------
цесса по сравнению со средствами и орудиями труда, которые вовлекаются в производственный процесс, все-таки уменьшается» (1). Это естественно. Посредством внедрения машин, химических процессов и других методов, как указывал Маркс, промышленность «постоянно производит перевороты в техническом базисе производства, а вместе с тем и в функциях рабочих и в общественных комбинациях процесса труда» (2). Теперь, в период развития кибернетической техники, автоматических систем, в период появления новых видов сырья и энергетики, изменения «в функциях рабочих» особенно разительны. Простая рабочая сила человека все более вытесняется из непосредственного цикла производства.
Радован Рихта справедливо считает, что научно-техническая революция в более развитой фазе проявляет тенденцию уменьшать количество простого труда и расширять сферу сложного квалифицированного труда, перемещать центр тяжести человеческой деятельности в область руководящих и контрольных функций, в допроизводственные стадии, в сферу создания новых производительных сил (3).
В промышленно развитых странах происходят значительные изменения в структуре рабочей силы. В восьмой пятилетке в СССР было подготовлено 7,1 млн. специалистов с высшим и средним специальным образованием (в том числе миллион только инженеров). Директивами съезда предусматривается «развивать высшее и среднее специальное образование в соответствии с требованиями научно-технического прогресса, повышать качество подготовки и улучшать идейно-политическое воспитание будущих специалистов. Подготовить за пятилетие примерно 9 млн. специалистов с высшим и средним специальным образованием...» (4).
Научно-техническая революция предъявляет высокие требования не только к инженерно-техническим кадрам, к их профессиональной выучке и интеллекту. Повышенные требования предъявляются и к рабочим. «Специальные знания, высокая профессиональная подготовка,— говорил на XXIV съезде Л. И. Брежнев,— превращаются в обязательное условие успешного труда все более широких слоев работников» (5).
В стране уделяется огромное внимание делу народного образования: только за 8-ю пятилетку 16 млн. юношей и девушек получили полное среднее образование (6).
В 1970 г. из каждой тысячи советских рабочих более 550 имели высшее и среднее образование. Среднюю и высшую школу окончило
--------------------------------------
1. Д. И. Чесноков. Заключение о работе секции. В кн.: «Социальные проблемы современной научно-технической революции». М., 1969, стр. 236.
2. К. Маркс и Ф.Энгельс. Соч., т. 23, стр. 488.
3. См.: Радован Рихта. Характер и перспективы научно-технической революции. Смоленице, 1970, стр. 55—56.
4. «Материалы XXIV съезда КПСС», сгр. 277.
5. Там же, стр. 41.
6. См.: «Правда», 1971, 9 апреля (речь министра просвещения СССР тов. М. А. Прокофьева).
---------------------------------------
более половины сельского населения (1). Все это не могло не сказаться на облике современного советского рабочего, на его производственно-политической активности.
Процесс совершенствования и развития главной производительной силы советского общества продолжается. В девятой пятилетке завершится, введение всеобщего среднего образования, одним из перспективных направлений которого (при сохранении ведущей роли общеобразовательной школы) признано «дальнейшее развитие профтехучилищ, дающих среднее образование» (2).
Подобного рода процессы происходят и в других социалистических странах. В печати сообщалось, что «каждый второй труженик в ГДР, согласно последним статистическим данным, имеет в настоящее время среднее законченное профессиональное образование» (3).
Если посмотреть статистику состава трудящихся, занятых в сфере производства, то раскрывается определеннная тенденция изменения соотношения рабочих и служащих. Значительно быстрее растет в процентном отношении количество интеллигенции и служащих, медленнее — рабочих. На основании этого некоторые авторы склонны считать, что в тех странах, где научно-техническая революция получила сравнительно широкий размах, например в США, «заметно абсолютное сокращение рабочих» (4). Это не соответствует действительности. Гэлбрейт приводит данные, говорящие о том, что «за тринадцать лет, с 1951 до 1964 г., рабочая сила в США выросла приблизительно на 10 млн. человек», что впредь, по прогнозам американских социологов, «будет наблюдаться быстрый рост занятости лиц свободных профессий и «белых воротничков» и лишь незначительное увеличение занятости в разряде «синих воротничков» (5).
Заметим, что буржуазный экономист признает общий прирост рабочей силы, предстоящий, хотя и «незначительный», по прогнозам американских социологов, прирост «синих воротничков» и быстрый рост «белых воротничков». Монополисты, стремясь уменьшить издержки производства, используют технический прогресс для сокращения затрат на рабочую силу путем абсолютного или относительного уменьшения количества рабочих. Каждое сокращение рабочих преподносится их теоретиками как доказательство того, что рабочий класс утратил свое былое значение решающей производительной силы, а вместе с тем перестал быть и главной революционной силой общественного развития.
Многие современные буржуазные социологи и ревизионисты склонны рассматривать интеллигенцию как «новый класс», призванный в дальнейшем заменить и пролетариат, и буржуазию. Этот «класс» объявляется ими наиболее революционным.
------------------------------------
1. См.: «Материалы XXIV съезда КПСС», стр. 73, 74.
2. Там же, стр. 85.
3. «Правда», 1970, 7 декабря.
4. Ю. А. Левада. Лекции по социологии. М., 1969, стр. 76.
5. Дж. Гэлбрейт. Новое индустриальное общество, стр. 286—287
----------------------------------
В условиях господства монополистического капитала наблюдается не «обуржуазивание рабочего класса», а пролетаризация большей части интеллигенции, работающей по найму, несущей на себе далеко не творческие, часто лишь «исполнительские», функции и не имеющей ничего общего с положением представителей свободных профессий.
Международный форум коммунистов, состоявшийся в Москве в 1969 г., имел все основания записать в своем документе: «В нашу эпоху, когда наука превращается в непосредственную производительную силу, интеллигенция все больше пополняет ряды работников наемного труда. Ее социальные интересы переплетаются с интересами рабочего класса, ее творческие устремления сталкиваются в интересами хозяев-монополистов, для которых прибыль превыше всего. Хотя имеется существенная разница в положении различных групп интеллигенции, все большая ее часть вступает в конфликт с монополиями и с империалистической политикой правительств» (1).
Относительно быстрый рост интеллигенции и служащих, занятых в сфере производства и обслуживания, никак не умаляет роли рабочего класса как основной производительной силы, равно как и возрастание удельного веса технических средств не умаляет роли личного элемента в производстве. В условиях научно-технической революции роль «человеческого фактора» в производительных силах не снижается, а возрастает, и возрастает пропорционально тому, как возрастают технические элементы.
Теоретики буржуазного мира много пишут о том, что превращение науки в непосредственную производительную силу одинаково проявляется во всех индустриально развитых странах, независимо от их социальной системы. При рассмотрении такого рода теорий следует всегда иметь в виду все главные направления, по которым идет превращение науки в непосредственную производительную силу.
1. Воплощение науки в материальные элементы производительных сил, изменение под ее влиянием характера техники и технологии производства. Это, действительно, характерно не только для социалистического, но и для крупного капиталистического производства. Научно-техническая революция несет ряд сходных между собой следствий в развитии «вещных» элементов производительных сил. Имеются некоторые общие закономерности в развитии естественных наук и техники, действующие в условиях и капиталистического и социалистического общества.
2. Весьма важным направлением превращения науки в непосредственную производительную силу является «человеческое» ее воплощение, изменение под влиянием науки уровня подготовки, общего развития людей труда, ведущее за собой радикальные изменения в характере и содержании их трудовой деятельности, в структу-
------------------------------------
1. «Международное Совещание коммунистических и рабочих партий». Прага, «Мир и социализм», 1969, стр. 26,
------------------------------------
ре совокупной рабочей силы. Здесь и в возможностях, и в последствиях сходных черт уже меньше, а различия капиталистической и социалистической систем проявляются очень резко.
3. Одним из проявлений превращения науки в непосредственную производительную силу является научная организация системы «человек — техника». Здесь различия коренные, особенно если рассматривать проблему с точки зрения положения рабочего класса в этой системе.
Когда мы говорим о превращении науки в непосредственную производительную силу, то речь идет не только о прикладных науках, тесно связанных с производством и обслуживающих его нужды. В основе революционных преобразований нынешней техники и технологии производства находятся величайшие открытия последних лет в области физики, радиоэлектроники, кибернетики, химии, молекулярной биологии и других естественных наук. Они сказались в тех коренных изменениях, которые произошли в области автоматизации, химизации, электрификации производства, в транспортной технике и средствах информации и управления.
Специалисты, занимающиеся разработкой этих проблем, утверждают, что «существует цепь глубокой зависимости и взаимодействия теоретического естествознания, прикладных наук и техники», что «без фундаментальных теоретических исследований невозможны в современных условиях революционные изменения в технике и технологии производства» (1).
Но это не все. С каждым годом расширяется спектр наук, получающих непосредственный выход в технику. Появились инженерная психология, техническая эстетика, физиология труда, математическая логика и многое другое.
Наука становится теоретической основой управления всеми социальными процессами жизни общества, в том числе и общественным производством. И в этом отношении она тоже проявляется как производительная сила. Сказанное относится уже не только к естествознанию, но и к общественным наукам. Последние в разной степени, но все без исключения так или иначе оказывают воздействие на развитие общества, включая и сферу его производственной деятельности.
Только научное управление всеми сторонами общественной жизни может обеспечить всесторонние связи науки с производством, полностью использовать возможности науки как непосредственной производительной силы. Такая возможность открывается и наиболее полно реализуется с переходом к развитому социалистическому обществу.
-------------------------------------
1. В. Г. Mapахов, Ю. С. Мелещенко. Современная научно-техническая революция. «Вопросы философии», 1966, № 3, стр. 130.