Государство и право в период от первой до второй буржуазно-демократической революции


вернуться в оглавление книги...

"История государства и права СССР", под ред. С.А.Покровского, часть I, Москва, 1959 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

Глава одиннадцатая
ГОСУДАРСТВО И ПРАВО В ПЕРИОД ОТ ПЕРВОЙ ДО ВТОРОЙ БУРЖУАЗНО-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ (1905г. — ФЕВРАЛЬ 1917 г.)

§ 1. БУРЖУАЗНО-ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ 1905—1907 гг. И НОВЫЕ ШАГИ САМОДЕРЖАВИЯ ПО ПУТИ К БУРЖУАЗНОЙ МОНАРХИИ


На рубеже XIX—XX вв. Россия вступила в период империализма. За послереформенные годы в стране выросла крупная промышленность, возникли монополистические объединения, начался процесс сращивания промышленного и банковского капитала. Более позднее вступление России на путь капиталистического развития имело свои плюсы: во второй половине XIX в. здесь сразу образовывались крупные промышленные предприятия. Их удельный вес в России был значительно выше, чем в других странах. По степени концентрации и централизации капитала Россия стояла на первом месте в мире.
Вместе с тем сохранение в деревне сильных пережитков крепостничества чрезвычайно тормозило развитие производительных сил в сельском хозяйстве. Урожайность была крайне низкой, более интенсивные культуры внедрялись слабо. Крестьянство выплачивало огромные суммы в виде выкупных платежей, арендной платы, налогов, всей тяжестью ложившихся на низы деревни. Широко были распространены отработки, когда крестьянин за взятую в аренду землю «отрабатывал» в хозяйстве помещика. Чрезмерное отставание сельского хозяйства от развития промышленности сдерживало рост внутреннего рынка, необходимого промышленности, приводило к тому, что периодические кризисы перепроизводства были в России особо затяжными и острыми.
Налицо был явный конфликт между мощными производительными силами крупной машинной индустрии и крайне отсталыми, полукрепостническими производственными отношениями, опутывавшими деревню. В стране созревали условия для революции, которая должна была опрокинуть и уничтожить полукрепостнические отношения, их экономическую (помещичье землевладение) и политическую (царское самодержавие) основу. Самая передовая и крупная в то время промышленность, самая отсталая и дикая деревня — вот то противоречие, которое, по словам В. И. Ленина, глубже всего объясняло причины первой русской революции.
Значительное развитие промышленности, высокая степень ее концентрации превращали рабочий класс России в самую могучую политическую силу. Он опередил буржуазию в своем политическом развитии и уже в 1903 году в лице большевиков создал свою боевую партию во главе с В. И. Лениным. Будучи кровно заинтересованным в уничтожении душившего его царского самодержавия и пережитков крепостничества в деревне, видя в этом ближайшую задачу на пути к своему полному освобождению от ига капитала, рабочий класс становится гегемоном революции.
Кризис, разразившийся в России в первые годы XX в., принес неисчислимые бедствия рабочему классу и активизировал его экономическую и политическую борьбу, направляемую партией.
Крестьяне были естественными и надежными союзниками пролетариата в борьбе против самодержавия и крепостничества. Отсталое и забитое, разобщенное и расчлененное крестьянство под прямым влиянием революционных выступлений рабочего класса стряхивало с себя покорность и апатию и все активнее включалось в освободительное движение.
Либеральная буржуазия желала иметь больше простора для своей предпринимательской деятельности и мечтала о конституции, которая обеспечила бы законность и правопорядок. Однако эти буржуа пуще всего боялись революции, развитие которой могло потрясти и их собственность, и потому ратовали за сохранение монархии, за дарование конституции сверху.
В предреволюционные годы либеральная буржуазия активизировала свою деятельность. Обращаясь к царизму, она как бы говорила: «дайте нам конституцию, а то они (то есть рабочие и крестьяне) устроят революцию». С развитием революции буржуазия прямо и открыто становится на позиции контрреволюции, выражает готовность удовольствоваться мелкими подачками со стороны царского правительства и поддерживает его в борьбе против рабочего класса и крестьянства. Расстрел рабочих в Петрограде 9 января 1905 г. и последовавшая за ним по всей стране волна протеста вынудили Николая II пойти на уступки, несмотря на то, что еще 12 декабря 1904 г. царь выражал «непоколебимую монаршую волю» сохранить самодержавие незыблемым.
Революция всколыхнула все слои общества, оказав существенное влияние на дальнейшее развитие России.

§ 2. ОБЩЕСТВЕННЫЙ СТРОЙ

Под влиянием революции царизм вынужден был пойти на некоторые изменения правового положения отдельных слоев общества, не поколебав, однако, устоев общественного строя России.
Экономической основой общества по-прежнему являлась частная собственность на средства производства, феодальное землевладение, феодальная и капиталистическая система хозяйства. Классовая структура общества оставалась та же: помещики, капиталисты, крестьяне и пролетариат. Вся власть по-прежнему была в руках помещиков.
Стремясь ослабить революционное движение и создать себе в лице кулачества классовую опору в деревне царизм издал ряд актов, касавшихся правового положения крестьянства.
Указом от 3 ноября 1905 г. взимание выкупных платежей с крестьян с 1 января 1905 г. сокращалось наполовину, а с 1 января 1907 г. вовсе прекращалось. Другой указ от 3 ноября 1905 г. расширил операции Крестьянского банка. Этим же актом делалась попытка несколько сократить малоземелье крестьян на основе наиболее выгодных для помещиков условий.
Нарастающее крестьянское движение вынудило царизм издать 5 октября 1906 г. новый Указ, отменяющий некоторые ограничения в правах крестьян и других людей бывших податных состояний. Указ освободил всех таких лиц от представления ими увольнительных общественных приговоров при поступлении в учебные заведения и на гражданскую службу.
Крестьянам, принадлежащим к составу сельских обществ, разрешалось вступать, без обязательного предварительного увольнения, в другие сельские общества, пользуясь, впредь до добровольного выхода из прежних обществ всеми, связанными с принадлежностью к ним правами, а равно неся соответствующие обязанности. Крестьянам предоставлялась на одинаковых основаниях с лицами других сословий свобода выбора места постоянного жительства. С 1 января 1907 г. отменялась круговая порука в уплате государственных, земских и мирских сборов.
Такими незначительными подачками царизм пытался отвлечь крестьянские массы от революционного движения. Но крестьянские восстания продолжали нарастать, что доказывало невозможность сохранения старых порядков в деревне и требовало решительной их переделки. «Старая сословная община, прикрепление крестьян к земле, рутина полукрепостной деревни, — писал В. И. Ленин,— пришли в самое острое противоречие с новыми хозяйственными условиями» (1). Председатель Совета Министров Столыпин, черносотенные помещики, октябристы поняли, что без ломки старого землевладения им не обеспечить хозяйственного развития России, что без создания новой классовой опоры в деревне им не удержаться у власти. Поэтому Столыпин, поддержанный помещиками и буржуазией, стал решительно проводить политику беспощадного разрушения старых земельных порядков, отдавая на разграбление помещикам и кулакам крестьянские массы, создавая в лице кулаков новую классовую опору самодержавия. Царское правительство считало, что кулаки, облагодетельствованные царем, станут самыми ревностными и решительными защитниками неприкосновенности частной собственности на землю и незыблемости царизма. Сто-
-----------------------------
1. В. И. Ленин, Соч., т. 13, стр. 419.
-----------------------------
лыпин заявил в III Думе, что крепкий личный собственник — преграда революционному движению.
Эта политика получила юридическое оформление в именном указе Правительствующему сенату от 9 ноября 1906 г. «О дополнении некоторых постановлений действующего закона, касающихся крестьянского землевладения и землепользования».
Указ давал возможность каждому домохозяину, владеющему на общинном праве надельной землей, закрепить за собой причитающуюся ему часть общинной земли в частную собственность, причем взамен разрозненных участков общество было обязано предоставить такому крестьянину землю в одном месте. Крестьяне, закрепившие за собой земельные участки, могли оставаться жить в деревне или перенести свой дом и двор на выделенный участок и создать хутор.
Домохозяева, выделившиеся из общины, могли свои участки закладывать, продавать и сдавать в аренду. Указ дал возможность кулакам скупать по дешевой цене землю разорившихся крестьян.
Правительство всячески поощряло хуторское хозяйство, выдавая кулакам ссуды для покупки земли и устройства хуторов.
Столыпинская земельная реформа, отдававшая массы обездоленного крестьянства в руки деревенской буржуазии (кулачества), встретила сопротивление основной массы крестьянства. Царизм проводил реформу насильственными методами, посылая в деревню стражников и войска.
В процессе применения указа усилился процесс расслоения деревни: быстро стали расти кулачество и беднота за счет середняков. Разорившиеся бедняки и середняки создавали огромную резервную армию труда, обеспечивающую дешевой рабочей силой как промышленность, так и помещичьи и кулацкие хозяйства.
Столыпин стремился создать в центре России как можно больше «крепких» и «сильных» кулацких хозяйств и очистить его от недовольных бедняков и середняков. Поэтому он усиленно проводил переселенческую политику. Так, за время с 1906 по 1910 гг. было переселено в Сибирь, на Дальний Восток, в Среднюю Азию и другие окраины России два с половиной миллиона крестьян.
Столыпинская аграрная политика привела к пополнению рядов рабочего класса, к революционизированию огромной массы крестьянства, к революционизированию окраин.
Буржуазно-помещичья III Дума одобрила столыпинскую политику, издав 14 июня 1910 г. закон, завершивший разрушение общины. Земельная комиссия III Думы не только приняла основные положения указа 9 ноября, но пошла дальше и признала, что в тех общинах, где передел земли не проводился в течение последних 24 лет, наделы становятся частной собственностью крестьян.
Столыпинская аграрная политика знаменует собой новый этап в разложении старого полупатриархального, полукрепостнического царизма, новый шаг по пути превращения его в буржуазную монархию.
Указ 9 ноября 1906 г. и закон 14 июня 1910 г., как и реформа 19 февраля 1861 г., — крепостнические реформы буржуазного содержания. «Если 19-ое февраля 61-го года было первым шагом по пути превращения чисто крепостнического самодержавия в буржуазную монархию, то эпоха 1908—1910 годов показывает нам второй и более серьезный шаг по тому же пути.» (1).
Столыпинский аграрный закон был последним клапаном, который дал некоторую отсрочку гибнущему самодержавию и помещичьему землевладению. Он не мог устранить ни кабалы, ни отработков массы крестьян, ни их голодовок. Он не устранил кризиса самодержавия, а еще более обострил его. Проведение буржуазной аграрной политики крепостниками при полном сохранении их земли и власти усилило все противоречия деревни, привело к усилению кризиса на новой, более высокой ступени капиталистического развития России. Вскоре он разрешился крахом самодержавия и всей его системы. И если 1861 год породил 1905, то 1905 породил 1917 год.

§ 3. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТРОЙ

Революция оказала влияние и на государственный строй, изменения в котором также представляли собою новый шаг самодержавия в направлении к буржуазной монархии.
------------------------------
1. В. И. Ленин, Соч., т. 17, стр. 99.
-----------------------------
18 февраля 1905 г. в рескрипте на имя министра внутренних дел Булыгина Николай II писал, что «вознамерился отныне... привлекать достойнейших, доверием народа облеченных, избранных от населения людей к участию в предварительной разработке и обсуждении законодательных предположений». В соответствии с этим Особое совещание под председательством Булыгина подготовило и представило царю на утверждение проект учреждения Государственной думы. 6 августа 1905 г. был издан Манифест о создании Государственной думы. Эта так называемая Булыгинская дума проектировалась как законосовещательный орган.
Одновременно с Манифестом было издано «Учреждение Государственной думы», где содержались Положения о ее составе, устройстве и порядке выборов. Законопроекты, согласно ст. 1 «Учреждения», обсуждались и принимались Думой, а затем должны были поступать в Государственный совет, то есть на просмотр и одобрение дарских чиновников и, наконец, шли на утверждение к царю, который мог отклонить их. Булыгинская дума, по выражению Б. И. Ленина, являлась только игрушечной пристроечкой к чиновничьему, полицейскому зданию. «Новая Государственная дума, — писал В. И. Ленин,— это все тот же российский полицейский участок в расширенном виде.. Разница только та, что полицейских участков много и все в них шито-крыто. А Государственная дума — одна, и теперь пришлось опубликовать порядок ее выборов и пределы ее прав» (1). Введение чисто совещательной Государственной думы вовсе не ограничивало самодержавие. «Основной закон Российской империи о существе самодержавной власти» оставался неприкосновенным.
Создавая Государственную думу в качестве совещательного органа, царь отводил ей как нижней палате менее значительную роль, чем Государственному совету (верхней палате).
От участия в выборах полностью отстранялись женщины, лица моложе 25 лет, учащиеся, военнослужащие, кочевые народы. Были лишены избирательных прав также рабочие и деревенская беднота, не бывшие хозяевами. Для крестьян выборы были четырехстепенными. В ре-
----------------------------
1. И. Ленин, Соч., т. 9, стр. 171
---------------------------
зультате таких выборов крестьянские представители несколько раз тщательно просеивались перед тем, как пустить их в Думу. К тому же из 412 депутатских мест крестьянам предоставлялось только 51. Даже буржуазия была отодвинута на задний план, ибо более 80% депутатских мест предназначалось помещикам.
Характеризуя «Манифест» и «Учреждение Государственной думы», В. И. Ленин писал: «Можно сказать без преувеличения, что манифест и закон 6(19) августа... «зерцало» всех гнусностей, мерзостей, азиатчины, насилия, эксплуатации, проникающих собой весь социальный и политический строй России» (1).
Думой царь хотел отвлечь массы от революции. Борясь с таким обманом, большевики объявили и успешно провели бойкот Булыгинской думы. Она была опрокинута развивающимся революционным движением.
Октябрьская всеобщая стачка, показавшая силу и мощь пролетарского движения, заставила перепуганного царя подписать «Манифест об усовершенствовании государственного порядка». В этом акте, изданном 17 октября 1905 г., царь вынужден был обещать: 1) даровать населению гражданские свободы; 2) расширить по сравнению с законом 6 августа 1905 г. избирательные права; 3) придать Государственной думе законодательный характер.
«Манифест» явился продуктом некоторого временного равновесия борющихся сил: пролетариата и крестьянства, с одной стороны, и царизма — с другой, когда первые были еще не в силах свалить царизм, а последний уже не мог управлять прежними методами. Либеральная буржуазия, все буржуазные и мелкобуржуазные партии ликовали, считая это событие поворотным в истории России. Только пролетариат и его партия во главе с В. И. Лениным не поддались царскому обману и продолжали развивать революционную борьбу против самодержавия, хотя и считали Манифест победой революции.
Оценивая Манифест 17 октября, В. И. Ленин писал: «Уступка царя есть действительно величайшая победа революции, но эта победа далеко еще не решает судьбы всего дела свободы. Царь далеко еще не капитулировал.
-------------------------------
1. В. И. Ленин, Соч., т. 9, стр. 169.
--------------------------------
Самодержавие вовсе еще не перестало существовать. Оно только отступило, оставив неприятелю поле сражения, отступило в чрезвычайно серьезной битве, но оно далеко еще не разбито, оно собирает еще свои силы, и революционному народу остается решить много серьезнейших боевых задач, чтобы довести революцию до действительной и полной победы» (1).
Революционные рабочие Петрограда в одном из номеров «Известий Совета рабочих депутатов» заявляли: «Нам дарована свобода собраний — но наши собрания окружены войсками. Нам дарована свобода печати, но цензура продолжает существовать. Обещана свобода науки, но университет занят солдатами. Дарована неприкосновенность личности, но тюрьмы переполнены арестованными. Дарован Витте, но продолжает существовать Тренов. Дарована конституция, но продолжает существовать самодержавие. Нам все дано, но у нас ничего нет» (2).
В. И. Ленин и руководимые им большевики призывали пролетариат продолжать борьбу. Одной рукой царь давал уступки, а другой стремился разгромить и ослабить наиболее активные слои трудящихся.
Начал свирепствовать белый террор. Было убито немало передовых людей рабочего класса (3). Вместе с тем царизм разжигал национальную рознь, организуя еврейские погромы, татаро-армянскую резню и т. д.
Проведя черносотенные погромы по всей России, царское правительство 11 декабря 1905 г. издало новый избирательный закон. Как и закон от 6 августа, он предоставил избирательное право главным образом помещикам и капиталистам. Батраки, поденщики и многие другие трудящиеся не могли принимать участия в выборах. Были отстранены от них женщины, а также военнослужащие, учащиеся и лица, не достигшие 25-летнего возраста. Таким образом, выборы не были всеобщими. Они не были и равными. Избирателей разделили по куриям, поставленным в неравные условия. Выборы не являлись и
---------------------------
1. В. И. Л е н и н, Соч., т. 9, стр. 396.
2. Цит. по Соч. В. И. Л е н и н а, т. 9, стр. 417.
3. В Москве черносотенцами был убит видный деятель большевиков Н. Э. Бауман, в Иваново-Вознесенске — старый участник кружков начала 90-х годов Федор Афанасьев.
-----------------------------
прямыми. Для крестьян, например, устанавливались четырехстепенные выборы.
После созыва Государственного совета и Государственной думы закон не мог иметь силы без одобрения Совета и Думы. Это была уступка народным массам. Но абсолютизм не думал сдавать своих позиций. За три дня до начала работ Государственной думы, 23 апреля 1906 г., царь утвердил «Свод основных государственных законов» в новой редакции.
Статья 4 гласила: «Императору Всероссийскому принадлежит верховная самодержавная власть. Повиноваться власти его, не только за страх, но и за совесть, сам бог повелевает».
В ст. 7 указывалось, что царь осуществляет законодательную власть в единении с Государственным советом и Государственной думой. При этом право законодательной инициативы по пересмотру основных государственных законов принадлежало только императору. Он же сохранял за собой право утверждения законов. «Государь император утверждает законы, и без его утверждения никакой закон не может иметь своего совершения».
Состоявшиеся в марте — апреле 1906 года выборы в Государственную думу дали почти 3/4 депутатских мест представителям помещиков и буржуазии, а около 1/4 — представителям крестьянства, образовавшим в Думе «трудовую группу».
Трудовики, защищая интересы крестьян и стремясь к ликвидации помещичьего землевладения, внесли в Думу проект земельного закона, подписанный 104 депутатами. Он провозглашал принцип, что «вся земля принадлежит всему народу», и требовал образования общенародного фонда из всех казенных, удельных, монастырских и помещичьих земель, то есть в сущности уничтожения помещичьего землевладения.
Такое требование вызвало ярость крепостников-помещиков. Председатель Совета Министров Горемыкин, заявил, что «треть членов Государственной думы напрашивается на виселицу». 9 июля 1906 г. царь издал Манифест о роспуске Государственной думы.
Провозглашая на словах право Государственной думы законодательствовать, царь на деле подавлял малейшее проявление ее законодательной самостоятельности. «Да будет же ведомо, — ..писал он в новом Манифесте, — что мы не допустим никакого своеволия или беззакония и всею силою государственной мощи приведем ослушников закона к подчинению нашей царской воле».
Созыв новой думы был назначен на 20 февраля 1907 г. Император и его правительство надеялись к этому времени подавить революционное движение и добиться избрания во всем им послушной Думы.
Царь произвел изменения и в правительстве. Он назначил председателем Совета Министров вместо либерально настроенного Витте министра внутренних дел помещика-реакционера Столыпина.
Выборы во II Думу проходили в период спада революции и разгула реакции. В таких условиях большевики призвали рабочих и крестьян принять участие в выборах и стараться провести в Думу своих представителей. Большевистская партия стремилась использовать ее как трибуну для агитации в интересах революции и организации союза рабочих и крестьян. Под давлением революционно настроенных крестьянских масс трудовики внесли в Думу проект закона о земле, аналогичный тому, который был предложен ими в первой Думе.
Царь и его правительство во главе со Столыпиным были страшно обеспокоены настроением значительной части депутатов. Поэтому и вторую Думу было решено распустить. Внешним поводом к ее роспуску послужило требование председателя Совета Министров Столыпина в закрытом заседании Думы 1 июня 1907 г. немедленно устранить из нее всю социал-демократическую фракцию в количестве 55 депутатов и дать согласие Думы на арест 16 из них.
Фракции предъявлялось основанное на провокации обвинение в том, что она якобы связана с тайной военной организацией и подготавливает вооруженное восстание. Дума не дала прямого ответа на ультиматум Столыпина и передала по предложению кадетов вопрос в комиссию для проверки степени обоснованности обвинения. Для царя, решившего заранее разогнать неугодную ему Думу и изменить избирательный закон, этого было достаточно, чтобы привести свое намерение в исполнение.
Манифестом от 3 июня 1907 г. и именным указом от того же числа Николай II распустил II Государственную Думу и назначил новые выборы на 1 сентября, а созыв Думы — на 1 ноября 1907 г, депутаты социал-демократы были отправлены на каторгу и в ссылку.
Новый избирательный закон был направлен против трудящихся, против революционно настроенных элементов. Он значительно увеличил количество выборщиков от помещиков (почти в 5 раз) и от буржуазии (в 7 раз). Число же выборщиков от рабочих и крестьян уменьшили более чем вдвое. Городская курия, дававшая большое число оппозиционных депутатов, была разделена на две: в первую входили избиратели, владеющие недвижимым имуществом, причем им предоставили право избрать одинаковое количество выборщиков со всеми остальными городскими избирателями, составляющими вторую курию. Совершенно устранялись от выборов батраки, часть сельской интеллигенции, безработные, участники забастовок, происходивших во время выборов.
Закон резко ограничил избирательные права нерусских народов России, которые, будучи недовольны национальной политикой царизма, посылали, как правило, в Думу оппозиционно настроенных депутатов. Народы Средней Азии совершенно лишались представительства. Так, согласно третьеиюньскому избирательному закону нормы представительства были следующие: в европейской части России 1 депутат на 250 тыс. населения, в Польше — на 750 тыс., в Закавказье — на 700 тыс. Подавляющее большинство жителей Российской империи лишалось избирательного права и только 15 процентов населения могли участвовать в выборах в Думу.
Избирательный закон был построен таким образом, что гарантировал царю и его правительству послушный состав Думы. Так оно и было на деле: в III Думу были избраны 145 представителей черносотенно-помещичьих элементов (52 правых и 93 националиста), 118 октябристов, составляющих господствующую партию в Думе, 19 примыкающих к ним, 51 кадет, 40 прогрессистов, 9 мусульман, 18 от польского Коло, 13 трудовиков и 18 социал-демократов, причем большинство последних составляли меньшевики.
Помещичье-буржуазное большинство Думы активно поддерживало царя и его правительство и являлось послушным исполнителем их воли.
Третьеиюньский избирательный закон и созданная на его основе III Государственная дума знаменовали юридическое и организационное оформление контрреволюционного блока помещиков и буржуазии, направленного против рабочих и крестьян и всех трудящихся.
Этот блок послужил классовой основой политического режима, установленного после поражения революции. Главной и руководящей силой блока были помещики.
Акты царя о роспуске II Государственной думы и изменении избирательного закона вошли в историю как третьеиюньский государственный переворот, потому что ими были попраны основные законы (в «Своде основных государственных законов» 1906 года было сказано, что царь не может издать законов без согласия Думы) (1).
Третьеиюньский государственный переворот положил начало периоду столыпинской реакции. Создание, хотя только и законосовещательной, Государственной думы было вторым, после реформы 60-х гг., шагом по пути превращения чисто крепостнического самодержавия в буржуазную монархию (2).
Буржуазия стала все больше проникать во все норы государственного аппарата. Она становилась ближе к власти. Самодержавие и помещики несколько потеснились, уступив немного места экономически господствующей буржуазии. Происходит сращивание ее с царизмом и крупными помещиками, что приводило к изменению социального состава государственного аппарата.
Дума возглавлялась председателем и двумя его товарищами (заместителями), которые избирались из числа ее членов. Для предварительной разработки отдельных вопросов, подлежащих рассмотрению в Думе, образовывались отделы и комиссии, комплектовавшиеся из состава ее членов.
К ведению Государственной думы относились следующие вопросы: а) законы, изменения и дополнения к ним, приостановление действия шги отмены законов; б) государственная роспись доходов и расходов; в) отчет государственного контроля по исполнению государственной росписи; г) разрешение займов; д) дела об отчуждении
---------------------------
1. При докладе царю о ходе обсуждения нового избирательного закона в Совете Министров Столыпин сказал, что этот закон был назван «бесстыжим». Царь, рассмеявшись, цинично заявил: "Я за бесстыжих".
2. См. В. И. Ленин, Соч., т. 17, стр. 99
--------------------------
имущества и т. п. Принятые по этим вопросам решений, если они были поддержаны Государственным советом, передавались на утверждение царя.
Государственная дума не имела права собираться по собственной инициативе, а созывалась и распускалась указами императора. О фактических делах III Государственной думы политические сатирики того времени писали:
«В парламенте жаркий идет разговор,
Читается важная смета:
Чинить ли в Чухломе немедля забор,
Оставить ли дело до лета.
И кто-то ответил на странный вопрос:
Что дальше? Иркутский пожарный обоз...»

Деятельность Государственной думы, и без того угодливой царю, во многом сдерживал Государственный совет. Государственный совет был превращен в верхнюю палату. Было установлено, что он образуется в равном количестве из членов по назначению царем и членов по выборам от духовенства православной церкви, от дворянства и земства, а также представителей науки, торговли и промышленности.
Статья I «Учреждения Государственного совета» указывает, что этот орган является учреждением, где обсуждаются законодательные предположения, восходящие затем к верховной самодержавной власти.
Члены Совета по выборам избирались сроком на девять лет с тем, чтобы каждые три года одна треть их выбывала в очередном порядке. Для замены выбывших каждые три года избиралось такое же число новых членов Совета.
В Государственный совет не могли быть избраны: а) лица, не достигшие 40-летнего возраста; б) не окончившие курс в средних учебных заведениях или не выдержавшие соответствующего испытания; в) иностранные подданные; г) лица, не участвующие в выборах в Думу.
К ведению Государственного совета относились те же вопросы, что и к ведению Государственной думы. Однако он пользовался значительно большим политическим влиянием.
Революция побудила царизм провести некоторые изменения и в высших органах государственного управления. После Октябрьской стачки император образовал новый Комитет Министров под председательством графа Витте, близкого к буржуазным кругам.
В целях усиления правительственной власти и подавления, революции, «умиротворения государственной жизни» царь признал в Манифесте 17 октября 1905 г. необходимым «объединить деятельность высшего правительства». Это объединение осуществлялось через Совет Министров, который состоял из министров и главноуправляющих отдельными частями. Возглавлял Совет Министров председатель, назначаемый царем из среды министров или особых лиц. В том случае, если император сам председательствовал в Совете Министров, председатель Совета Министров участвовал в заседании на правах члена.
В связи с объединением руководства деятельностью министров и главных управлений в руках Совета Министров Комитет министров 23 апреля 1906 г. был упразднен.

§ 4. БУРЖУАЗНО-ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И ЦАРСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

Революционное движение оказало весьма существенное влияние на царское законодательство. Характерно, что по мере развертывания и усиления революционной борьбы царское правительство шло на уступки, а по мере ее спада оно ликвидировало шаг за шагом завоевания рабочих.
В Манифесте 17 октября 1905 г. царь обещал свободу слова, печати, собраний, союзов, совести и другие гражданские права и свободы. Последующие указы устранили предварительную как общую, так и духовную цензуру выходящих в городах Российской империи книг, газет и журналов, а равно эстампов, рисунков и других изображений. Отменялись административные взыскания, налагаемые на периодические издания. Вместе с тем устанавливался порядок, согласно которому на каждое издание мог быть по распоряжению администрации наложен арест с одновременным возбуждением судебного преследования против виновных.
Виновные могли быть подвергнуты денежному штрафу и тюремному заключению сроком от двух месяцев до одного гола четырех месяцев. Типография подлежала закрытию. Указ был направлен главным образом против издательств и типографий, распространяющих демократические и революционные взгляды.
13 февраля 1906 г. Николай II утвердил решение Государственного совета «Об установлении уголовной ответственности за распространение ложных сведений о деятельности правительственных установлений и должностных лиц». Царские сатрапы расценивали всякую критику действий царя, правительства и других органов власти и управления как уголовно наказуемое деяние. Так, ст. 129 Уголовного Уложения была дополнена новым (6) пунктом, согласно которому произнесение публичных речей, написание и распространение сочинений или изображений, возбуждающих классовую вражду, каралось тюремным заключением.
Усиливая борьбу против революционного движения и его руководителей, царизм всемерно укреплял репрессивный аппарат. Так, 19 августа 1906 г. император утвердил решение Совета Министров об учреждении военно-полевых судов. Эти суды создавались по требованию генерал-губернаторов или лиц, облеченных их властью. В состав военно-полевых судов входили председатель и четыре члена из офицеров от войска или флота.
Суд обязан был в течение не более двух суток рассмотреть поступившее к нему дело. Разбирательство производилось при закрытых дверях. Объявленный приговор немедленно вступал в законную силу и безотлагательно, во всяком случае не позже суток, приводился в исполнение.
Военно-полевые суды жестоко расправлялись с революционно настроенными элементами. Тысячи революционеров были расстреляны, брошены в тюрьмы, осуждены на каторгу.
Особенно усилился полицейский аппарат и активизировалась его деятельность. В 1903 году были созданы охранные отделения в Петербурге, Москве и Варшаве. Департамент полиции без надлежащего юридического оформления самочинно создал ряд новых районных охранных отделений.
В 1907 году Министерство внутренних дел издало инструкцию, направленную на усиление политического сыска. Лейтмотивом ее являлось насаждение политической провокации среди революционных партий. Полицейским чинам, ведающим политическим сыском, предписывалось «приобретение и сбережение внутренней агентуры как единственно вполне надежного средства, обеспечивающего осведомленность». Этот параграф инструкции, нарушая элементарные понятия о законности, предписывал политическим чинам вербовать агентуру из среды членов революционных организаций. Параграф 4 инструкции предписывал, что секретный сотрудник не должен уклоняться от всякой активной работы, возлагаемой на него такой организацией, и обязан был безусловно доносить обо всем до сведения лиц, заведующих розыском. Это в высшей степени иезуитское предписание выполнялось полицией ревностно и точно.
Руководствуясь инструкцией 1907 года, полиция создает широкую сеть агентуры в рядах революционных партий, в воинских частях, в высших и средних учебных заведениях и т. д. и организует по всей стране провокации.
Охранные отделения проводили огромную работу. Они подготавливали и осуществляли террористические акты, устраивали тайные типографии и т. д. Только за год в Екатеринославле, например, было «раскрыто» девять таких типографий, в которых работали сами сотрудники охранного отделения.
В широких размерах полицией применялась прелюстрация, то есть вскрытие и просмотр писем, чем руководил специальный отдел в Министерстве внутренних дел. Так называемые «черные кабинеты», существовавшие во всех жандармских управлениях, вскрывали письма как частного, так и общественного характера. Дело дошло до того, что просматривалась и копировалась переписка даже самого министра внутренних дел.
Не лучше обстояло дело и со свободой собраний и союзов. Когда волна революции стала несколько спадать и непосредственная опасность свержения царизма отдалилась, царь издал ряд указов, запрещающих или резко ограничивающих свободу собраний и союзов. Так, 16 декабря 1905 г. он утвердил постановление Совета Министров «О воспрещении военнослужащим принимать участие в политических партиях и собраниях». Постановление было направлено главным образом против революционно настроенных солдат и матросов и некоторой части офицерства. Публичные собрания могли проходить только с разрешения полиции и под ее надзором.
Указом от 4 марта 1906 г. «О временных правилах об обществах и союзах» устанавливалось, что при образовании обществ или союзов нужно обязательно спросить разрешения правительственной власти (ст. 2). Вместе с тем ст. 3 указа предоставляла право министру внутренних дел в любое время по своему усмотрению закрывать общества и союзы, если их деятельность признается им угрожающей общественному спокойствию и безопасности. Статья 6 запрещала общества, угрожающие общественному спокойствию и безопасности, а также управляемые из-за границы, если они преследуют политические цели. Эта норма была направлена против международной партийной организации — Интернационала и Заграничного бюро социал-демократической партии.
Губернатор или градоначальник имел право приостановить деятельность общества, если считал, что она угрожает общественной безопасности или спокойствию.
Указ установил, что профессиональные общества имеют целью выяснение и согласование экономических интересов, улучшение условий труда своих членов или поднятие производительности предприятий. Тем самым профессиональные общества отстранялись от политической борьбы и могли заниматься только защитой экономических интересов. Так, царизм пытался вырвать из рук рабочего класса такое мощное оружие борьбы за свое освобождение, как профсоюзы.
Статья 6 указа запрещала соединение двух или нескольких профессиональных обществ в союзы. Этим царизм пытался не допустить связи и координации деятельности профессиональных обществ как между собой, так и с международной профсоюзной организацией, а также консолидации рабочих как международной силы.
Служащие правительственных учреждений и несовершеннолетние не имели права вступать в профессиональные общества. Виновные в нарушении этих правил подвергались заключению в крепость или в тюрьму на срок до одного года.
Ведя всеми мерами и средствами борьбу против революции, царизм усиливал репрессии и предоставлял судебным и административным органам широкие полномочия в подавлении революционного движения.
Утвержденное 18 марта 1906 г. царем мнение Государственного совета «О мерах к сокращению времени производства наиболее важных уголовных дел» усиливало ответственность за оказание сопротивления властям и их чиновникам, а также ускоряло рассмотрение таких дел в судах. Царизм стремился парализовать революционное движение, а строгой и быстрой расправой с революционными элементами терроризовать и обезглавить трудящихся, ведущих борьбу за свое освобождение.
По мере дальнейшего спада революции царизм еще более усиливал репрессии. Указом от 5 августа 1906 г. был продлен срок действия «Исключительного положения» от 14 августа 1881 г. о мерах к охране государственного порядка и общественного спокойствия. Некоторые местности снова оставались в состоянии усиленной охраны. Утвержденное 18 августа 1906 г. царем Положение Совета Министров усилило ответственность за распространение противоправительственной пропаганды и агитации среди войск. Дела, связанные с пропагандой и агитацией против царского строя, должны были передаваться в военные и военно-морские суды. Такие преступления наказывались каторгой. «Положение» было направлено прежде всего против большевиков, истинных руководителей революции и непримиримых противников царского строя.
Национально-колониальное законодательство царского правительства характеризовалось в этот период усилением национального гнета. Царизм насаждал на окраинах кулацкие элементы из русских крестьян и казаков, превращая последних в надежную опору великодержавных стремлений. Такой политикой он хотел добиться постепенного вымирания сгоняемых из своих мест коренных жителей.
Создавая земельные фонды для переселенцев, царизм отнимал земли у местного населения на Кавказе, в Средней Азии, в Казахстане. Например, из 17 млн. десятин удобной земли, принадлежащей казахам и киргизам, было отобрано 15 млн. десятин. Этим намеренно разжигалась вражда между местным населением и переселенцами.
Закон о распространении Положения о земских учреждениях на шесть западных губерний юридически оформил националистическую русификаторскую политику. Он допустил ряд отступлений от общего Положения, предусмотрев создание национальных избирательных курий. При этом куриям русских избирателей было предоставлено большее число гласных, несмотря на то, что количество избирателей было незначительным.
В отношении Финляндии царизм принимал все меры к тому, чтобы превратить ее в обычную русскую окраину. В этот период усиливаются еврейские погромы.

§ 5. ВОЗНИКНОВЕНИЕ СОВЕТОВ В ПРОЦЕССЕ РЕВОЛЮЦИИ 1905—1907 ГОДОВ

Самым замечательным итогом революции 1905—1907 гг. было возникновение Советов. В разгар революции народное творчество создало совершенно новую, невиданную до сих пор форму массовой политической организации трудящихся — Советы рабочих депутатов, Советы солдатских депутатов, Советы крестьянских депутатов. Наибольшую роль сыграли Московский и Петербургский Советы рабочих депутатов. 13 октября 1905 г. рабочие Петербурга избрали на фабриках и заводах своих представителей в Совет рабочих депутатов для руководства стачкой. Совет просуществовал полтора месяца. За это время он провел, несмотря на свою слабость, ряд серьезных мер: захватил типографию буржуазных газет, стал издавать свой печатный орган, объявил о введении явочным порядком на фабриках и заводах 8-часового рабочего дня, концентрировал вокруг себя революционные силы рабочего класса Петербурга.
В конце ноября 1905 года Петербургский Совет начал агитацию за финансовый бойкот правительства, за изъятие всех вкладов из сберегательных касс. Однако Петербургский Совет, руководимый меньшевиками, не стал органом вооруженного восстания и не организовал подготовки к нему. Исполком Совета вел себя в высшей степени нерешительно, не обнаружил абсолютно никакого умения и энергии в руководстве революционным движением.
В течение октября — декабря 1905 года Советы возникли во всех крупных городах России: Москве, Ростове-на-Дону, Киеве, Костроме, Баку, Одессе, Николаеве, Екатеринославе, Саратове, Самаре, Белостоке, Новороссийске, Владивостоке, Красноярске и многих других.
Благодаря активной деятельности большевиков Московский Совет депутатов рабочих стал боевым органом по руководству восстанием. Поэтому декабрьская забастовка, превратившаяся в вооруженное восстание, прошла чрезвычайно организованно.
В Прибалтике, в Грузии и по линии железной дороги в Сибири власть была фактически сосредоточена на полторы — две недели в руках Советов рабочих депутатов, крестьянских и батрацких комитетов, а в некоторых местах (Красноярск, Конек, Чита), где воинские части примкнули к восставшим рабочим, и Советов солдатских депутатов.
В ряде мест были организованы Советы рабочих и крестьянских депутатов и Советы солдатских и матросских депутатов. В некоторых городах делались попытки объединить такие Советы с Советами рабочих депутатов. Таким образом, еще в Советах 1905 года стал находить свое выражение союз рабочего класса с революционным крестьянством.
Возникновение и существование в течение некоторого времени Советов свидетельствовало о том, что политическая борьба достигла в октябре — декабре 1905 года такой ступени развития, при которой силы революционных рабочих и самодержавия уровновесились: царское правительство не могло подавить революцию, а революция была еще недостаточно крепкой, чтобы уничтожить царизм и его правительство.
Советы 1905 года представляли собой зародыши новой революционной власти. И хотя они просуществовали недолго, они оставили неизгладимый след в истории революционного движения России и в сознании революционных рабочих и крестьян, явились первым опытом организации власти этих классов, зачаточной государственной формой, созданной революционным творчеством народных масс.
Несмотря на их зачаточность, стихийность, на неоформленность в структуре и составе, Советы были органами власти и действовали как власть, захватывая типографии, обращаясь ко всему народу с призывом не давать денег царскому правительству, конфискуя средства старого правительства на свои народные нужды.
Советы в своей работе опирались на трудовой народ. В этом их основное отличие от всех прежних органов власти, которые были органами господства эксплуататорского меньшинства над трудящимся большинством.
Советы — органы власти рабочих и крестьян над меньшинством, над помещиками и капиталистами. Как новая, народная власть Советы основывались на доверии народной массы, на том, что привлекали всех трудящихся к участию во власти, «...да, — говорил В. И. Ленин, — это были, несомненно, зародыши нового, народного, или, если хотите, революционного правительства» (1).

6. ГОСУДАРСТВО В ПЕРИОД ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ 1914—1917 ГОДОВ

Империалистическая война, в которую вступила царская Россия, потребовала перестройки государственной машины, приспособления ее применительно к новым условиям. Все органы государственного аппарата были поставлены перед необходимостью обеспечивать всеми мерами и средствами успешное ведение войны до победного конца, что было явно выраженной волей империалистической буржуазии и помещиков.
В связи со сложившимися обстоятельствами был издан ряд законодательных актов, регулирующих деятельность отдельных органов государства. Война вызвала появление новых учреждений. Так, законом от 17 августа 1915 г. были созданы следующие Особые совещания: 1) для обсуждения и объединения мероприятий по обороне государства; 2) по обеспечению топливом путей сообщения, государственных и общественных учреждений и предприятий, работающих для целей государственной обороны; 3) по продовольственному делу; 4) по перевозке топлива и продовольственных и военных грузов. Эти Особые Совещания представляли собой высшие органы государственного управления. Председатель Особого совещания назначал на места
------------------
1. В. И. Ленин, Соч., т. 10, стр. 217.
-------------------
своих уполномоченных, пользующихся правом образовывать районные заводские совещания.
Особые совещания пользовались большими правами: могли издавать временные правила, налагать секвестр, производить реквизиции, устанавливать предельные цены и т. п.
За неисполнение распоряжений и постановлений Особого совещания виновные привлекались к уголовной ответственности. Во время войны буржуазия активизировала свою деятельность в направлении политической и экономической самоорганизации. Буржуазия шаг за шагом завоевывала себе политические позиции, ведя наступление по всем линиям: экономической, политической, культурной, общественной и т. д. Она все более забирала в свои руки местное самоуправление, народное образование, различные съезды, Думу и т. п.
С целью усиления влияния на политическую и экономическую жизнь страны буржуазия с разрешения правительства организовала 30 июля 1914 г. Всероссийский Земский Союз помощи больным и раненым, а 8 августа 1914 г. — Союз городов, объединившиеся затем в общий союз «Земгор».
27 августа 1915 г. было издано Положение о Военно-промышленных комитетах. Они учреждались для содействия правительственным учреждениям в деле снабжения армии и флота всем необходимым. Комитеты создавались как в центре (Центральный Комитет), так и на местах.
«Земгор» и Военно-промышленные комитеты представляли собой организационную форму связи экономической власти буржуазии с политической властью помещиков. Посредством Союзов земств и городов буржуазия добивалась большого влияния в местном самоуправлении, а через Военно-промышленные комитеты на государственные дела. Центральный Военно-промышленный комитет имел права приобретать всякого рода движимое и недвижимое имущество, вступать в договоры как с частными лицами, так и с государственными и общественными учреждениями, принимать на себя всякого рода обязательства, в частности поставки и подряды по заказам казны, организовывать по соглашению с военным и морским ведомствами приемку и сдачу нужных для армии и флота предметов и т. д., а также искать и отвечать на суде.
Подобными правами пользовались и местные комитеты. Буржуазия, создавая Военно-промышленные комитеты, стремилась привлечь в них и рабочих, занятых в военной промышленности, с тем, чтобы заручиться их поддержкой в империалистической войне.
Правительство согласилось с этим, и в отдельных городах рабочим было предложено избрать такие комитеты. Большевики бойкотировали выборы и Военно-промышленные комитеты, проведя большую работу против подчинения рабочих империалистической буржуазии. Лишь меньшевики усиленно помогали буржуазии организовать выборы «рабочих групп» Военно-промышленных комитетов.

§ 7. ЦАРСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО В ПЕРИОД ВОЙНЫ

Право в военных условиях претерпело существенные изменения. В день объявления воины 20 июля 1914 г. была установлена военная цензура, которой подлежали всякого рода произведения печати, почтовые отправления и телеграммы, тексты и конспекты речей и докладов, предназначенных для произнесения в публичных собраниях.
Министру внутренних дел предоставлялось право запрещать публикацию сведений, касающихся внешней безопасности России или вооруженных сил и вооружений, предназначенных для обороны страны.
Главнокомандующему или командующему отдельной армией давалось право запрещать на определенный срок собственной властью в подчиненной местности какие-бы то ни было собрания и приостанавливать повременные издания, а также передачу почтовых отправлений и телеграмм.
Беспокоясь за свой трон, Николай II издал 24 июля 1914 г. указ о принятии исключительных мер по охране в империи порядка и общественной безопасности. Согласно указу все местности империи, не находящиеся на военном и осадном положении или на положении чрезвычайной охраны, объявлялись в состоянии чрезвычайной охраны с предоставлением соответствующим генерал-губернаторам и градоначальникам прав главноначальствующих.
Война вызвала ряд изменений в военно-судебном Уставе. Так, был изменен его IV раздел, в котором говорилось о суде в военное время.
В главе второй — «О судоустройстве» — указывалось, что военно-судебная власть в районе театра военных действий принадлежала полковым, этапным, военно-окружным судам и Главному военному суду или Кассационному присутствию. Во фронтовых районах и в местностях, объявленных на военном положении, учреждались военно-полевые суды, которые приступали к рассмотрению дела немедленно и оканчивали его не более как в течение двух суток. Разбирательство производилось при закрытых дверях. Приговор вступал в законную силу и безотлагательно (во всяком случае не позже суток) приводился в исполнение по распоряжению начальника гарнизона или отряда, сформировавшего суд.
9 ноября 1914 г. по докладу Главного военного суда Николай II утвердил некоторые изменения и дополнения правил о военно-полевом суде. Правила дополнялись пунктом, предоставляющим высшим военачальникам право передавать во время войны свои полномочия по учреждению военно-полевого суда и по преданию ему обвиняемых подчиненным начальникам, пользующимся правами не ниже полкового командира.
С целью усиления борьбы с антивоенными настроениями солдат царское правительство издало 10 августа 1914 г. в развитие военно-судебного Устава Положение, которым главным начальникам военных округов и лицам, пользующимся такой же властью, было предоставлено право учреждать в военное время суды, равные по власти полковым, при всех строевых и нестроевых частях, учреждениях, управлениях и заведениях военного ведомства.
1 сентября 1916 г. правительство издало Положение, согласно которому Министр внутренних дел сам или лицо, им уполномоченное, могли закрыть любое неугодное собрание. Такая норма открывала простор для административного произвола и была направлена главным образом против демократических и революционных организаций.
Во время войны получило распространение законодательство о женском и детском труде в промышленности и на транспорте, разрешавшее безудержную эксплуатацию женщин и детей, допуск их к ночным и подземным работам на каменноугольных копях, оборонных предприятиях и на транспорте.

§ 8. КРИЗИС ЦАРИЗМА

Война 1914—1917 гг., как и русско-японская война 1904 года, еще больше и шире вскрыла и обнажила противоречие между самодержавием и общественным развитием. Царизм давно стал оковами для развития нового политического и государственного строя, ибо всеми силами и средствами стремился сохранить самодержавную власть. Но общественное развитие России и особенно война 1914—1917 гг. шаг за шагом расшатывали экономические и политические устои царского самодержавия. Военные неудачи русской армии вызывали недовольство даже в кругах господствующих классов.
Чтобы поднять престиж верховного командования, царь взял руководство вооруженными силами в свои руки. Но дело от этого только ухудшилось. Царская армия продолжала терпеть одно поражение за другим. Иначе не могло быть. Насквозь прогнивший самодержавный строй с его полуфеодальными и полукрепостняческими порядками был не в состоянии дать своей армии ни передовой техники, ни прогрессивных идей, могущих вдохновить солдат.
Захватническая война не могла вызвать в народе ни боевого духа, ни высоких патриотических чувств. Недовольство росло как среди рабочего класса и крестьянства, так и среди буржуазии и обуржуазившихся помещиков. Правда, у каждого из этих классов экономическая и политическая основа недовольства была различна. Рабочие и крестьяне выражали свое неудовлетворение всей политической и экономической системой, а также войной потому, что она велась из-за грабительских целей, разоряла и доводила до обнищания трудящиеся массы. Большевики, защищая коренные интересы рабочих и крестьян, призывали массы к превращению империалистической войны в гражданскую, как к единственно верному средству прекращения войны и достижения мира.
Буржуазия и помещики были недовольны тем, что царское правительство плохо вело войну, что при дворе хозяйничал Распутин и другие пройдохи, что царь и его правительство стремятся к сепаратному миру с Германией. Это недовольство усилилось особенно после ряда поражений царской армии и привело к политической активизации буржуазии.
Царь, видя нарастание недовольства среди всех слоев России и назревание революции, усилил подготовку сепаратного мира с Германией, повел наступление на революционные и демократические организации. 9 декабря 1916 г. правительство закрыло съезды Союзов городов и земств. Готовился роспуск IV Государственной думы. Царизм замышлял заговор против демократических и революционных организаций, против революционно настроенных трудящихся масс и, главным образом, против рабочего класса и его авангарда — большевиков.
Кризис царского государственного аппарата проявлялся в неспособности отвечать требованиям времени, в частой смене министров и председателей Совета Министров (так называемая «министерская чехарда»). Только за два года войны сменилось четыре председателя Совета Министров, шесть министров внутренних дел, три военных министра и три министра иностранных дел. Кризис в области экономической — хозяйственная разруха, недостаток хлеба и топлива, закрытие предприятий вследствие отсутствия сырья и топлива, рост безработицы — обострил и усилил кризис политический.
Царизм находился в предсмертной агонии. Вскоре острое антагонистическое противоречие самодержавия с требованиями общественного развития переросло в конфликт, который был разрешен революционным пролетариатом России в союзе с крестьянством под руководством большевистской партии.

перейти к следующей главе...