Государство и право народов СССР в IX—XVI вв.


вернуться в оглавление книги...

"История государства и права СССР", под ред. С.А.Покровского, часть I, Москва, 1959 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

Глава шестая
ГОСУДАРСТВО И ПРАВО НАРОДОВ СССР В IX-XVI вв.

§ 1. РАЗВИТИЕ ФЕОДАЛЬНОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ И ПРАВА В СРЕДНЕЙ АЗИИ ОБРАЗОВАНИЕ ТАДЖИКСКОГО, ТУРКМЕНСКОГО, УЗБЕКСКИХ, КАЗАХСКИХ И ДРУГИХ ФЕОДАЛЬНЫХ ГОСУДАРСТВ


Таджикское государство саманидов. Начало IX в. в Средней Азии ознаменовалось рядом крупных народных антиарабских восстаний. Оседлому населению Средней Азии, основной силе повстанцев, не раз помогали кочевники-тюрки, Земля Мавераннахра и Хорасана горела под ногами захватчиков.
Арабы ясно видели, что одной силой оружия им не удержаться. Поэтому они, не прекращая политики организации распрей, все шире привлекают к управлению страной местную феодальную знать, которая была культурнее арабов и, осознав свою силу, стремилась создать в Средней Азии свое, независимое государство.
Допуская представителей местной знати к государственному управлению, арабы надеялись ослабить таким путем начавшееся движение за независимость. Халифат не мог поступать иначе и потому, что его военная мощь сильно упала вследствие обострения классовых противоречий внутри самого арабского общества, где развились феодальные отношения.
В IX в. в Хорасане утвердилась местная династия Тахиридов (821—873 гг.). В 70-х гг. IX в. на политической арене Мавераннахра выдвинулся Исмаил Саманид, ставший основателем новой, Саманидской династии (875—899), которая первоначально была вассалом Тахиридов. Правильно оценив внутреннюю и внешнюю обстановку, Исмаил начал борьбу за создание крупного централизованного государства. В 900 году Исмаил присоединил Хорасан к своим владениям. Таким образом, впервые после арабского завоевания была объединена Средняя Азия. Под главенством таджикской династии Саманидов здесь образовалось относительно централизованное независимое феодальное государство, настолько могущественное, что около 100 лет иноземцы не решались нападать на него. Пользуясь этим, народы Средней Азии залечили тяжелые раны, причиненные арабским завоеванием, и достигли значительных успехов в области экономики и культуры. В это время завершается процесс образования таджикского народа. Держава Саманидов была первым таджикским государством.
Первые Саманиды получали поддержку крупных дехкан, ибо выражали их коренные интересы. Дехканам в IX в. — первой половине X в. требовалось сильное централизованное государство для полного освобождения от арабского халифата, для отпора кочевникам и, главное, для подавления сопротивления крестьян процессу закрепощения. Это сопротивление было очень упорным и принимало большие масштабы. Так, в 907 и 918 гг. произошли крупные восстания. Кровавая победа феодалов над восставшими как бы ознаменовала полное оформление феодальных отношений в основных областях Средней Азии.
Всемерно содействуя закабалению крестьянства, Саманиды тем самым способствовали усилению дехкан и в то же время подрыву мощи центральной власти, становившейся все менее популярной в народных массах. Ослабленное непрерывными феодальными мятежами, а также классовой борьбой городских низов и феодально-зависимого крестьянства, государство Саманидов в конце X в. без серьезного сопротивления пало под напором армии государства Караханидов, возникшего в конце X в. на территории Киргизстана, не входившего в состав саманидской державы.
Государства Караханидов и Газневидов. В 999 году Караханиды захватили столицу Саманидов Бухару и утвердились в Мавераннахре. Двумя годами ранее, пользуясь тяжелым положением Саманидов, эмир Газны образовал другое независимое государство — Газневидов, включившее все владения Саманидов к югу от Аму-Дарьи. В 1017 году он подчинил себе и Хорезм, став обладателем земледельческих областей Туркменистана. Оба государства, возникшие на основе раздела наследства Саманидов, были мусульманскими. Поэтому их правители формально признали суверенитет багдадского халифа, санкционировавшего в свою очередь произведенный ими раздел территории Саманидов.
В 30-х гг. X в. против газневидской тирании то в одном месте, то в другом разгораются восстания крестьян, поднимаются вассальные туркменские и другие племена, вспыхивают мятежи недовольной знати. Последняя в борьбе против Газневидов призвала на помощь вождей туркмен-сельджуков, прозванных так по имени сильного туркменского рода Сельджука. У сельджуков к этому времени сформировались патриархально-феодальные отношения, они исповедывали феодальную религию — ислам. Все это сближало их с хорасанской знатью.
Государство сельджуков. Опираясь на поддержку недовольных Газневидами феодалов и на оседлое население Хорасана, сельджуки в ряде сражений разгромили сильную армию последнего эмира Газны Масуда. В 1040 году на месте ненавистной народу деспотии Газневидов туркмены-сельджуки образовали государство, которое в XI веке завоевывает весь Иран, Ирак, Закавказье, Сирию, Малую Азию, значительную часть Средней Азии. В 1055 году глава государства сельджуков Тогрул-бек занял Багдад и заставил багдадского халифа признать его главой светской власти. Это знаменовало переход власти во всех владениях арабского халифата в руки сельджуков. За халифом, попавшим от них в полную зависимость, завоеватели сохранили духовную власть, используя его влияние для укрепления своих позиций.
Колоссальная, разноплеменная и разноязычная империя сельджуков стояла на глиняных ногах, ибо не имела прочной экономической базы. Развившиеся феодальные отношения обусловили быстрый распад и этого, созданного силой оружия, относительно централизованного государства, перешедшего вскоре после его образования к феодальной раздробленности.
Государство Хорезмшахов. В ХП в. выдвинулось сильное Хорезмское государство, вассальная зависимость которого от сельджуков давно стала номинальной. Хорезмшахи, создав большое войско, завоевывают соседние княжества и на некоторое время добиваются ликвидации феодальной анархии. Следствием наступившего относительного мира был дальнейший подъем производительных сил, рост ремесла и торговли. Через столицу хорезмшахов Ургенч шла торговля с Киевской Русью и другими государствами Восточной Европы.
К концу второго десятилетия XIII в. в состав государства Хорезмшахоз входили Хорезм, Мавераннахр, большая часть Ирана и территория современного Афганистана. Но сила этой обширной державы подрывалась сепаратизмом местных владетелей, враждебным отношением военно-феодальной знати и духовенства к хорезмшаху Мухаммеду, стремившемуся править самодержавно, ненавистью покоренных народов, отсутствием у хорезмшаха поддержки трудящихся масс, изнывавших под тяжестью все возраставших поборов.
Монгольское завоевание. Внутренней слабостью государства хорезмшахов умело воспользовался новый, страшный враг — возникшее в начале XIII в. монгольское государство Чингис-хана. Оно было политически относительно единым, как и все раннефеодальные государства, что обычно обеспечивало им победу в столкновениях с государствами, вступившими в стадию феодальной раздробленности, характерную для более высокой ступени развития феодализма. Именно в таком состоянии феодальной раздробленности находилась Средняя Азия в 1219 году, когда на нее обрушились орды Чингис-хана. Народные массы Бухары, Самарканда, Ургенча и ряда других городов оказали героическое сопротивление нашествию, но оно парализовалось предательством феодалов, которые шли на соглашения с монголами, чтобы таким путем сохранить свои привилегии. Завоевание монголами Средней Азии, сопровождавшееся небывалым разрушением производительных сил, истреблением сотен тысяч людей, было закончено в 1221 году. Установилось тяжелое монгольское иго.
После смерти Чингис-хана (1227 год) его гигантская империя, еще при жизни разделенная им между своими сыновьями, стала распадаться на самостоятельные владения — улусы. В конце XIII в. имелись следующие улусы: Средне-азиатский, Китайский, Иранский, Белая Орда и Золотая Орда. Затем они стали дробиться между внуками и другими потомками Чингис-хана, ведшими друг с другом ожесточенную борьбу.
Империя Тимура. В 1370 году эмиром Маверан-нахра стал знатный представитель одного монгольского рода Тимур, возвысившийся «как начальник кондотьеров на службе у разных князей» (1). Подавив бушевавшие народные движения и усмирив феодальных соперников, Тимур упрочил свое положение. После этого, опираясь на элементы, заинтересованные в централизации управления и ликвидации усобиц (купцы, богатые ремесленники, средние и мелкие феодалы), и заручившись поддержкой духовенства, которому он дал ряд экономических привилегий, Тимур начал свои захватнические войны. Последовательно проводя принцип — «всюду наводить ужас» (2),— Тимур к началу XV в. создал огромную империю с центром в Самарканде. Как и другие державы подобного происхождения, она представляла собой объединение в одно государственное целое множества феодальных владений. Закономерно, что и это государственное образование без прочной экономической базы не надолго пережило своего основателя. Раздел Тимуром государства на уделы между детьми и последующие разделы уделов между внуками завоевателя весьма ускорили процесс феодальной раздробленности. Средняя Азия стала ареной длительной и кровавой династической борьбы между наследниками Тимура — Тимуридами.
Образование узбекских государств. Войны между Тимуридами ослабляли их государства, способствовали обострению классовых противоречий. Этим воспользовались кочевые узбеки, пришедшие в Среднюю Азию из северозападпых степей. В начале XVI в. они свергли тимуридскуго династию и захватили власть в Мавераннахре и Хорасане. Результатом узбекского за-
------------------------------
1. Архив К. Маркса и ф. Энгельса, т, VI, стр. 184.
2. Там же, стр. 185.
------------------------------
воевания явилось образование в первом десятилетии XVI в. крупного Бухарского ханства во главе с Мухаммедом Шейбани. Вскоре в силу закономерностей развития феодального общества это государство стало дробиться. Так в XVI в. возникли узбекские государства. В том же веке в основном завершился длительный процесс складывания узбекской народности. Ее костяк образовали оседлые народы Мавераннахра — потомки согдийцев, хорезмийцев, таджиков и тюркоязычных народов, живших здесь с VI в. Кочевые узбеки, давшие свое имя этой народности, явились последним этническим элементом, ее составившим. Наиболее крупными узбекскими ханствами в XVI в. были Бухарское и Хивинское. Во второй половине XVI в. между ними и Иваном Грозным установились дипломатические отношения, которые способствовали развитию взаимовыгодной торговли между Россией и Средней Азией.
Казахские ханства. В итоге многовекового процесса общественно-политического развития племен, живших в Семиречье и кипчакских (половецких) степях, в XV в. происходит образование казахской народности. В середине XV в., когда в Казахстане стали господствующими патриархально-феодальные отношения, там возникли первые раннефеодальные казахские государства — ханства. Ханы опирались на феодальную знать — баев, биев, батыров, а также на мулл. На высшей ступени феодальной иерархии находились султаны — потомки Чингис-хана. Наиболее могущественный и влиятельный из султанов получал титул хана. Он избирался на съезде знати. По обычаю наследником хана являлся старший в роде. Пользуясь отсутствием точного порядка наследования, каждая феодальная группировка выдвигала своего претендента, что вело к длительным и кровавым распрям. В XVI в. хан Касым (1511—1518 гг.), а затем и другие ханы пытались объединить казахские ханства в единое государство. Но отсутствие социально-экономических предпосылок для ликвидации феодальной раздробленности делало эти попытки безуспешными.
В 70-х годах XVI в. были установлены дипломатические отношения между казахскими ханствами и Россией, В 1595 году наиболее видный из казахских ханов — Тевеккель по его просьбе был принят в подданство Русского государства.

РАЗВИТИЕ ОБЩЕСТВЕННОГО УСТРОЙСТВА СРЕДНЕАЗИАТСКИХ ГОСУДАРСТВ

К IX в. в наиболее развитых частях Средней Азии (Мавераннахр, Хорасан) окончательно утвердился феодальный способ производства. Основой феодальных отношений было владение землей и водой.
Феодалы. При Саманидах (последняя четверть IX в. — X в.) верхушку господствующего класса составляли крупные дехканы — титулованные наследственные землевладельцы. Самым крупным землевладельцем был эмир. Основную массу феодалов составляли иктадары (мукта), получившие земельные владения (икту) за службу и под условием службы. По мере превращения икты из своеобразного восточного бенефиция (поместья) в феод (вотчину), то есть в наследственное владение, возрастали права иктадаров в отношении крестьян. Иктадары становились почти неограниченными господами крестьян, обрабатывающих их наделы. В государствах караханидов и газневидов (ХI—XII вв.) иктадарам принадлежала уже ведущая роль.
Крестьяне жили сельскими общинами. Формально они были свободны, но фактически являлись феодально-зависимыми. Эта зависимость неуклонно увеличивалась. Крестьяне-общинники должны были платить государству систематически возраставший поземельный налог. Но государственных земель нехватало. Нужда заставляла лично свободных общинников арендовать землю у феодалов, становиться издольщиками. За арендованную землю издольщик, помимо платы налога казне, отдавал большую долю урожая землевладельцу. Размер такой доли также непрерывно возрастал, доходя до 90 и более процентов урожая. Крестьянин с семьей трудился от зари до зари, нередко всего за одну двенадцатую собранного им урожая, а одиннадцать двенадцатых переходили феодалу. Такая чудовищная эксплуатация порождала неоплатные недоимки. В сочетании с внеэкономическим принуждением это влекло прикрепление к земле и разные формы личной зависимости крестьян от феодала. Закабалению крестьянства способствовали разорительные государственные трудовые повинности — обязанность безвозмездно работать на строительстве и починке крепостей, дворцов, мечетей, каналов, дорог и т. д.
Рабы. На протяжении всей данной эпохи продолжало существовать и рабство. Из молодых рабов, специально обученных для военной службы, формировалась придворная гвардия саманидских и других монархов. Труд рабов использовался в рудниках, при постройке ирригационных сооружений, в домашнем хозяйстве. Но он уже не являлся основой производства.
Городское население было довольно значительным как численно, так и по своему весу в политической жизни. В городах выделилась купеческая аристократия, вместе с феодалами нещадно эксплуатировавшая ремесленников и другие слои городской бедноты.
Кочевники. Для многочисленных кочевых племен, ведших скотоводческое хозяйство и игравших видную роль в истории Средней Азии, характерно очень медленное развитие феодальных отношений, которые складывались при сохранении патриархального родового быта.
Степные аристократы владели многотысячными стадами скота, лучшими пастбищами и источниками воды, скапливали большие капиталы, вырученные от продажи на рынках продуктов скотоводства и труда рабов. Эта кочевая знать — беги, баи, султаны — окружала себя многочисленными дружинами, используя их для того, чтобы держать в подчинении разоряемых единоплеменников, заставлять последних пасти скот, поставлять хозяевам пастбищ и водопоев продукты животноводства. Таким порядкам способствовало сохранение патриархального родового быта и присущей ему идеологии. Родовая организация, будучи пережитком первобытно-общинного строя, не соответствовала новым классовым отношениям. Но она создавала у рядовых скотоводов иллюзию, что в их обществе сохранилось прежнее равенство, что необходимо соблюдать мир между родичами независимо от их имущественного положения. И это было весьма выгодно аристократии, помогало ей эксплуатировать родичей, укрепляло ее фактическую власть. Таким образом, специфика феодальных отношений в кочевых обществах заключалась в их патриархальном характере, угодном и выгодном степной аристократии.

РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО СТРОЯ

Крупные мусульманские государства в Средней Азии IX — начала XIII вв. — Саманидов, Караханидов, Газневидов, Сельджукское государство и др. — были феодальными теократическими монархиями. Формально, в соответствии с кораном, главой государства считался бог — Аллах, а его преемником на земле, верховным сувереном всех мусульманских государств был арабский халиф — средоточие всей духовной и светской власти. Наместником халифа был эмир — при Тахиридах, Саманидах и Газневидах; хан ханов — при Карахаиидах, султан — у сельджуков.
Уже Тахириды, а тем более Саманиды, были по существу независимыми от халифа наследственными суверенными монархами. В более поздних государствах зависимость от багдадской халифа была чисто номинальной. Каждая из среднеазиатских монархий имела свои особенности в области государственного устройства, организации управления и т. п. Однако было немало и общих черт, определявшихся господствовавшим феодальным строем, историческими традициями, единой мусульманской религией и т. д.
Наиболее исследован государственный строй Саманидской державы, отличавшейся относительным централизмом. Ее эмир считался олицетворением высшей законодательной, исполнительной, военной и судебной власти, а также верховным руководителем разветвленной и весьма влиятельной мусульманской религиозной иерархии. Объем реальной власти эмира был неодинаков на разных стадиях более чем столетнего существования государства Саманидов. Так, основатель государства — Исмаил Саманид (875—907), выдающийся таджикский государственный деятель, и его первые преемники действительно обладали всей полнотой государственной власти. При них государство Саманидов имело много черт восточной деспотии. В своей деятельности по централизации государства первые Саманиды пользовались поддержкой широких народных масс, которые с объединением страны избавились от гнета арабских завоевателей, от непрерывных феодальных усобиц и постоянной угрозы нашествий кочевников. Назначенные Саманидами правители областей повиновались приказам Саманидов. Власть же последних Саманидов в результате углубления процесса феодализации была в значительной степени номинальной. Местные правители, крупнейшие сановники, военачальники-тюрки, угрожая переворотами и совершая их, сильно ограничивали власть эмира.
Определяющей чертой системы управления среднеазиатских государств являлось наличие трех ведомств, отмеченных в восточных средневековых государствах основоположниками научного коммунизма,— это финансовое ведомство, служившее для ограбления собственного населения; военное — для грабежа внутри и в чужих странах и ведомство общественных работ, заботившееся «о воспроизведении», то есть о строительстве и ремонте ирригационной системы и т. п. (1).
При Саманидах центральный аппарат управления делился на две большие части: даргох — дворец эмира и диваны — канцелярии, как именовались военно-гражданские центральные управления.
В даргох входили:
а) Придворная гвардия, комплектовавшаяся из купленных рабов (гулямов). Будучи полностью оторванной от народа и органически связанной с эмиром, от прочности власти которого зависело ее благополучие, гвардия была грозным оружием в руках эмира в борьбе с народными восстаниями и мятежными феодалами. Начальник гвардии возглавлял весь даргох и был одним из самых влиятельных сановников и богатейших людей в стране.
б) Стража (харас), несшая военно-полицейскую службу и комплектовавшаяся из членов знатных семей. Начальник стражи — глава придворной полиции был во дворце вторым лицом после начальника гвардии.
в) Советники эмира, направлявшие деятельность государя в целях наиболее полной защиты интересов дехкан. Это были самые богатые и могущественные представители феодальной знати.
Диванов было 10. Главой правительства, отвечавшим непосредственно перед эмиром за все управление, был диван вазира. Он осуществлял контроль за деятельностью всех политических, административных и хозяйственных учреждений. Ему подчинялись руководители остальных девяти диванов.
Система местных органов власти и управления была довольно сложной. Правители областей (хокимы) — Ферганы, Герата, Балха и др.—
-------------------------------
1. См. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. XXI, стр. 494.
-------------------------------
назначались эмиром, как правило, из семей бывших правителей этих областей. Хокимы обладали весьма обширными правами, в частности, могли содержать собственные дружины, чеканить монеты, собирать налоги. Но права внешних сношений они были лишены.
В Хорасане во главе всех военных и гражданских органов власти стоял наместник эмира, назначавшийся из числа высших военных начальников. В городах имелось городское управление во главе с начальником города — раисом, назначавшимся эмиром из местной городской аристократии. Последняя, а также племенные и родовые предводители играли крупную роль в политической жизни городов. Органами власти в небольших поселениях были патриархальные старейшины.
В состав государства Саманидов входили земли: Хорезм, Гарджистан, Исфиджаб, Южный Казахстан и некоторые другие. Их правители признавали власть саманидского эмира чисто формально, они включали его имя в молитву, изображали его на монетах, которые сами чеканили, посылали ему время от времени подарки, но были самостоятельными во внутренней и во внешней политике, то есть по существу являлись самостоятельными независимыми государями.
Для государства Караханидов характерна гораздо большая феодальная раздробленность. Считалось, что государство — это собственность всего ханского рода, и потому оно делилось на уделы. Глава империи носил громкий титул «хана ханов», или «великого хана». Но зависимость ханов от «великого хана» была небольшой, а со временем стала почти номинальной.
Огромным политическим влиянием в центре и на местах во всех среднеазиатских государствах пользовалось мусульманское духовенство. Глава духовной иерархии носил титул шейх-уль-ислама (князя ислама).

ПРАВО СРЕДНЕАЗИАТСКИХ ГОСУДАРСТВ

Источники права. В основе права мусульманских государств Средней Азии лежал шариат — совокупность норм, призванных регулировать всю жизнь мусульман. Костяк шариата составляют относящиеся к первой половине VII в. указания основоположника ислама Мухаммеда, которого мусульмане зовут Шария (Законодатель). Собрание изречений и указаний Мухаммеда — коран — считается мусульманами священной книгой и служит главным источником шариата. Другим его источником является дополнение к корану — сунна, содержащая предания о жизни и деятельности Мухаммеда, его решения и заветы, сохранившиеся в памяти учеников и записанные позднее. Третий главный источник шариата — «фетва», то есть решения и постановления первых после смерти Мухаммеда четырех халифов и видных мусульманских законоведов VIII—IX вв.
Помимо писаных законов, важным источником права среднеазиатских государств был адат — обычное право. Сам закон («шар») нередко прямо отсылал к обычаям. Кроме того, они применялись в случаях, не предусмотренных законом. В адат среднеазиатских народов вошли отдельные элементы из источников права («Авеста» и др.), действовавших до того времени, когда «огнем и мечом» арабских завоевателей был насажден ислам.
В Казахстане и других землях, где господствовали феодально-патриархальные отношения, обычное право было основой правовой системы.
Общая характеристика мусульманского права. По сравнению с европейским феодальным правом мусульманское право имеет ряд важных особенностей.
Первая и определяющая особенность заключается в неразрывной, органической связи правовых норм с мусульманской религией (исламом). С этой особенностью связана и другая — четкое, откровенное провозглашение преимуществ мусульман — «правоверных» перед немусульманами — «неверными». Только первых шариат объявляет полноправными. Шариат знает множество ограничений прав немусульман. Например, последним запрещалось вступать в браки с «правоверными», разрешалось ездить не на конях, а лишь на ослах или мулах, предписывалось носить особую одежду, отличную от одеяния «правоверных» и т. п.
Уделяя огромное внимание разграничению прав между мусульманами и «неверными», шариат в отличие от систем права европейских феодальных государств не регламентирует прав сословий — светских феодалов, духовенства и др.
Характерной чертой шариата является также установление преимуществ мужчины перед женщиной, законодательное закрепление ее крайне приниженного положения.
Система мусульманского права не похожа на систему римского или европейского права. Ее изложили классические закодоведы мусульманского мира, создавшие главные доктрины шариата, лежащие в основе разных школ мусульманского права. Расходясь друг с другом в частностям, все они закрепляют и развивают отмеченные выше особенности мусульманского права и ставят на первое место религиозно-этические нормы, определяющие «обязанности человека к Аллаху». Нарушение этих религиозных правил расценивалось шариатом как правонарушение. Таким образом, ислам освящал государство и его законодательство, а светская власть всемерно укрепляла и защищала мусульманскую религию.
Право собственности. Шариат рассматривает собственность как право неограниченно распоряжаться вещью и пользоваться ее плодами. Специальный раздел шариата посвящен праву поземельной собственности, которое разработано наиболее подробно. В основе его лежит теория, что земля принадлежит Аллаху и потому распоряжаться ею может лишь наместник его пророка на земле — халиф.
Отсюда логически делался вывод, что верховным собственником земли выступает государство. Подчеркивая специфику права собственности на Востоке, Маркс указывал: «Суверенитет здесь — земельная собственность, концентрированная в национальном масштабе. Но зато в этом случае не существует никакой частной земельной собственности, хотя существует как частное, так и общинное владение и пользование землей» (1).
В теократических среднеазиатских государствах верховными распорядителями земельной собственности были суверенные главы государств (эмиры, ханы).
В Саманидском и других мусульманских государствах Средней Азии все земли по формам владения и пользования делились на четыре основные категории:
а) Султанские (государственные) земли, находившиеся в непосредственном распоряжении эмира (хана). Сюда относились и крестьянские земли.
---------------------------
1. К. Маркс, Капитал, т. III, M., Госполитиздат, 1954, стр.804.
----------------------------
б) Частновладельческие земли, сосредоточенные в руках светских и духовных феодалов, не несших службы государю за пользование землей.
в) «Икта» — условное земельное владение, дававшееся за службу государю.
г) «Вакууф» — земли, бывшие во временном или вечном владении духовенства на основе акта дарения.
Спецификой вакууфного права среднеазиатских государств было существование наряду с нормальным типом «вакууфа», установленным шариатом, еще обычного или наследного «вакууфа». Если по шариату, вакууфная земля реально передавалась духовному учреждению, то по обычному «вакууфу» она оставалась в руках дарителя и переходила затем к его наследникам, а учреждение, в пользу которого жертвовался «вакууф», получало определенный доход якобы для осуществления той цели, во имя которой «вакууф» был введен. Институт «вакууфа» был исключительно важным средством укрепления экономической основы могущества мусульманского духовенства.
Обязательственное право. Уже в государстве Саманидов существовала развитая система обязательств, что объясняется высоким уровнем товарно-денежных отношений. Законодательство проводило четкое различие между обязательствами из причинения вреду (умышленно, неосторожно или по неопытности) и из договоров. В первом случае виновный обязан был возместить причиненный ущерб, даже если таковой был нанесен принадлежавшим ему домашним животным, рабом или несовершеннолетним членом семьи.
Договоры делились на две большие группы: а) имевшие целью что-либо дать и получить за это эквивалент; б) все другие договоры.
К первой группе относились: купля-продажа, мена, мировая сделка, размен денег, наем, заем, поставка, брак. Во вторую группу входили: ссуда—договор о бесплатной уступке права пользования вещью на какое-то время; залог имущества в качестве обеспечения обязательства; поклажа — договор о приеме на сохранение имущества; договор простого товарищества; договор коммандитного товарищества, например, между мелким землевладельцем, не имеющим нужных орудий труда или скота, с лицом, их имеющим, о совместной обработке принадлежащей первому земли и разделе прибылей; дарение; перевод долга; доверенность; поручительство.
Договорное право широко использовалось феодалами для закабаления крестьян. Например, по договору найма собственник земли предоставлял арендатору помимо земельного участка тягловую силу, сельскохозяйственные орудия, семена, соответственно увеличивая долю урожая, которую арендатор (издольщик), обязан был ему отдать. Того, что оставалось издольщику, обычно нехватало и на полуголодное существование, что толкало его к новым кабальным займам у землевладельца.
Семейное право. Брак считался одним из видов торгового договора. Женщина в нем выступала в качестве объекта заключаемой сделки, а отнюдь не как сторона. Семейное право всецело защищало интересы мужчины. Мужчине разрешалось одновременно вступать в постоянный брак с четырьмя женщинами. Но жених при заключении брака должен был предоставить невесте особое имущество, так называемый мехр. При разводе по инициативе мужа он терял половину мехра. Согласно адату среднеазиатских народов жених, кроме того, должен был уплатить родителям невесты определенный выкуп — калым. Если у него не было средств, то он должен был до брака несколько лет безвозмездно работать у родителей невесты. Лицу, не имевшему достаточных средств, чтобы содержать жену свободного происхождения, разрешалось вступить в брак с рабыней. Дети от такого брака считались законными.
Муж мог в любое время, без какой-либо мотивировки, расторгнуть брак. Развод считался совершенным по одному словесному заявлению мужа. Жене получить развод было крайне трудно.
Наследственное право. В отличие от западноевропейского наследственного права, согласно которому к наследнику переходили как права, так и обязанности наследодателя, по шариату наследник получал только права, то есть чистый актив. Завещать можно было лишь 1/3 своего имущества и только лицам, не являвшимся законными наследниками. Остальные 2/3 делились между всеми наследниками по закону, причем женщина имела право всего на 50 процентов мужской доли наследства. Не имели право наследования усыновленные, рабы и вольноотпущенники. Напротив, господин раба или патрон вольноотпущенника были их наследниками по закону. Не могли быть наследниками немусульмане в имуществе мусульман и наоборот, а также лица, причинившие смерть наследодателю, хотя бы и по неосторожности.
Уголовное право. Все преступления делились на следующие три группы:
а) Преступления против жизни и здоровья — убийство и телесные повреждения. Если виновный в них действовал умышленно, то потерпевший, а в случае убийства — ближайшие наследники жертвы получали право кровной мести по принципу равного возмездия. Защищая интересы феодалов и богачей, шариат давал им возможность откупиться от кровной мести. Классовый характер кровной мести виден также и в том, что закон запрещал рабам мстить хозяину и вообще свободному, вольноотпущенникам — патрону, должникам — кредитору. Не позволялось «неверным» мстить мусульманам, а женщинам — мужчине. Убийство считалось квалифицированным, то есть совершенным при отягчающих вину обстоятельствах, если оно имело место на священной земле (в той части Аравии, где жил Мухаммед) или в священные месяцы, а также если убитым был свободный мусульманин или член семьи убийцы. Убийство считалось привилегированным, то есть совершенным при смягчающих вину обстоятельствах, если его жертвой были женщина (тогда выкуп платился в половинном размере), «неверный» (выкуп взимался в размере 1/3) или язычник (выкуп уплачивался в размере 1/15, то есть в пятнадцать раз меньше, чем за жизнь свободного мусульманина). Правила о кровной мести применялись при умышленном нанесении телесного повреждения. Например, за лишение обеих ног взимался такой же выкуп, как и за убийство, а за лишение одной ноги — 50 процентов этого выкупа, за лишение пальца 1/10 и т. д. Совершивший убийство или нанесший ранения в порядке самообороны освобождался от ответственности.
б) Преступления, наказания за которые предусмотрены в коране. На первом месте здесь стоят преступления против веры и государства: вероотступничество и богохульство, влекшие за собой лишение гражданских прав и смертную казнь. К этой же группе преступлений относились: кража или разбой (наказывались отсечением руки), прелюбодеяние (влекло избиение камнями), употребление вина (каралось плетьми) и т. д.
в) Преступления, прямо не предусмотренные в законе, но представлявшие собой нарушение приказов законной власти или норм поведения, установленных адатом и священными книгами. К таким преступлениям относились лжесвидетельство, бродяжничество и т. п. Они влекли за собой наказание плетью, изгнание, денежное взыскание, увещание.
Существовала следующая система наказаний: 1) смертная казнь в разных видах: повешение, обезглавление, избиение камнями, утопление, придавление стеной, умерщвление голодом; 2) отсечение одной или двух рук или ног; 3) избиение плетьми или палками; 4) денежные или натуральные штрафы.
Тяжесть наказания зависела не только от характера преступления, но и от социального положения преступника. Например, за богохульство крестьяне и ремесленники подлежали лишению гражданских прав и смертной казни, купцы или мелкие чиновники — денежному штрафу, феодалы — позорящим наказаниям. Лицам, принадлежавшим к высшей феодальной аристократии, в случае привлечения их к ответственности, угрожал лишь выговор.
Суд и процесс. Основными судебными органами были козии, назначавшиеся эмирами по представлению судебного ведомства из числа правоверных, достигших совершеннолетия, знающих шариат и «ведущих безупречный образ жизни». Козий мог назначить себе заместителей, а также письмоводителей, переводчиков и т. д. Он не получал жалования, что было одной из причин широко распространенного взяточничества.
Судопроизводство по гражданским и уголовным делам было совершенно одинаковым. Козий рассматривал судебные дела единолично. Процесс был состязательным (обвинительным), причем стороны сами отстаивали свои интересы. Судебными доказательствами являлись: а) собственное признание, для получения которого разрешалось применять пытку; б) показания свидетелей, в качестве которых, однако, не могли привлекаться неверные и язычники по делам мусульман, а также осужденные мусульмане, не выполняющие предписания ислама; в) клятва. Процесс был прост. Произвол судьи по сути дела почти не ограничивался. Поскольку же судьи принадлежали к имущим классам, они имели полную возможность решить любое дело в пользу богатого, а не бедняка.

§ 2. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО У НАРОДОВ ЗАКАВКАЗЬЯ

Экономическое развитие. В странах Закавказья (Грузия, Армения, Азербайджан) в IX в. господствовал феодальный строй с присущими ему характерными признаками: натурально-замкнутым хозяйством и прикреплением к земле значительной части крестьян.
После освобождения от арабского ига (IX в.) производительные силы здесь получили возможность развиваться. К XI в. земледелие, скотоводство, ремесло находились на высоком уровне. Ремесленная деятельность сосредоточивалась главным образом в городах. Города вели обширную торговлю с Русью, Византией, Персией и другими странами.
Страны Закавказья, лежавшие на важнейшем караванном пути из Константинополя в Багдад, были богаты природными ресурсами: плодоносными землями, обширными пастбищами, рыбными водоемами и охотничьими угодьями, разнообразными полезными ископаемыми. На эти богатства зарились могущественные соседние государства. Поэтому Закавказье в течение многих веков было ареной жестоких захватнических войн, сопровождавшихся ограблением народов, упадком сельского хозяйства, разрушением городов, опустошением целых районов. Наибольшие разрушения были причинены Закавказью во время турецкого завоевания в XVI в., когда значительная часть страны пришла в запустение.
Общественный строй. Общественный строй народов Закавказья характеризовался феодальной иерархией, связанной с собственностью на землю. Феодальная знать жила за счет постепенно закрепощаемого крестьянства, составлявшего основную часть населения. Процесс закрепощения крестьян в странах Закавказья был завершен в XIII—XIV вв.
В Грузни классовая структура общества имела следующий вид. Крестьяне (глехи), хотя и разделялись на несколько разрядов (купленные, пожертвованные, пожалованные, «добровольные», несостоятельные должники), но их положение не отличалось друг от друга: они работали на барщине, платили землевладельцу денежный и, главным образом, натуральный оброк, несли многочисленные государственные повинности.
К зависимому населению относилиcь также слуги феодала, не имевшие надела, но признававшиеся формально лично свободными.
Господствующий класс составляли дворяне (азнауры), разделявшиеся на родовитых и служилых. Из родовитых выделялась кучка наиболее крупных феодалов (дидебули), оказывавших огромное влияние на политическую жизнь страны. Родовитые дворяне занимали высшие государственные и церковно-монастырские должности. Как светские, так и духовные феодалы владели землей, городами, имели свое войско, творили суд и расправу. Отношения между землевладельцами определялись феодальной иерархией. Сеньор (атабаг) имел вассалов, участвовавших в его войске и пользовавшихся в необходимых случаях защитой сеньора. В свою очередь и вассалы иногда выступали в роли мелких сеньоров, имевших собственных вассалов. Вассальная зависимость возникала в силу наследственного преемства, обычая и договора. Она связывалась с военной службой.
Среднее положение между трудящимися и господствующим классом занимали служители царского двора и крупных феодалов (мсахури).
Население городов состояло из купцов и ремесленников, имущественное положение которых было далеко не однородно. Главенствующее положение занимали наиболее богатые купцы. Свободное купеческое население пользовалось привилегиями и имело свою сословную организацию, возглавляемую старейшинами. Среди ремесленников также были лично свободные, которые составляли верхушку ремесленных объединений — цехов. Наряду со свободным населением в городах проживали лично зависимые купцы и ремесленники, принадлежавшие светским и церковным феодалам. Они несли всю тяжесть феодального гнета. Значительную часть населения городов составляли бедняки, нищие, которые представляли собой многочисленный и притом «беспокойный» слой населения.
В Армении основное население страны также составляли крестьяне и ремесленники. Господствующий класс делился на крупных и мелких феодалов и духовенство. Монастырям Армении принадлежала значительная часть земель и крепостных крестьян.
В Азербайджане положение крестьян ничем не отличалось от Грузии и Армении. Особенностью стран Закавказья было то, что в господствующем классе в результате постоянных завоеваний происходили значительные изменения национального состава. Так, в Армении и Азербайджане после завоевания их тюрками—сельджуками (1071 г.) часть земель была роздана в ленное владение военачальникам-завоевателям.
Как в Грузии и Армении, так и в Азербайджане, положение крестьян и городской бедноты было крайне тяжелым. Трудящиеся массы ожесточенно сопротивлялись своим угнетателям, что выражалось в стихийных восстаниях. Но классовая борьба часто имела религиозную оболочку. Например, в Армении большую роль играла секта «тондрахийцев» (названная так по имени селения Тондрак), распространявшая идею социального равенства на земле.
Политический строй. Политическая история закавказских стран представляет собой почти непрерывную борьбу за независимость и за объединение разрозненных государственных образований в единое целое. Борьба велась на две стороны: против иноземных захватчиков и против крупных феодалов. Нередко крупные феодалы переходили на сторону врагов, чтобы таким способом сохранить свою независимость от центральной власти.
В борьбе с крупными феодалами центральная власть опиралась на мелкопоместное дворянство и купечество, так как эти слои населения были больше всего заинтересованы в прекращении феодальных распрей, в создании централизованной государственной власти, способной обеспечить эксплуатацию трудящихся масс.
Во времена арабского владычества, когда власть «великих царей» Картли пала, Грузия распалась на многочисленные феодальные княжества и царства, среди которых в наиболее выгодном положении были Абхазия, Кахети и Кларджети, избежавшие арабского нашествия. После освобождения из-под ига арабов в Грузии начинается процесс объединения разрозненных княжеств в единое целое, закончившийся в начале XI в.
Во главе объединенного Грузинского царства стал царь Баграт III. Но уже после его смерти (1014 г.) при его сыне Георгии I снова возникли феодальные распри.
Периодами государственного расцвета Грузинского царства за время до XIII в. были правления царей Давида IV Строителя (1089—1125), Георгия III (1156—1184), царицы Тамары (1184—1213). Высшая власть принадлежала царю, который управлял страной при помощи назначенных им чиновников. Высшим государственным органом был совет — дарбази, состоявший из визирей (каждый из которых ведал отдельной отраслью государственного управления), высших местных начальников и духовенства. Государство разделялось на эриставства (воеводства) во главе с эриставами (воеводами) и эриставэриставами («воеводами воевод»), при которых состояли многочисленные надсмотрщики; по налогам, по мере и весам, по торговле и т. п. Армия поначалу комплектовалась из ополченцев, а при Давиде IV — из пришельцев (половцев). При Давиде IV был реорганизован и суд: создан высший суд, а уголовный суд отделен от гражданского.
В XIII в. Грузия, как и все Закавказье, была завоевана монголами. Они установили в Грузии военно-административную организацию, разделив страну на тумены (10000 воинов).
С начала XIV в. в связи с ослаблением завоевателей возобновился процесс объединения Грузии. Многие феодалы, опиравшиеся на монголов, были истреблены. Власть сосредоточилась в руках царя Георгия V (1314—1346), названного Блистательным за ту роскошь, которая существовала в царском дворце.
В конце XIV в. Грузия подверглась опустошению из-за неоднократных набегов войск Тимура. С этого времени феодальная знать усилила борьбу за свою самостоятельность. В XIV в. в юго-западной части Грузии начало возвышаться княжество Самцхе—Саатабаго, во главе которого стоял правитель (атабаг) Бека.
В 1490 году центральная власть признала самостоятельность ряда княжеств. Ко времени турецкого завоевания Грузия представляла собой множество разрозненных государств.
В Армении высшая государственная власть принадлежала царю, которым стал Ашот II Железный, получивший в 922 году корону от халифа. Он опирался на свою гвардию и на государственный аппарат, состоявший из назначаемых им чиновников. Высшим должностным лицом был военачальник, управляющий дворцовыми владениями и казной. Чиновники осуществляли сбор налогов, контроль за торговлей. В городах власть находилась в руках амиров. Кроме того, здесь имелся орган самоуправления — совет старейших, в состав которого входили богатые купцы.
В X в. в Армении образовалось четыре самостоятельных царства (Ширак, Васпуракан, Сюник, Тарой). В том же веке страна была завоевана Византией, поставившей в захваченных областях наместников византийского императора. В середине XI в. Армению завоевали тюрки-сельджуки.
Борьбу Армении с сельджуками поддержала Грузия, которая нанесла им решительное поражение. В XIII в. Армения превратилась в вассальное государство грузинских царей династии Багратидов.
В XIV—XV в. на территории Армении происходили почти непрерывные войны, которые вели кочевые орды туркменских племен, курды и другие народы. В XVI в. она подпала под владычество Османской Турции.
В Азербайджане в IX в. в связи с ослаблением власти халифов стала возрастать власть отдельных наместников (эмиров) и местных феодалов. Крупнейшее значение имел Ширван, во главе которого стоял ширван-шах (царь).
В XI в. Азербайджан был завоеван сельджуками, эмир которых сделал своей резиденцией город Ганджу. Грузия при царе Давиде IV Строителе, пользуясь ослаблением могущества сельджуков, подчинила своей власти Ширван и некоторые другие области Азербайджана.
Подвергаясь постоянным нападениям извне, азербайджанские владетели смогли приобрести некоторую самостоятельность только после падения государства Тимура.
Памятники права. Древнейшее грузинское законодательство относится ко времени царя Баграта III (978—1014). При Георгии III (1156—1184) в Грузии был введен так называемый Малый Номоканон, составленный Евфимием Афонским. Царь Георгий V (1314—1346) составил свод законов — «Дзеглие дадеба», посвященных, главным образом, преступлениям против жизни и здоровья. Гражданско-правовые нормы в своде немногочисленны и ограничиваются регулированием купли-продажи, займа, залога.
Важным памятником является свод, в который вошли законы царя Баграта III, каноническое право и законы атабага Беки (1361—1391), дополненные его внуком Агбугой (1444—1451). Этот свод принято называть «законами Беки и Агбуги». В основе их, кроме древних грузинских законов, лежат нормы обычного права, судебная практика, которая в феодальном государстве служила одним из основных источников права. По законам Беки и Агбуги судья не только применял право, но и должен был решать дела по своему усмотрению.
Судебник Беки и Агбуги свидетельствует о развитых гражданскоправовых понятиях. Здесь дается точная классификация феодальной собственности (недвижимая вещь, одушевленная движимая вещь, неодушевленная движимая вещь), регулируется вопрос об исковой давности, подробно регламентируется переход права собственности, вводится различие между добросовестным и недобросовестным приобретателем.
Гражданско-правовые нормы были в основное направлены на защиту феодального землевладения. Они вводили различие в порядке отчуждения «мамули» (землевладение, соответствующее русской вотчине) и «сакаргави» (поместье). Сакаргави признавалось собственностью сеньора — атабага. Поэтому без его разрешения оно не могло быть отчуждено вассалом под страхом денежного взыскания. Таким образом, вассал-азнаур обладал лишь правом владения и пользования землей, связанным со служебными обязанностями. Прекращение службы влекло за собой и прекращение права владения сакаргави. Все эти нормы охраняли интересы крупных феодалов-землевладельцев.
В основном Судебник Беки и Агбуги был сборником норм уголовного права, отражавших социальное неравенство, привилегированное положение феодалов и бесправие крепостного крестьянства.
Важнейшими видами преступлений признавались убийство, разбой, грабеж, воровство, причинение телесного повреждения. В качестве наказания применялись изгнание, штраф, причинение увечий (лишение членов тела), плата за кровь (сисхли), плата за нанесение раны (герши). Наказание имело целью возмездие и устрашение.
Плата за кровь крестьянина была установлена в 400 серебреников, слуги — в 1000, небогатого купца — в 6000, богатого купца — в 12000. За кровь азнаура взималось столько же, сколько за убийство купцов: за мелкого азнаура — 6000 серебреников, за среднего (который обладает башней или оружием или палаткой) — 12000, за более крупного феодала — 20 000, за дидебули — 40000. Таким образом, плата за кровь дидибули была в сто раз большей, чем за кровь крестьянина.
Плата за нанесение раны была установлена в виде доли сисхли в зависимости от тяжести совершенного преступления и социального положения потерпевшего.
В Судебнике царя Баграта III, вошедшем в состав законов Беки и Агбуги, кроме сисхли, уплачиваемом потерпевшему или его родственникам, упоминается штраф (сапиро), взыскиваемый сверх платы за кровь. Размер штрафа тоже зависел от положения потерпевшего.
При отягчающих обстоятельствах сисхли взыскивалось в большем размере. Например, при совершении преступления в особо важном или почитаемом месте, в случае нападения и измены размер сисхли увеличивался вдвое.
Сисхли уплачивалось самим преступником, членами его семьи или ближайшими родственниками. Если убийца не мог уплатить сисхли, то он подлежал изгнанию.
Азербайджан не оставил памятников права. Приняв во время арабского владычества мусульманство, население Азербайджана судилось по мусульманскому праву — шариату.
В Армении в это время действовал судебный сборник, составленный ученым монахом Мхитаром Гошем (умер в 1213 году). Человек создан свободным, заявляет Мхитар Гош, а Зависимость от господ возникла из-за нужды в земле и воде. Мхитар Гош узаконяет такую зависимость, прокламирует неприкосновенность светской и духовной феодальной знати. Однако он — сторонник ослабления феодальной эксплуатации в целях смягчения классовой борьбы перед лицом иноземных завоевателей. Гош призывает брать умеренные налоги и не заставлять зависимых крестьян работать больше одного дня в неделю. Решительно выступает Гош против права господина убивать своих рабов, ратует за предоставление рабам возможности выкупаться на волю, в частности путем отработки уплаченной за него цены. Гош писал свой Судебник в период сельджукского владычества и поэтому имеет в виду церковный суд, которому завоевателями было разрешено разбирать споры между армянами. Лишь в отдельных статьях имеются намеки на царский и княжеский суд.
Судебник Гоша не мог иметь официального значения. В нем перемешаны нормы права, их толкование, нормотворческие предложения самого автора, теоретические рассуждения.
Источником права Гош признает библию, христианские каноны и обычное право. Беря за основу библейские законы, Гош в своих замечаниях последовательно рекомендует смягчение, гуманизацию наказаний. Судебник Мхитара Гоша является важным памятником правовой мысли и обычного армянского права середины XII — начала XIII вв.

продолжение главы...