Приморская операция Народно-революционной армии. Освобождение Владивостока


вернуться в оглавление книги...

С.Н.Шишкин. "Гражданская война на Дальнем Востоке"
Военное издательство министерства обороны СССР, Москва, 1957 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

Приморская операция Народно-революционной армии. Освобождение Владивостока

Подготовка и планы операции. К 27 сентября без какой-либо помехи со стороны противника части 2-й Приамурской дивизии и Отдельная Дальневосточная кавалерийская бригада сосредоточились в районе ст. Шмаковка, ст. Уссури. 1-я Забайкальская дивизия, следуя частью сил по железной дороге в эшелонах, частью по рекам Амур и Уссури на пароходах, прошла уже Хабаровск и двигалась на юг.
Командование Народно-революционной армии для предстоящего наступления назначило 2-ю Приамурскую дивизию, Отдельную Дальневосточную кавалерийскую бригаду, дивизион бронепоездов, авиаотряд, саперный батальон и минноподрывную роту. Эти войска составили ударную группу под общим командованием командира 2-й Приамурской дивизии М. М. Ольшанского, которого в начале октября заменил Я. З. Покус. Одновременно для помощи партизанам и действий во вражеском тылу из войск Приамурского округа был выделен отряд особого назначения под командованием Гюльцгофа, которому надлежало двигаться по долине реки Даубихэ и выйти в район населенного пункта Чернышевка (25 км севернее ур. Анучино).
1-я Забайкальская стрелковая дивизия оставлялась в резерве командования Народно-революционной армии с задачей сосредоточиться к югу от Имана.
В период с 27 сентября по 4 октября производились перегруппировки и подготовка войск к наступлению.
По плану командования Народно-революционной армии ближайшей целью операции являлось уничтожение поволжской группы белых в районе ст. Свиягино, не допустив ее отхода на Спасск, в последующем — разгром при содействии партизан спасской группировки противника и развитие успеха в южном направлении.
Общее наступление назначалось на 5 октября. Ударная группа должна была отвлечь внимание врага наступлением части сил вдоль Уссурийской железной дороги на разъезд Краевский и нанести главный удар в обход железнодорожного пути с востока. Для обеспечения маневра выделенные для действий вдоль железной дороги части должны были занять разъезд Краевский не позднее 4 октября.
Командующему партизанскими отрядами Южного Приморья Вольскому было приказано с прибытием отряда особого назначения во что бы то ни стало разбить части противника, действующие в районе ур. Анучино, Ивановка, после чего сосредоточиться главными силами в районе Чернышевки для нанесения удара в общем направлении на ст. Мучную и далее в тыл спасской группировке врага. Специальной задачей партизан являлось прекращение с 7 октября железнодорожного сообщения между Никольск-Уссурийским и ст. Евгеньевка.
Командующий ударной группой для наступления на железнодорожном направлении назначил 6-й Хабаровский стрелковый полк и Троицкосавский кавалерийский полк, придав им легкий артиллерийский дивизион и два бронепоезда. Для нанесения главного удара были выделены Отдельная Дальневосточная кавалерийская бригада и 5-й Амурский стрелковый полк, усиленные четырьмя орудиями. Эти войска, составившие обходящую колонну или группу, возглавил С. С. Вострецов.
По плану командующего ударной группой Отдельная Дальневосточная кавалерийская бригада и 5-й Амурский полк должны были, выступив с рассветом 4 октября из района Ольховки, Степановки, к концу этого же дня сосредоточиться в деревне Никитовка; с рассветом 5 октября кавалерийской бригаде, усиленной двумя орудиями, надлежало наступать через населенные пункты Васильевка, Кронштадтская и ночью 6 октября овладеть разъездом Дроздов, атаковав противника на ст. Свиягино с юга, 5-й Амурский полк с двумя орудиями должен был, выступив с рассветом 5 октября из деревни Никитовка, 6 октября атаковать врага на ст. Свиягино с востока.
В резерве оставались: на железнодорожном направлении — батальон 4-го Волочаевского полка и дивизионная школа младшего комсостава 2-й Приамурской дивизии, а на направлении главного удара — второй батальон 4-го Волочаевского полка, расположенный в районе Ольховки.
Ход Приморской операции. Боевые действия Народно-революционной армии в Приморской операции развивались по следующим этапам:
Первый (4—7 октября) — переход в наступление ударной группы и бои в районе ст. Свиягино.
Второй (8—9 октября) — штурм Спасского укрепленного района.
Третий (10—15 октября)—разгром главных сил «земской рати».
Четвертый (15—25 октября) — преследование остатков разбитого противника и освобождение Владивостока.
Первый этап (4—7 октября). С утра 4 октября части, выделенные для действий на железнодорожном направлении, перешли в наступление. В результате упорного боя, длившегося около двух часов, они нанесли белым большие потери и овладели разъездом Краевским. На следующий день 6-й Хабаровский полк, развивая успех, сломил сопротивление усилившегося за счет резервов противника и овладел поселком Духовским. С рассветом 6 октября 6-й Хабаровский и Троицкосавский полки начали наступление на ст. Свиягино.
В тот же день вся Поволжская группа белых в полном составе при поддержке двух бронепоездов перешла во встречное наступление вдоль Уссурийской железной дороги. Противник стремился перехватить инициативу и разбить части Народно-революционной армии на подступах к ст. Свиягино. Завязался ожесточенный встречный бой в районе высот 5 км северо-западнее Свиягино. Полки Народно-революционной армии, уступая Поволжской группе в численности, но превосходя ее в огневых средствах, успешно отбивали все вражеские атаки. Огневой бой, несколько раз переходивший в рукопашные схватки, затянулся до позднего вечера.
Наконец, убедившись в невозможности сломить сопротивление частей Народно-революционной армии и опасаясь обхода правого фланга, генерал Молчанов решил вывести свои войска из боя. Прикрываясь огнем оставленных в качестве заслона пулеметных команд, артиллерии и бронепоездов и разрушая путь, Поволжская группа начала отходить на Спасск. Белые хотели сохранить и без того уже поредевшие силы Поволжской группы и встретить войска Народно-революционной армии на заранее укрепленных и хорошо оборудованных позициях. Рано утром 6 октября 6-й Хабаровский полк занял ст. Свиягино.
Отход противника к Спасску стал возможен потому, что обходящая группа не смогла выйти во фланг и тыл белым. 5-й Амурский полк вместо того, чтобы 6 октября атаковать Свиягино с востока и нанести удар во фланг Поволжской группе, к вечеру 6 октября достиг только деревни Васильевки, расположенной в 10 км юго-восточнее Свиягино. Отдельная Дальневосточная кавалерийская бригада вследствие неправильной ориентировки слишком углубилась на юг и вечером 6 октября оказалась в районе Буссевки, отстоящей от разъезда Дроздов на 12 км к юго-востоку.
Таким образом, большая часть сил ударной группы не приняла участия в бою 6 октября. Воспользовавшись этим, противник смог отойти на Спасск.
Стремясь наверстать упущенное, командующий ударной группой Я. З. Покус хотел на плечах отступающего противника овладеть Спасском и отрезать белым дальнейший путь отхода. 7 октября утром он отдал приказ об овладении Спасском к 21 часам того же дня; при этом 6-му Хабаровскому полку, усиленному двумя легкими батареями, ставилась задача — наступать в направлении Кронштадтской и далее на Хвалынку. Отдельная Дальневосточная кавалерийская бригада получила приказ наступать от Буссевки на Славянку, Краснокуты, обходя Спасск с востока, и к рассвету 8 октября выйти к железной дороге у разъезда Кнорринг.
Войска эту задачу выполнить не смогли. 6-й Хабаровский полк, утомленный напряженным многочасовым боем накануне, начал наступление только с полудня 7 октября. Встретив сопротивление конницы и бронепоезда белых, он к исходу дня достиг лишь района разъезд Дроздов, Анненское.
5-й Амурский стрелковый полк, продолжая наступление через Кронштадтскую и соединившись здесь с Трояцкосавским кавалерийским полком, вечером 7 октября вышел в район Константиновки, Буссевки, где и расположился на ночлег. Отдельная Дальневосточная кавалерийская бригада достигла только Дубовской. Резерв ударной группы сосредоточился в Александровской. 1-я Забайкальская дивизия, миновав железнодорожный мост через реку Уссури, продолжала движение на юг к ст. Шмаковке.
Таким образом, в период с 4 по 7 октября ударная группа Народно-революционной армии, перейдя в общее наступление, сломила сопротивление противника, овладела важным узлом вражеской обороны — ст. Свиягино и продвинулась на юг почти на 50 км.
Однако основная задача первого этапа наступления — уничтожение Поволжской группы белых — не была выполнена. Вследствие опоздания обходящей группы противник, хотя и со значительными потерями, все же успел уйти из-под удара и закрепиться на заранее подготовленных оборонительных позициях. Перед войсками ударной группы встала теперь более сложная задача — разгромить врага, занявшего долговременные оборонительные сооружения Спасского укрепленного района.
Второй этап (8—9 октября). Штурм Спасска . Спасский укрепленный район был построен японскими интервентами еще в 1921 г. Располагаясь в 40-километровом дефиле между озером Ханка и западными отрогами хребта Сихотэ-Алинь, он имел назначение преграждать вход в Южное Приморье. Японцы много потрудились над тем, чтобы превратить этот район в непреодолимое препятствие.
Спасский укрепленный район был рассчитан на японскую дивизию военного времени. Основной опорой его являлись семь фортов долговременного полевого типа, располагавшихся в городе и в его окрестностях. Все форты были соединены между собой окопами с блиндажами, опутаны проволочными заграждениями в 3—5 рядов и находились в огневой связи между собой. Стягивая свои войска для эвакуации во Владивосток, японское командование передало Спасский укрепленный район «земской рати» со всем оборудованием в состоянии, вполне пригодном для длительной и упорной обороны.
Эти укрепления и эаняла Поволжская группа генерала Молчанова после отступления от ст. Свиягино. Ни с востока, ни с запада Спасский укрепленный район по условиям местности крупным войсковым соединением обойти не представлялось возможным. Нужно было брать его штурмом. Белогвардейское командование, рассчитывая на прочность укреплений и выгодность позиций, не торопилось с подтягиванием к Спасску остальных войск «земской рати». Оно считало, что всегда успеет подбросить силы в помощь Поволжской группе, как только обнаружится направление главного удара Народно-революционной армии.
Части ударной группы, достигнув 7 октября северных, северо-восточных и восточных подступов к городу, всю ночь на 8 октября вели усиленную разведку и передовыми подразделениями выдвигались на исходные рубежи для наступления.
К утру 8 октября 6-й Хабаровский полк и приданный ему пеший дивизион Отдельной Дальневосточной кавалерийской бригады (группа железнодорожного направления) заняли деревни Гайворон и Хвалынка, оседлав Уссурийскую железную дорогу в 4—5 км к северу от города. Группа Вострецова, включившая в свой состав, кроме 5-го Амурского стрелкового полка, Троицкосавский кавалерийский полк и дивизионную школу младшего комсостава 2-й Приамурской дивизии, заняла Буссевку и Славянку. Отдельная Дальневосточная кавалерийская бригада вела бои у восточной окраины Дубовской, занятой белыми. Резерв ударной группы — 4-й Волочаевский полк (без одного батальона) располагался в Анненской.
План наступления ударной группы заключался в следующем: сковывая противника на фронте Хвалынка, Буссевка (железнодорожное направление), главными силами левой колонны (группа Вострецова) нанести удар из района Славянки в направлении форта № 3 и овладеть Спасском; одновременно 6-й Хабаровский полк должен был вести атаку с севера на форт № 1 и северо-западную окраину Спасска. Отдельная Дальневосточная кавалерийская бригада имела самостоятельную задачу — в ночь с 7 на 8 октября прорваться в тыл противника через деревню Прохоры.
8 октября в 5 час. 30 мин. 6-й Хабаровский полк перешел в наступление. После ожесточенного боя он к 17 часам ворвался на северо-западную окраину Спасска и вплотную приблизился к форту № 1. Однако штурмом взять форт № 1 не удалось. Противник сильным артиллерийским и ружейно-пулеметным огнем отбил атаку. Ночная атака хабаровцев также оказалась безуспешной. Чтобы избежать излишних потерь, полк отошел от форта, оставив за собой все же северо-западную окраину города.
На участке левой колонны первым начал наступление 5-й Амурский полк. Нанося удар между Хвалынкой и Славянкой, он пытался прорваться между фортами № 2 и 3, но наткнулся на проволочные заграждения и подвергся сильному фланговому огню из форта № 3. Не добившись успеха, полк вынужден был прекратить атаки и отойти.
Безуспешные атаки 6-го Хабаровского и 5-го Амурского полков показали, что внезапным ударом без предварительной мощной артиллерийской подготовки сломить оборону белых невозможно. Поэтому командующий ударной группой приказал во второй половине дня 8 октября сосредоточить 20 орудий к северу от Славянки и открыть огонь по форту № 3. После пятичасовой артиллерийской подготовки 5-й Амурский полк вновь перешел в наступление и ночной атакой в 23 часа 8 октября штурмом захватил форт № 3. Три контратаки белых на этот форт, предпринятые в ту же ночь, были отбиты.
Отдельная Дальневосточная кавалерийская бригада в конном строю атаковала белогвардейцев в Дубовской, но противник встретил ее сильным огнем. Не добившись успеха, бригада отошла в Вишневку.
Таким образом, в итоге первого дня штурма успех был достигнут только на участке 5-го Амурского полка, т. е. группой Вострецова. Здесь была пробита первая брешь во вражеских укреплениях.
Обладание фортом № 3 давало возможность левой колонне держать под фланговым огнем неприятельские окопы, запиравшие дорогу из Буссевки на Спасск, и развивать удар во фланг белым. Почувствовав эту угрозу, вражеский гарнизон форта № 3 после неудачных попыток восстановить утраченное положение отошел на окраину Спасска и укрепился в военном городке.
В течение ночи на 9 октября проводилась энергичная подготовка к решающему штурму Спасска. Командующий ударной группой решил использовать успех, достигнутый 5-м Амурским полком, и приказал сосредоточить всю артиллерию на участке этого полка. Одновременно резерв ударной группы был подтянут ближе к левому флангу и расположен в Славянке.
На 9 октября частям ударной группы были поставлены следующие задачи: 6-му Хабаровскому полку — овладеть фортом № 1 и северной частью города; 5-му Амурскому полку — нанести удар с востока и занять военный городок; Троицкосавскому кавалерийскому полку — взять Дубовскую и в дальнейшем действовать по ближним тылам противника. Отдельная Дальневосточная кавалерийская бригада должна была выполнять прежнюю задачу — выйти на железную дорогу в районе разъезда Кнорринг с целью не допустить отхода белых на юг.
С утра 9 октября все части ударной группы после короткой артиллерийской подготовки вновь перешли в наступление. К 7 часам бой по всему фронту достиг наивысшего напряжения. Противник отбивал все атаки на Спасск. Чтобы подавить огонь вражеских пулеметов, пришлось приостановить атаку и повторить артиллерийскую подготовку. В течение часа орудия ударной группы вели беспрерывный огонь по огневым точкам врага. Около 10 часов штурм возобновился. Первый успех обнаружился на левом фланге на участке Троицкосавского кавалерийского полка, который совместно с дивизионной школой ворвался в Дубовскую и выбил оттуда конную дружину белых. Развивая удар, кавалеристы и курсанты достигли деревни Краснокуты и около 14 часов овладели ею.
В то же время 6-й Хабаровский полк после ожесточенного штурма ворвался в форт № 1 и занял северную часть Спасена. Продолжая стремительное наступление, полк оттеснил белых к цементному заводу на южной окраине Спасска и захватил знамя Поволжской группы. Воспользовавшись отходом противника от форта № 1, пешая разведка 6-го Хабаровского полка и 1-й батальон 5-го Амурского полка ударом с северо-востока и востока овладели фортом № 2 и ст. Евгеньевкой. Главные силы 5-го Амурского полка развили этот успех удачной атакой на военный городок.
Усиливая натиск, левая колонна в середине дня ввела из резерва в бой 4-й Волочаевский полк, который штурмом захватил последний оплот противника на восточном фасе спасских укреплений — форт № 5.
К 14 час. 30 мин. враг потерял пять фортов и, подвергаясь непрерывным ударам с севера и востока, оставил город. В руках белых находились еще форты № 6 и 7, но угроза охвата им 6-м Хабаровским полком с северо-запада, а Дальневосточной кавалерийской бригадой с юго-востока вынудила их оставить эти форты без боя и поспешно отступить на юг. Для того чтобы обеспечить отход главных сил из-под угрозы окружения, белые выставили в район Прохоры сильный заслон в 600 штыков и сосредоточили огонь всех своих бронепоездов по Дальневосточной кавалерийской бригаде. Ценой больших потерь им удалось отбить атаки Дальневосточной кавалерийской бригады в районе Прохоры и вырваться в направлении ст. Мучная.
К 16 часам 9 октября весь Спасский укрепленный район был в руках Народно-революционной армии. Белые потеряли в боях у Спасска свыше 1000 человек убитыми и пленными, две батареи, бронепоезд, знамена трех полков и штаб Поволжской группы.
Отход противника на юг был бы невозможен, если бы партизанские отряды Анучинского района смогли нанести удар на ст. Мучную. Но они оказались вовлеченными в сильные бои против Сибирской казачьей группы генерала Бородина и осуществить поставленную задачу не смогли.
После освобождения Спасска перед Народно-революционной армией открылись широкие перспективы. Путь в Южное Приморье был очищен. Войска Народно-революционной армии получали возможность перейти к более маневренным, нежели в спасской горловине, действиям. Вместе с тем падение Спасского укрепленного района было сильным ударом по планам японских захватчиков. Рухнули последние надежды интервентов на сохранение протектората над Южным Приморьем.
Третий этап (10—15 октября). После поражения Поволжской группы белых в районе Спасска перед Народно-революционной армией встала задача ликвидации остальных групп «земской рати».
Для этой цели важно было обеспечить за собой свободу маневра на двух основных операционных направлениях: 1) на никольск-уссурийском (вдоль Уссурийской железной дороги) и 2) на гродековском. Иначе противник, используя рассредоточенное расположение своих сил и выдвинув резервы, мог создать сильную группировку на каком-либо одном направлении и нанести контрудар.
В частности, при наступлении Народно-революционной армии на Никольск-Уссурийский белое командование могло бросить для удара во фланг Сибирскую группу генерала Смолина, располагавшуюся в Приханкайском районе, предварительно усилив ее Дальневосточной группой генерала Глебова и резервами из Владивостока.
В случае же наступления главных сил Народно-революционной армии на Гродеково белые имели возможность нанести контрудар на никольск-уссурийском направлении, используя для этого Сибирскую казачью группу генерала Бородина, остатки Поволжской группы, усиленные Дальневосточной группой Глебова, резервами из Владивостока и двумя бронепоездами.
Исходя из этих соображений, главком Народно-революционной армией И. П. Уборевич после овладения Спасском поставил перед ударной группой и 1-й Забайкальской стрелковой дивизией следующие задачи: 2-й Приамурской стрелковой дивизии к утру 12 октября овладеть районом Халкидон, Монастырище; Отдельной Дальневосточной кавалерийской бригаде захватить переправы через реку Лефу и выйти в район Вадимовки; 1-й Забайкальской дивизии втечение 12—13 октября сосредоточиться в районе Алтыновка, ст. Мучная, Черниговка. Постановка таких задач отвечала создавшейся обстановке. Ударная группа при выполнении этих задач обеспечивала за собой как никольск-уссурийское направление, так и гродековское, имея в резерве для использования на любом из этих направлений 1-ю Забайкальскую стрелковую дивизию.
10 октября ударная группа приступила к решению поставленных задач.
Тем временем остатки Поволжской группы белых, усилившись за счет подошедших частей Сибирской казачьей группы генерала Бородина, пытались организовать оборону на ряде последовательных рубежей. Первый такой рубеж находился на линии Алтыновка, Дмитровка; второй — на линии ст. Мучная, Черниговка; третий — в районе пос. Халкидон.
На первом рубеже противник, оказав упорное сопротивление, продержался всего лишь один день и затем с большими потерями отошел на второй рубеж. На втором рубеже 6-й Хабаровский полк, следовавший в авангарде 2-й Приамурской дивизии, завязал упорный шестичасовой бой. Когда подошли главные силы дивизии, противник был отброшен на Халкидон; часть его сил, уничтожив за собой переправы через Лефу, отошла в район Вадимовки.
12 октября 2-я Приамурская дивизия овладела Халкидоном, направив для преследования остатков белых Троицкосавский кавалерийский полк. В ночь на 13 октября Отдельная Дальневосточная кавалерийская бригада, наступавшая на левом фланге 2-й Приамурской дивизии, передвинулась на гродековское направление и, форсировав Лефу, с боем заняла Вадимовку. 1-я Забайкальская дивизия к этому времени сосредоточилась в районе Алтыновки, ст. Мучная, Черниговка.
После занятия района Вадимовка, Халкидон, Черниговка главком Народно-революционной армией, полагая, что главные силы белых будут стремиться отступить на Гродеково и что не исключена возможность решительных боев с ними в Приханкайском районе, предполагал с утра 14 октября нанести главный удар в общем направлении на Гродеково. Однако детальную разработку плана наступления он отложил до 13 октября, чтобы, прибыв на ст. Мучная и уточнив группировку и намерения врага, принять окончательное решение. Между тем обстановка, сложившаяся на фронте, заставила изменить этот первоначальный замысел.
Белогвардейское командование, разгадав предварительное решение командования Народно-революционной армии и истолковав перегруппировку Отдельной Дальневосточной кавалерийской бригады в район Вадимовки как начало наступления в гродековском направлении, решило в свою очередь нанести контрудар на железнодорожном направлении. С этой целью оно подтянуло из райола Шкотово Дальневосточную группу генерала Глебова и почти все резервы из Владивостока.
13 октября противник, сосредоточив свои силы в районе ст. Ипполитовка, Кремово, Ляличи, перешел в наступление в направлении на Монастырище и Халкидон двумя группами. Левая группа в составе 1700 штыков, 600 сабель при 28 пулеметах и пяти орудиях, имея задачей нанести главный удар, наступала вдоль железной дороги. Правая группа численностью до 1500 штыков и сабель, намереваясь охватить левый фланг 2-й Приамурской дивизии, вела наступление восточнее железной дороги от Ляличи на Монастырище.
Днем 13 октября белым удалось на железнодорожном направлении отбросить 5-й Амурский полк за реку Монастырку, овладеть разъездом Манзовка и захватить выгодную для развития дальнейшего наступления высоту к юго-востоку от Монастырище.
Контрудар, предпринятый белыми 13 октября, показал командованию Народно-революционной армии, что противник, имея основную группировку на никольск-уссурийском направлении, намеревается дать решительный бой именно здесь, а не в Приханкайском районе (гродековское направление), как предполагалось вначале.
Командование Народно-революционной армии решило разгромить обнаружившую себя главную группировку «земской рати», изолировав ее от Сибирской группы генерала Смолина, находившейся на гродековском направлении.
Для этого Отдельной Дальневосточной кавалерийской бригаде была поставлена задача наступать от Вадимовки через Лучки в обход левого фланга белых и нанести удар на Вознесенское. 1-я Забайкальская Дивизия из района Алтынойка, ст. Мучная, Черниговка была направлена через Халкидон также на Вознесенское с задачей овладеть им совместно с кавалерийской Дальневосточной бригадой не позднее 12 часов 14 октября. 2-я Приамурская дивизия получила приказ перейти на рассвете 14 октября в наступление, нанося главный удар по правому флангу белых и обходя их с востока. Перед партизанами Анучинското района была поставлена задача наступать на Ляличи и уничтожить железнодорожный мост через Лефу в районе Кремово для того, чтобы отрезать противнику пути отхода на юг. Утром 14 октября началось общее наступление войск Народно-революционной армии.
Около 9 часов Отдельная Дальневосточная кавалерийская бригада стремительным ударом овладела населенным пунктом Лучки. Противник, потеряв свыше 250 человек убитыми и пленными, стал отступать на Вознесенское. Но в это время 1-я Забайкальская стрелковая дивизия, сбив противостоящие части белых, уже обходила Вознесенское с юго-востока. Белые, оказавшись под ударами с двух сторон, не могли более задерживаться в районе Вознесенского и отошли. Около 12 часов Вознесенское было занято правофланговыми частями Народно-революционной армии.
На левом фланге боевые действия развивались вначале менее успешно. Наступление 5-го Амурского полка и дивизионной школы от Монастырище на Ляличи противник упредил. Его Сибирская казачья группа, усиленная остатками Поволжской группы и резервами, первой перешла в наступление на Монастырище, чтобы ударить в тыл 1-й Забайкальской дивизии. Но белые наткнулись на дивизионную школу. В результате этого завязался упорный бой. Противник, имея до 2400 человек против 240 курсантов, предпринял четыре атаки, но каждый раз отступал с большими потерями. Курсанты с близкой дистанции метким огнем выводили из строя одну вражескую цепь за другой. Белые потеряли в этом бою одними убитыми 620 человек. Большие потери понесла и дивизионная школа. Из 240 бойцов в ней осталось в строю только 67, но они не пропустили врага. За стойкость и мужество, проявленные в бою, Советское правительство наградило 67 героев орденом Красного Знамени.
К этому времени общее оперативное положение противника резко ухудшилось. После потери Вознесенского весь левый фланг белых был разгромлен. Дальнейшее упорство в районе Монастырище грозило противнику глубоким охватом с запада и потерей последних путей отхода на юг. Поэтому, узнав о падении Вознесенского, белогвардейцы отказались от дальнейшей борьбы под Монастырищем и начали поспешно отступать по всему фронту. Бросая раненых, противник бежал в район Ляличи, Кремово, намереваясь задержаться здесь. Однако войска Народно-революционной армии, стремительно преследуя врага, быстро сломили его сопротивление и в этом районе. К исходу дня 14 октября они заняли Павловку, Кремово.
В боях у Вознесенского и под Монастырищем Народно-революционная армия разбила основные силы «земской рати». Враг был настолько потрясен и деморализован поражением, что уже не представлял организованной и боеспособной силы. Управление было потеряно. Войскам Народно-революционной армии оставалось стремительным и неотступным преследованием довершить разгром врага.
Четвертый этап (15—25 октября). После разгрома «земской рати» в районе Вознесенского и Монастырище важно было не допустить соединения остатков разбитого здесь противника с Сибирской группой, продолжавшей бои с партизанами в Приханкайском районе, и ликвидировать обе группировки по частям. Поэтому с выходом войск Народно-революционной армии в район Павловки, Кремово дальнейшее преследование врага было организовано в двух направлениях. 2-я Приамурская дивизия получила задачу развить наступление на юг и овладеть Никольск-Уcсурийским, а Отдельная Дальневосточная кавалерийская бригада и 1-я Забайкальская дивизия должны были захватить район станций Галенка, Гродеково.
15 октября кавалерийская бригада, пройдя до 30 км, заняла ст. Галенка, перерезав путь соединения Сибирской группы с остатками других частей «земской рати». 1-я Забайкальская дивизия ударом на северо-запад разгромила остатки Сибирской группы и 16 октября с боем овладела Гродеково.
В то же время 2-я Приамурская дивизия, продолжая преследование противника на юг, 15 октября заняла Никольск-Уссурийский. Окончательно деморализованные белые, бросая оружие, пытались прорваться к границе. От Раздольного они разделились на две группы. Одна продолжала бежать на Владивосток; другая отходила на Посьет, чтобы скрыться в Корее.
В связи с этим 2-я Приамурская дивизия от Раздольного была направлена на Посьет, а 1-я Забайкальская дивизия, выполнившая свою задачу, была переброшена по железной дороге из Гродеково на ст. Угольная, откуда походным порядком двинулась на Владивосток. 19 октября около 13 часов она находилась уже в 9 км от города. Здесь Народно-революционная армия вновь натолкнулась на японские части, пытавшиеся преградить ей путь к Владивостоку.
Стремясь даже в этот последний момент полного и очевидного краха всей дитерихской авантюры создать предлог для оставления своих войск во Владивостоке, японское командование и представитель японского министерства иностранных дел во Владивостоке стали угрожать приостановить эвакуацию, если произойдут столкновения между частями Народно-революционной армии и японскими войсками. Американский консул Макгаун также выступил в местной белогвардейской газете с заявлением о том, что «в случае опасности американскими войсками будут приняты самые решительные меры».
Чтобы сорвать провокационные замыслы интервентов, Военный совет Народно-революционной армии обратился к командирам, комиссарам и бойцам с призывом организованно отойти на несколько верст от города и ждать дальнейших указаний.
Потерпев неудачу, японское командование стало всячески затягивать переговоры о вступлении войск Народно-революционной армии во Владивосток. В то же время интервенты и белогвардейцы спешили разграбить город. Они грузили на суда ценное имущество и оборудование, взрывали крепостные укрепления и склады с вооружением; то, чего не успевали забрать,— уничтожали и топили в море.
За несколько дней до ухода интервенты пытались создать во Владивостоке еще одно «правительство». На этот раз вместо спасшегося бегством на японском пароходе Дитерихса выступила на сцену группа сибирских областников во главе с неким А. Н. Сазоновым. Однако вся «деятельность» этого нового «правительства» ограничилась тем, что оно 22 октября расклеило по городу рукописные плакаты о принятии власти, за что и получило кличку «плакатного правительства». Кроме того, три его «министра» в тот же день сделали налет на городскую думу с целью захватить денежную кассу, но касса оказалась уже разграбленной.
22 октября Советское правительство и правительство Дальневосточной республики обратились к Японии с энергичным протестом против затягивания японским командованием эвакуации своих войск из Владивостока, возлагая ответственность за анархию и разгром города на японское правительство.
Одновременно владивостокские рабочие объявили всеобщую забастовку, требуя немедленного ухода интервентов. Лишь после этого японское командование вынуждено было 24 октября на разъезде Седанка подписать соглашение об очищении японскими войсками Владивостока и прилегающих островов не позднее 16 часов 25 октября 1922 г.
25 октября в 16 часов вслед за уходившими войсками интервентов передовые части 1-й Забайкальской стрелковой дивизии и школа младшего командного состава 2-й Приамурской стрелковой дивизии, радостно приветствуемые всем населением, вступили во Владивосток. На другой день, 26 октября, В. И. Ленин телеграфировал председателю Совета министров Дальневосточной республики:
«К пятилетию победоносной Октябрьской революции Красная Армия сделала еще один решительный шаг к полному очищению территории РСФСР и союзных с ней республик от войск иностранцев-оккупантов. Занятие народно-революционной армией ДВР Владивостока объединяет с трудящимися массами России русских граждан, перенесших тяжкое иго японского империализма. Приветствуя с этой новой победой всех трудящихся России и героическую Красную Армию, прошу правительство ДВР передать всем рабочим и крестьянам освобожденных областей и гор. Владивостока привет Совета Народных Комиссаров РСФСР».

* * * * *
Приморская операция свидетельствовала о значительно возросшем оперативном и тактическом мастерстве Народно-революционной армии, о боевой закалке и беспредельной храбрости ее бойцов и командиров. Особенностью операции являлось то, что она развертывалась при исключительно коротких сроках подготовки и при незакончившемся сосредоточении войск. В то время как ударная группа, составлявшая первый эшелон, перешла в наступление, 1-я Забайкальская стрелковая дивизия, находившаяся во втором эшелоне, была еще в движении на значительном удалении от района боевых действий. На первых двух этапах операция протекала на местности, неблагоприятной для широких маневренных наступательных действий. Узкий проход, ограниченный с одной стороны болотистой долиной озера Ханка, а с другой — отрогами хребта Сихотэ-Алинь, исключал возможность применения глубокого маневра в обход. Это обстоятельство резко отличало характер боев за овладение Спасским укрепленным районом от боев за волочаевские позиции. Однако и в этих условиях войска Народно-революционной армии успешно справились с поставленной перед ними задачей.
Быстрое преодоление вражеских укреплений и разгром белогвардейского гарнизона были достигнуты благодаря правильному выбору направления главного удара по восточному фасу Спасского обвода и массированному применению артиллерии на выбранном участке прорыва. Большое значение имело также своевременное использование имевшихся резервов для развития частного успеха.
На третьем этапе боев заслуживает внимания встречное столкновение войск Народно-революционной армии с главными силами «земской рати». Оно является наглядным примером умело организованной борьбы с крупными резервами врага в его оперативной глубине. Своевременно обнаружив направление главного удара белых, Народно-революционная армия противопоставила врагу смелый и решительный маневр конницей и 1-й Забайкальской стрелковой дивизией на Вознесенское и этим изолировала главную неприятельскую группировку от остальных сил, создав для нее угрозу глубокого охвата с фланга. Героическая стойкость и мужество курсантов дивизионной школы 2-й Приамурской дивизии сыграли исключительную роль в обеспечении этого маневра.
Приморская операция, являвшаяся последней крупной операцией Народно-революционной армии, завершилась блестящей победой над врагом. Лишь незначительная часть белогвардейцев успела бежать из Владивостока на японских судах. В районе ст. Пограничной до 2 тыс. белогвардейцев, преследуемые частями Народно- революционной армии, разрозненными группами перешли маньчжурскую границу.
Разгромом «земской рати» интервентам был нанесен последний и решительный удар. После этого им ничего не оставалось делать, как эвакуировать свои войска из Южного Приморья.
В ноябре 1922 г. вынужден был покинуть Владивостокский порт и американский крейсер «Сакраменто» с отрядом американцев, находившимся на Русском острове.
Владивосток — важнейший стратегический пункт на Дальнем Востоке и крупнейший порт нашей Родины на Тихом океане — снова стал советским.

продолжение книги...