Военно-политическая обстановка в Приморье летом и осенью 1922 г


вернуться в оглавление книги...

С.Н.Шишкин. "Гражданская война на Дальнем Востоке"
Военное издательство министерства обороны СССР, Москва, 1957 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

Военно-политическая обстановка в Приморье летом и осенью 1922 г.

С середины 1922 г. начался последний этап борьбы с интервентами на Дальнем Востоке. Он протекал в более благоприятной для Дальневосточной республики обстановке и завершился полным изгнанием врага.
Поражение белогвардейцев под Волочаевкой сильно поколебало позиции японских интервентов в Приморье. Теперь не оставалось даже формальных предлогов для оставления там японских войск. Правительство США, стараясь смягчить впечатление от провала собственной военной авантюры на Дальнем Востоке и убедившись в нереальности своей политики продолжения военной интервенции руками японских милитаристов, начало производить нажим на Японию с целью заставить ее вывести войска из Приморья. Настойчивые напоминания американского правительства об ускорении эвакуации японских вооруженных сил из Приморья отнюдь не являлись проявлением его благих намерений в отношении молодого Советского государства, как пытались представить это правящие круги США. Американские империалисты по-прежнему ненавидели растущую и крепнущую Страну Советов и продолжали вести против нее ожесточенную борьбу. Но при изменившейся обстановке, когда Советская Армия разгромила все походы Антанты и военная интервенция потерпела полный крах, монополисты Америки стремились перенести центр тяжести своей агрессии на экономическое поприще, чтобы экономическим путем закабалить советский народ. Японские войска в этом деле могли служить только помехой. Кроме того, США не хотели усиления Японии — своего конкурента в деле порабощения народов Азии.
В самой Японии политическая обстановка летом 1922 г. складывалась также неблагоприятно для воинствующей клики и сторонников интервенции. Экономический кризис, огромные, но безрезультатные затраты средств на интервенцию, достигшие полутора миллиардов иен, большие потери людей, бесславно погибших в тайге и сопках Дальневосточного края,— все это возбуждало недовольство продолжавшейся интервенцией не только со стороны трудящихся масс, но и со стороны мелкой буржуазии Японии.
Попытки правящих классов переложить бремя кризиса и военных расходов на плечи трудящихся лишь стимулировали рост революционного движения. Коммунистическая партия Японии, возникшая в июне 1922 г., развернула деятельную и успешную агитацию за организацию Лиги борьбы против интервенции — «Тайро Хикайсе Досикай». Требования широких масс трудящихся о прекращении интервенции стали выливаться в организацию различных обществ: «Общество по сближению с Советской Россией», «Ассоциация невмешательства» и т. п.
Особенно сильное влияние на пересмотр политики японских империалистов в отношении русского Дальнего Востока оказывало укрепление Советской республики в результате победоносного окончания гражданской войны и все более увеличивающееся значение Советского государства на мировой арене. 1922 г. ознаменовался переломом в отношениях целого ряда капиталистических стран к Советской России. Началась полоса дипломатических и экономических переговоров.
В результате неблагоприятно складывавшейся для японской военной клики обстановки реакционный кабинет Такахаси, находившийся на поводу у генерального штаба, пал. Военный министр и начальник генерального штаба вынуждены были уйти в отставку. Новый кабинет во главе с адмиралом Като — представителем морских кругов, склонявшихся к перенесению центра тяжести экспансии с берегов Дальнего Востока в бассейн Тихого океана,— удержался лишь потому, что выступил с заявлением о прекращении войны на Дальнем Востоке.
В таких условиях японское правительство вынуждено было признать необходимость эвакуации войск из Приморья и пойти на возобновление прерванных в Дайрене по его вине дипломатических переговоров.
4 сентября 1922 г. открылась новая конференция в Чанчуне, на которой присутствовала объединенная делегация РСФСР и ДВР с одной стороны и делегация Японии — с другой.
Представители Советской республики и ДВР выставили перед японцами как необходимое условие для ведения дальнейших переговоров основное требование — немедленно очистить все районы Дальнего Востока от японских войск.
Японский представитель Мацудайра уклонился от прямого ответа на это требование. И только после того, как наша делегация, видя безуспешность дальнейших переговоров, хотела покинуть конференцию, он заявил о том, что эвакуация японских войск из Приморья — вопрос решенный. Но, соглашаясь на эвакуацию своих войск из Приморья, японская делегация заявила, что японские войска будут продолжать оккупацию Северного Сахалина в качестве компенсации за «Николаевский инцидент».
Это требование японских интервентов, стремившихся хоть что-нибудь урвать из богатств Дальнего Востока, было решительно отвергнуто делегацией РСФСР и ДВР. Переговоры зашли в тупик и по вине японской стороны были прерваны 19 сентября.
После возобновления переговоров японская делегация продолжала настаивать на своем заявлении о продолжении оккупации северной части Сахалина. Тогда делегация Дальневосточной республики предложила расследовать «Николаевские события» и обсудить их по существу. Японские представители были приперты к стене. Они прекрасно понимали, что это расследование сразу же вскроет провокационный характер поведения японской военщины во время «Николаевского инцидента». Попав в затруднительное положение, глава японской делегации ничего иного не мог придумать, как заявить, что «Япония не может входить в детали «николаевских событий»: дело в том, что правительства РСФСР и ДВР не признаны Японией».
Ввиду явной несостоятельности этого заявления переговоры 26 сентября были снова прекращены.
Начав дипломатические переговоры в Чанчуне и всемерно затягивая их, японские империалисты хотели отвлечь внимание, выиграть время и прикрыть те мероприятия, которые проводились одновременно японской военщиной в Южном Приморье. Японская делегация явно выжидала результатов нового, подготавливаемого японскими захватчиками, нападения на Дальневосточную республику.
Неудачным походом «белоповстанческой армии» и открытым расхищением богатств края в пользу японских и американских империалистов меркуловское правительство окончательно дискредитировало себя даже в глазах местной буржуазии. Японские интервенты «договорились» с Меркуловыми «о покупке» ими Уссурийской железной дороги и порта на Эгершельде, Сучанских каменноугольных копей и Дальневосточного судостроительного завода и создали даже специальное акционерное общество для эксплуатации этих предприятий. Наблюдая, как уплывают из рук промышленные предприятия и торговля, торговопромышленная палата Владивостока еще в апреле 1922 г. вынесла резолюцию с протестом против захвата японскими предпринимателями русских рыболовных участков и передачи японским фирмам казенных предприятий и грузов. Резолюция требовала передачи всей полноты власти «Народному собранию» с тем, чтобы новое правительство немедленно начало переговоры с правительством ДВР.
Меркуловские правители оказались неспособными организовать также хоть сколько-нибудь эффективную борьбу с партизанами.
Под руководством Приморского подпольного комитета Коммунистической партии партизанское движение летом и осенью 1922 г. приняло в Южном Приморье особенно широкий размах. Партизаны производили смелые налеты на японские гарнизоны, военные склады, разрушали пути сообщения и базы, прерывали связь, пускали под откос воинские эшелоны и бронепоезда.
В августе 1922 года партизаны появляются уже в окрестностях Владивостока — на Первой Речке и Русском острове. К осени японские интервенты оказались фактически вытесненными из глубины области и держались только в городах и вдоль железной дороги.
Под влиянием неудач началось разложение в белогвардейском лагере. Каппелевцы выступили за поддержку «Народного собрания», объявившего «приамурское правительство» Меркуловых низложенным. Семеновны продолжали держаться за Меркуловых, которые в свою очередь издали указ о роспуске торгово-промышленной палаты и «Народного собрания».
«Народное собрание» организовало свой ответственный кабинет министров во главе с бывшим царским прокурором генералом Старковским. Но меркуловцы ему не подчинились. Тогда «Народное собрание» под давлением каппелевцев согласилось на объединение в одном лице функций председателя нового правительства и командующего вооруженными силами Приморья, т. е. фактически пошло на установление военной диктатуры. На этот пост каппелевское командование пригласило генерала Дитерихса — ярого монархиста, который после разгрома колчаковщины отсиживался в Харбине.
Но японские интервенты, стремясь сохранить свой протекторат над Южным Приморьем, даже при условии вынужденной эвакуации своих войск быстро прибрали к рукам новоиспеченного «диктатора».
Прибыв 8 июня во Владивосток, Дитерихс договорился с Меркуловыми и 10 июня издал указ, в котором объявил, что он, Дитерихс, подчиняется всем постановлениям бывшего «приамурского правительства». Каппелевскую верхушку белогвардейских войск Дитерихс заменил семеновскими генералами, а «Народное собрание» распустил.
28 июня по указке японских интервентов был собран так называемый «Земский собор», состоявший из крайних монархистов, белогвардейской военщины и реакционного духовенства. «Земский собор» избрал взамен братьев Меркуловых временным правителем края Дитерихса и послал в Копенгаген бывшей императрице Марии Федоровне и бывшему великому князю Николаю Николаевичу телеграммы с верноподданнической просьбой возглавить Приамурский край кем-либо из членов царского дома. Однако кандидатов на «новый престол» из царского дома не нашлось, хотя вслед за телеграммами был направлен делегат — один из Меркуловых. Таким образом, переворот, затеянный каппелевцами и «Народным собранием», окончился ничем. Изменилась только вывеска «черного буфера». Вместо одних японо-американских ставленников у власти оказался другой, облеченный к тому же правами военного диктатора. Это движение получило на Дальнем Востоке название «Нарсобовского недоворота».
Оказавшись у власти, Дитерихс начал с того, что объявил себя «земским воеводой» и приступил к реорганизации государственного управления в Южном Приморье на началах средневековой Руси. Пытаясь сыграть на религиозных чувствах населения, он установил основной административной единицей церковный приход.
По указке и при помощи японских интервентов Дитерихс начал собирание и реорганизацию всех белогвардейских отрядов, переименовав их в «земскую рать». Все войска были разделены на группы, а группы — на дружины. Для пополнения «рати» Дитерихс объявил мобилизацию молодых возрастов. К японскому императору была послана специальная делегация во главе с генералом Андогским для переговоров о поставках оружия, а главное с «ходатайством» об отсрочке срока эвакуации японских войск.
К сентябрю 1922 г. реорганизация и вооружение «земской рати» были закончены, и Дитерихс объявил о походе против Дальневосточной республики под лозунгом «За веру, царя Михаила и святую Русь».

продолжение книги...