Преследование противника в «нейтральной зоне» и столкновение Народно-революционной армии с японскими войсками в районе Спасска


вернуться в оглавление книги...

С.Н.Шишкин. "Гражданская война на Дальнем Востоке"
Военное издательство министерства обороны СССР, Москва, 1957 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

Преследование противника в «нейтральной зоне» и столкновение Народно-революционной армии с японскими войсками в районе Спасена

После неудачной попытки закрепиться на бикинских позициях белогвардейцы отошли к северной границе «нейтральной зоны» в район г. Иман, где и сосредоточились к 18 марта 1922 г. С приближением частей Народно-революционной армии белогвардейцы, оставив слабые кавалерийские заслоны, начали поспешно отходить на юг под прикрытие японских гарнизонов.
Сосредоточение «белоповстанческой армии» для наступления, развернувшегося в ноябре—декабре 1921 г., являлось грубейшим нарушением со стороны японского командования соглашения от 29 апреля 1920 г. о «нейтральной зоне». Поэтому правительство Дальневосточной республики дало указание Народно-революционной армии продолжать преследование белых вплоть до полного их уничтожения, не считаясь с границами «нейтральной зоны», но избегая, однако, вооруженного столкновения с японскими войсками.
18 марта 1922 г. части Народно-революционной армии сбили заслоны белых и заняли ст. Муравьево-Амурскую (теперь ст. Лазо) Уссурийской железной дороги.
21 марта белые оставили ст. Уссури и дальнейший отход совершали двумя колоннами. Левая колонна под командованием генерала Блохина, имея задачей разгромить партизан в районе ур. Анучино, двинулась по долинам рек Уссури и Даубихэ. Вторая колонна отходила по линии Уссурийской железной дороги через ст. Свиягино на Спасск, где располагался наиболее сильный гарнизон японских войск.
Для преследования левой колонны была назначена Сводная бригада; правую колонну преследовала Читинская бригада. Партизанским отрядам Южного Приморья была поставлена задача систематическими налетами дезорганизовать тыл противника и захватить г. Никольск-Уссурийский.
Сводной бригаде удалось настигнуть противника в районе Яковлевки, Варфоломеевки. Белые после первых же стычек быстро откатились на юг. Несмотря на сильное сопротивление партизан, стремившихся преградить им путь отхода, белогвардейцам удалось прорваться через партизанский фронт в районе ур. Анучино и пройти через Ивановку на Никольск-Уссурийский.
В то же время на железнодорожном направлении Читинская бригада, пройдя 26 марта южную границу «нейтральной зоны» у ст. Уссури, двигалась на юг. Отходившая перед ней правая колонна белых достигла Спасска и расположилась совместно с японскими войсками на ст. Евгеньевка, в Хвалынке и Татьяновке.
1—2 апреля Читинская бригада заняла пос. Александровскую, Анненскую, Константиновку, имея задачу продолжать наступление на юг.
Чтобы избежать вооруженного столкновения с японцами, Военный совет Восточного фронта направил в Спасск своего уполномоченного, который должен был согласовать с японским командованием вопрос о пропуске частей Народно-революционной армии для ликвидации мятежников, именующих себя «белоповстанцами». Во время начавшихся переговоров японские войска 2 апреля внезапно открыли огонь из 52 орудий, сосредоточенных в районе Спасска, по Читинской бригаде и начали наступление двумя колоннами от Спасска и Хвалынки, стремясь окружить части Народно-революционной армии.
Ответные военные действия со стороны Народно-революционной армии означали бы открытую войну с Японией. Именно этого добивались иностранные империалисты, поощряя японскую военщину на провокационные нападения на ДВР. Чтобы не поддаться на провокацию и избежать войны, командование Восточного фронта отдало приказ Читинской бригаде отойти за реку Иман и занять на случай наступления японцев на Хабаровск оборонительные позиции в районе ст. Гондатьевка. Сводная бригада, достигшая к тому времени ур. Анучино, также была отозвана за северную границу «нейтральной зоны».

* * * * *
Так закончилась авантюра «белоповстанческой армии», подготовленная японскими империалистами. Остатки этой "Армии" после разгрома под Волочаевкой и на бикинских позициях избежали окончательной ликвидации только благодаря провокационному вмешательству со стороны японских интервентов, все еще лелеявших надежду удержать в своих руках Приморье.
Подводя итоги первого периода борьбы за освобождение Приморья, следует отметить, что эта борьба велась в исключительно сложной обстановке для Дальневосточной республики. Для восстановления совершенно разрушенного и разграбленного японскими, американскими, английскими и другими интервентами хозяйства края требовались огромные усилия и жертвы. Необходимо было также провести большие мероприятия в области государственного строительства, обеспечивавшие действительное объединение только что освобожденных областей. Между тем создавшиеся условия совсем не благоприятствовали мирному созидательному труду. Рядом находился сильный и коварный враг, готовый в любую минуту снова обрушиться, чтобы нанести предательский удар. В этой обстановке требовалась гибкая и мудрая политика. Не поддаваясь на провокации врага, готового использовать малейший повод для начала открытой войны, и добиваясь полной изоляции японских интервентов, нужно было вместе с тем все время быть начеку, чтобы в любую минуту дать отпор противнику. Одной из важнейших проблем, стоявших перед Дальневосточной республикой, было строительство регулярной армии и поднятие ее боеспособности.
Несмотря на огромные трудности, Дальневосточная республика справилась со своей задачей. Опираясь на постоянную поддержку и помощь Советской России и черпая силы в революционном энтузиазме и героизме масс, она одержала крупную победу над интервентами.
Под Волочаевкой были разбиты отборные части белогвардейцев, с которыми японские и американские империалисты связывали далеко идущие планы. Этой победой Народно-революционная армия нанесла серьезный удар по «черному буферу» и основательно подорвала престиж империалистической Японии в глазах других империалистических государств, возлагавших на нее серьезные надежды в борьбе с Советской республикой.
Останавливаясь на оперативно-тактических уроках контрнаступления Народно-революционной армии, следует указать на ряд моментов, выявившихся в ходе его планирования и проведения.
Контрнаступление, по замыслу командования Народно-революционной армии, имело целью уничтожение противника путем его окружения в районе Волочаевки, Хабаровска. Эта цель в ходе боевых действий не была полностью достигнута. «Белоповстанческой армии» удалось, хотя и с большими потерями, ускользнуть на юг под прикрытие японских войск. Причиной этого являлась неверная оценка важности направлений ударов и неправильное распределение сил и средств по этим направлениям.
Глубокий снежный покров и малое число дорог неизбежно вынуждали войска обеих сторон направлять свои основные усилия вдоль железной дороги и по руслам замерзших рек. Два направления — железнодорожное (по Амурской и Уссурийской железной дороге) и амурское (вдоль реки Амур и по протоке, соединяющей Амур с Уссури) — являлись основными для развертывания боевых действий.
Поставив себе целью отрезать противнику пути отхода и окружить его в районе Хабаровска, командование Народно-революционной армии должно было придать более важное значение амурскому направлению, выводившему в глубокий тыл белых, и выделить сюда больше сил и средств, особенно подвижных (конницу) .
В действительности же войска Восточного фронта не имели ярко выраженной группировки. Они были распределены почти равномерно между железнодорожным и амурским направлениями. Командование фронта даже ослабило амурское направление, выделив 3-й полк Читинской бригады во фронтовой резерв, а затем передав этот полк Сводной бригаде.
В соответствии с замыслом операции и группировкой противника на железнодорожном направлении следовало наносить вспомогательный удар, выделив для этого два — три стрелковых полка, которые при наличии трех бронепоездов вполне могли сковать главные силы белых и демонстративными наступательными действиями отвлечь их внимание. Основной же удар целесообразнее было наносить на амурском направлении, сосредоточив здесь всю конницу для быстрого развития успеха и захвата района ст. Верино, разъезд Красная Речка. Но, очевидно, для решения поставленной задачи именно таким образом следовало иметь более точные сведения о группировке противника. А между тем разведывательная служба в Народно-революционной армии, начиная со штаба фронта и кончая мелкими войсковыми подразделениями, находилась не на должном уровне. Об этом свидетельствовал опыт неудачного наступления на Волочаевку, предпринятого 10 февраля.
Отрицательно сказалось на ходе Контрнаступления также отсутствие постоянной связи и взаимодействия между Сводной бригадой и Забайкальской группой. В условиях растянутого фронта и наступления войск на разных направлениях, значительно удаленных друг от друга, связь, регулярная взаимная информация и в особенности четкая координация действий частей со стороны вышестоящего оперативного центра приобретают исключительно важное значение. Но ни командование, ни штаб Восточного фронта не справились в полной мере с этой задачей.
Контрнаступление проводилось на заранее укрепившегося противника в условиях суровых зимних морозов, достигавших 40°, и на труднодоступной местности. Такая операция потребовала от всего личного состава Народно-революционной армии большого физического напряжения, исключительной выносливости и высокого морального подъема. Высокий наступательный дух бойцов и командиров, стремление победить врага — все это в значительной мере компенсировало отмеченные выше недостатки. Проявляя самоотверженность, храбрость, бесстрашие и героизм, бойцы и командиры Народно-революционной армии сокрушили волочаевские позиции врага. Этой победой они по праву заслужили немеркнущую славу героев «Дальневосточного Перекопа».

продолжение книги...