Контрнаступление Народно-революционной армии


вернуться в оглавление книги...

С.Н.Шишкин. "Гражданская война на Дальнем Востоке"
Военное издательство министерства обороны СССР, Москва, 1957 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

Контрнаступление Народно-революционной армии

Группировка и боевой состав войск Народно-революционной армии.

В результате проведенных мероприятий и частных успехов, достигнутых в боевых столкновениях в январе 1922 г., положение Восточного фронта Народно-революционной армии значительно улучшилось.
31 января на фронт в район ст. Вира, ст. Ин прибыла Читинская стрелковая бригада. С прибытием Читинской бригады конная группа, действовавшая на амурском направлении, была расформирована. 4-й кавалерийский полк был передан Сводной бригаде, а из Читинской бригады и приданного ей Троицкосавского кавалерийского полка была создана Забайкальская группа под командованием Н. Д. Томина — командира Читинской бригады.
К 4 февраля 1922 г. группировка частей Восточного фронта Народно-революционной армии была следующей.
Троицкосавский кавалерийский полк находился по-прежнему на амурском направлении в районе поселков Забелово, Луговской; 2-й полк Читинской бригады, сменив части Сводной бригады, отошедшей на ст. Ин для доукомплектования, выдвинулся в район 3-й полуказармы; 1-й полк Читинской бригады находился в районе поселка и ст. Ин; 3-й полк Читинской бригады — на разъезде Аур; Сводная бригада (5-й, 6-й, Особый Амурский полки и 4-й кавалерийский полк) — в районе поселка и ст. Ин.
Кроме того, в состав Восточного фронта входили Тунгусский партизанский отряд Шевчука, группировавшийся в районе деревни Восторговка, и Пластунский партизанский отряд Петрова-Тетерина, располагавшийся в районе поселка Ин. Последние два отряда были приданы Сводной бригаде, командиром которой в конце января был назначен Я. З. Покус. В общей сложности в войсках Восточного фронта Народно-революционной армии перед контрнаступлением было около 6300 штыков, 1300 сабель, 300 пулеметов, 30 орудий, 3 бронепоезда и 2 танка.
По количеству штыков Народно-революционная армия превосходила противника почти в 2 раза, в саблях превосходство было незначительным, в пулеметах — почти пятикратное, в орудиях — в 2,5 раза.
Обеспеченность фронта боеприпасами и продовольствием благодаря созданным на ст. Ин запасам была достаточная. Запасов фуража было мало. Теплой одеждой части были обеспечены недостаточно. Снабженческие органы и службы тыла явно не справлялись со своими задачами. Так, например, во время штурма волочаевских позиций бойцы были вынуждены делать проходы в проволочных заграждениях противника гранатами и прикладами винтовок, в то время как ножницы для резки проволоки лежали на складах в Благовещенске. Санным обозом части не были обеспечены. Лыжи в частях также отсутствовали.
В политическом отношении предстоявшая операция была обеспечена хорошо. Об этом свидетельствовали высокое политико-моральное состояние частей и наступательный порыв войск, несмотря на суровые условия холодной дальневосточной зимы и отсутствие у бойцов достаточного количества теплой одежды. Политические органы под руководством члена Военного совета Восточного фронта П. П. Постышева использовали каждое боевое столкновение с белыми, чтобы сделать его опыт достоянием всего командного состава и народоармейцев. На конкретных примерах боевой обстановки они поднимали у бойцов уверенность в своих силах, внедряли сознание превосходства над врагом и сплачивали их вокруг коммунистов.
Группировка и боевой состав сил противника.
Потерпев неудачу в боях под ст. Ин и упустив из рук инициативу наступления в январских столкновениях, противник решил закрепиться в районе ст. Волочаевка. Создав здесь прочные оборонительные позиции, белогвардейское командование предполагало обескровить войска Народно-революционной армии, а затем, выбрав удобный момент, снова перейти в наступление. Район Волочаевки для этой цели белогвардейцы выбрали не случайно. Наличие возвышенности и сопок горы Июнь-Корани к северо-востоку от Волочаевки, а также небольшого лесного массива к югу от нее создавало естественные условия для создания оборонительных позиций, запиравших путь к Хабаровску.
К западу от Волочаевки простиралась кочковатая равнина, покрытая местами тощим кустарником и прекрасно просматриваемая с горы Июнь-Корани. При небольшой расчистке секторов обстрела все подступы к Волочаевке можно было держать под артиллерийским и ружейно-пулеметным огнем. Рыхлый, доходивший до пояса снег исключал для наступающего возможность движения крупными силами по равнине. Ввиду этого боевые действия сторон неизбежно притягивались к полотну железной дороги. Исключительную роль должны были сыграть бронепоезда.
В течение января 1922 г. белые создавали и оборудовали позиции, которые начинались у реки Тунгуска, проходили через гору Июнь-Корани, западную окраину поселка Волочаевка и, захватывая опушки леса южнее Волочаевки, шли на юг, заканчиваясь укреплениями в районе Верхне-Спасской на левом берегу Амура. Общая протяженность позиций между реками Тунгуска и Амур достигала 18 км.
Особенно сильно был укреплен район ст. Волочаевка. Здесь было создано много окопов с ледяными брустверами; из обледенелого снега оборудованы блокгаузы для наблюдательных пунктов и пулеметов. Перед Волочаевкой были сооружены две полосы проволочных заграждений. Проволокой были опутаны также северные скаты горы Июнь-Корани и западная и юго-западная опушки леса южнее Волочаевки. В целом Волочаевка представляла по тому времени сильно укрепленный район полевого типа. Объезжавший в конце января фронт «белоповстанческой армии» генерал Молчанов оценивал железнодорожное направление как совершенно безопасное и считал, что Народно-революционная армия для овладения Волочаевкой должна располагать гораздо более значительными силами, чем те, которые она фактически имела. О Волочаевке писали даже реакционные газеты США: «Большевики на восток не пройдут. На подступах к Амуру создан дальневосточный Верден».
Но, представляя действительно серьезную, почти непреодолимую преграду в полосе железной дороги, волочаевские позиции имели один недостаток. Они не доходили сплошной линией до Верхне-Спасской. В связи с этим войска Народно-революционной армии могли, правда с большим трудом из-за отсутствия дорог, обойти Волочаевку с юга. Кроме того, наступающий мог использовать направление вдоль Амура. Двигаясь по льду реки, можно было через протоку, соединяющую Амур и Уссури, выйти в район Казакевичевой и далее — к ст. Корфовской, т. е. в тыл всей волочаевско-хабаровской группировке белых. Но белогвардейское командование полагало, что удаленность этого направления от базы Народно-революционной армии, находившейся на ст. Ин, отсутствие санного транспорта и лыж исключали здесь возможность активных действий крупных пехотных частей. Молчанов считал, что на амурском направлении можно ожидать только действий конницы, а поэтому расположил в районе Верхне-Спасской сильный пехотный заслон.
Преимущество хорошо оборудованных оборонительных позиций в районе Волочаевки заключалось еще и в том, что белогвардейские войска располагались в населенных пунктах (поселки Волочаевка, Даниловка, Архангеловка, Дежневка и другие). Это обстоятельство в условиях холодной зимы имело немаловажное значение для поддержания боеспособности войск. Белые располагали также хорошо укатанными зимними дорогами, идущими вдоль железнодорожного полотна и левого берега Амура по направлению к Хабаровску. Наличие этих дорог позволяло противнику не только обеспечивать бесперебойное снабжение фронта, но и использовать их для маневра резервами. Этих преимуществ войска Народно-революционной армии были лишены.
На 1 января 1922 г. «белоповстанческая армия» имела на фронте около 4 550 штыков и сабель, 63 пулемета, 12 орудий, 3 бронепоезда; в ближайшем и глубоком тылу — около 3 460 штыков и сабель, 22 пулемета, 3 орудия.
По данным разведки штаба Народно-революционной армии, силы «белоповстанческой армии» были преувеличены (1). Белогвардейскому командованию, возлагавшему надежды на поддержку амурского казачества, не удалось привлечь на свою сторону сколько-нибудь значительного числа казаков. Благодаря широко развернутой работе партийных организаций амурские казаки заняли враждебную позицию по отношению к «белоповстанческой армии», ответив на обращения Молчанова, что их путь не с белыми, а с трудовым крестьянством, и не дали белым никаких пополнений. Таким образом, силы «белоповстанческой армии» с выдвижением ее в Амурскую область не только не увеличились, а даже уменьшились в связи с потерями.
Считая основным направлением железнодорожное, а наиболее угрожаемым вследствие действий партизан правый фланг волочаевских позиций, белогвардейское командование сосредоточило главные силы в районе Волочаевки и северо-восточнее. К северу от железной дороги и ст. Волочаевки в районе горы Июнь-Корани расположился 3-й отряд. Для обеспечения правого фланга в район деревни Архангеловки была выдвинута группа генерала Вишневского в составе 500 штыков и сабель. В деревне Даниловке находились кавалерийский полк и Иманская сотня полковника Ширяева. В районе самой Волочаевки, седлая железную дорогу, был сосредоточен 1-й отряд. Здесь же находилась подавляющая часть артиллерии и пулеметов. К югу от железной дороги и по опушке леса за проволочными заграждениями занимал позицию 2-й отряд. На амурском направлении в районе Верхне-Спасской и Нижне-Спасской находился 4-й отряд. В резерве в районе Дежневки располагался 5-й отряд, который в случае необходимости мог быть выброшен на фланги или к центру волочаевских позиций.
Планы командования Народно-революционной армии.
В декабре 1921 г., когда под напором превосходящих сил противника части Народно-революционной армии вынуждены были отходить на запад и уверенности в быстром сосредоточении войск Забайкальского военного округа западнее Хабаровска у командования Народно-революционной армии не было, предполагалось активно оборонять инский плацдарм наличными силами. В случае же вынужденного отхода на запад от ст. Ин войска Народно-революционной армии, разрушая железнодорожное полотно и мосты, должны были отходить на архаринские позиции (около 250 км к западу от ст. Ин) с тем, чтобы выиграть время, измотать силы противника и поставить его растянувшиеся коммуникации под удар партизан. Сосредоточив под прикрытием отходящих частей Читинскую бригаду, командование Народно-революционной армии предполагало нанести белым здесь сокрушительный удар и организовать параллельное
----------------------------------------------
1. Разведывательное управление штаба Народно-революционной армии исчисляло силы белогвардейцев в 6500 штыков и 3500 сабель.
----------------------------------------------
преследование их сначала вдоль реки Амур, а затем по реке Уссури с целью окончательной ликвидации противника. Таков был первоначальный план действий.
Однако перелом на фронте, происшедший в результате поражения группы генерала Сахарова под ст. Ин 28 декабря, и начавшееся в начале января сосредоточение частей из Забайкальского военного округа коренным образом изменили первоначальный замысел. Уже в начале января 1922 г. войска Народно-революционной армии предприняли первую попытку перейти в контрнаступление, овладеть Волочаевкой и полностью захватить инициативу боевых действий в свои руки.
Несмотря на то, что это наступление было неудачным, командующий Восточным фронтом С. М. Серышев 8 января 1922 г. отдал новый приказ о наступлении. Перед частями фронта ставилась задача — окружить противника в районе Хабаровск, ст. Верино и уничтожить его живую силу. Для выполнения этой задачи Троицкосавский и 4-й Отдельный кавалерийский полки должны были, заняв 10—11 января Верхне-Спасскую, Казакевичеву, 12 января выйти в район разъезда Красная Речка, ст. Верино, где войти в связь с партизанским отрядом Бойко-Павлова и отрезать противнику путь отступления на юг. Инская группа разделялась на две колонны. Первой колонне в составе Особого Амурского полка, 5-го и 6-го стрелковых полков при поддержке бронепоездов № 2 и № 9 ставилась задача 9 января взять Волочаевку и, направив 5-й полк для занятия Покровки, Хабаровска, 10 января выйти в район Нижне-Спасской, Самарки и в дальнейшем наступать на Николо-Александровское. Второй колонне в составе партизанского отряда Шевчука, двух эскадронов конницы при двух орудиях надлежало утром 9 января нанести удар по тылу волочаевской группировки белых, 10 января к вечеру занять разъезд Амур, в дальнейшем же, обходя Хабаровск с северо-востока, уничтожить противника, отступающего по дороге на Князе-Волконское.
Главком Народно-революционной армии В. К. Блюхер считал, что без предварительно проведенной подготовки предпринимать решительное наступление не следует, и поэтому отменил приказ. При этом он указал, что распыление сил и отсутствие возможности для нанесения концентрического удара могут привести к неудаче и этого наступления. 10 января 1922 г. В. К. Блюхер в разговоре по прямому проводу с командующим Восточным фронтом изложил план главного командования Народно-революционной армии.
На первом этапе боевых действий предлагалось прочно удерживать занимаемые позиции и разбить противника, в случае если он перейдет в наступление, с тем чтобы обеспечить сосредоточение кавалерийского дивизиона Читинской бригады в районе ст. Ин. На втором этапе 5-й, 6-й и Особый Амурский полки, составляя Сводную пехотную бригаду, должны были перейти по линии железной дороги в наступление на Волочаевку, а 4-й, Троицкосавский кавалерийские полки и кавалерийский дивизион Читинской бригады, объединенные в Сводную кавалерийскую бригаду, обеспечивая наступление пехоты, должны были нанести удар по ближайшему тылу волочаевской группы противника. Отряду Шевчука с этой же целью надлежало наступать на Дежневку. На этом этапе основная задача войск сводилась к овладению районом Волочаевки.
На третьем этапе, начинавшемся после овладения Волочаевкой, намечалось занять Хабаровск и уничтожить противника в этом районе. Боевые действия в это время должны были протекать в такой последовательности. Особый Амурский и 6-й стрелковые полки, а также Сводная кавалерийская бригада, составляя ударную группу, наступают через Новгородскую, Ново-Троицкое, захватывают Казакевичеву, ст. Корфовскую, разъезд Красную Речку и отрезают тем самым пути отступления противника на юг. Отряд Шевчука и 5-й стрелковый полк, объединенные в группу, ведут наступление на Хабаровск по железной дороге. Таков был план.
Из изложенного плана видно, что до овладения Волочаевкой главный удар намечалось нанести на железнодорожном направлении. После овладения Волочаевкой решающее значение отводилось амурскому направлению, ибо только действуя на этом направлении, войска Народно-революционной армии могли отрезать противнику пути отхода в Приморье и уничтожить его живую силу. В плане не говорилось пока об использовании Читинской бригады, которая уже следовала на фронт. Упоминалось лишь о кавалерийском дивизионе этой бригады. А между тем прибытие Читинской бригады оказало существенное влияние на изменение этого плана.
15 января командующий Восточным фронтом предложил новые соображения, возникшие у него в связи с переброской Читинской бригады: 1) до прибытия этой бригады проект приказа об овладении Волочаевкой в жизнь не проводить; 2) с окончанием сосредоточения Читинской бригады выполнить одновременным ударом обе задачи: а) овладение Волочаевкой и б) наступление на Казакевичеву. Задачу овладения Казакевичевой возложить на Забайкальскую группу, а овладение Волочаевкой — на Сводную пехотную бригаду, придав ей 4-й кавалерийский полк и партизанский отряд Шевчука. Командующий фронтом полагал, что таким путем можно будет не допустить отхода белых на юг и приблизиться к осуществлению задачи уничтожения живой силы противника.
В это время главком уже выехал из Читы на фронт, поэтому ответа на представленные соображения не было получено. В последующем у командующего фронтом возник еще один замысел — глубокого обхода противника с севера по долине реки Тунгуска.
28 января 1922 г. для непосредственного руководства контрнаступлением на фронт прибыл главком НРА В. К. Блюхер. С его приездом был принят окончательный план операции, который сводился к следующему:
1. Овладеть ст. Ольгохта, используя ее район как плацдарм для развертывания сил с целью последующего наступления на Волочаевку.
2. После перегруппировки и развертывания сил в районе ст. Ольгохта Сводной бригадой наступать вдоль железной дороги и при содействии партизанских отрядов нанести удар по правому флангу волочаевских позиций; в дальнейшем преследовать противника в направлении на Хабаровск. Одновременно Забайкальской группой, направленной от ст. Ольгохта на амурское направление, нанести удар по левому флангу в направлении Верхне-Спасской, Нижне-Спасской и, развивая успех по протоке, соединяющей Амур с Уссури, на Казакевичеву, отрезать пути отступления противнику в Южное Приморье. Конечной целью операции являлось окружение и уничтожение «белоповстанческой армии» в районе Хабаровска. В общее наступление решено было перейти 7—8 февраля, овладев предварительно районом ст. Ольгохта.
План белогвардейского командования.
Как уже указывалось выше, белогвардейское командование после неудачных боев под ст. Ин и потери наступательной инициативы в январских столкновениях решило временно закрепиться в районе Волочаевки. Молчанов намеревался разбить войска Народно-революционной армии на укрепленных волочаевских позициях, а затем, выбрав удобный момент, перейти в решительное наступление. Цель наступления сводилась к занятию в кратчайший срок перевалов через хребет Ванда (отрог малого Хингана). Захватом перевалов через хребет Ванда белые рассчитывали упрочить свое положение в Амурской области и обеспечить за собой Хабаровский район и все Приморье. Эти цели полностью вытекали из планов японских интервентов, подготовивших всю «белоповстанческую» авантюру.
Ход контрнаступления.
Контрнаступление Народно-революционной армии развивалось по следующим этапам:
Первый (5—7 февраля) — бой частей Народно-революционной армии за овладение и удержание ст. Ольгохта.
Второй (8—9 февраля) — перегруппировка частей Народно-революционной армии и выход в исходное положение для атаки волочаевских позиций.
Третий (10—12 февраля) — штурм Волочаевки Сводной бригадой и бои Забайкальской группы за Верхне-Спасскую и Нижне-Спасскую.
Четвертый (13—26 февраля) — преследование противника.
Первый этап (5—7 февраля) 4 февраля Читинской бригаде Восточного фронта было приказано овладеть на следующий день ст. Ольгохта. Одновременно партизанские отряды переходили в подчинение командира Сводной бригады, который должен был выдвинуть Пластунский партизанский отряд в район деревни Восторговки, занимаемый Тунгусским партизанским отрядом, и объединить эти отряды под общим командованием Петрова-Тетерина.
Для наступления на ст. Ольгохту были выделены 2-й стрелковый полк Читинской бригады, эскадрон 4-го Отдельного кавалерийского полка, 3-я батарея артиллерийского дивизиона Сводной бригады, отдельные железнодорожная и саперная роты, бронепоезда № 2, 8, 9 и один танк.
С утра 5 февраля 2-й полк Читинской бригады при поддержке 3-й батареи перешел в наступление на ст. Ольгохту и, выбив противника, занял ее. Самоотверженной работой при 30° морозе саперы и железнодорожная рота уже к концу дня 5 февраля восстановили все железнодорожные мосты к западу от ст. Ольгохты и дали тем самым возможность бронепоезду № 8 выдвинуться на станцию.
На рассвете 7 февраля сильная группа белых численностью до 700 штыков, 85 сабель при 8 пулеметах и 4 орудиях перешла в контратаку. Продвигаясь силами «Добровольческого» полка, поддерживаемого бронепоездом «Волжанин», вдоль железной дороги, белые одновременно выдвинули Камский и Егерский полки в составе 225 штыков и сабель при двух орудиях для обхода ст. Ольгохты с севера, а Омский и Уфимский полки численностью до 375 штыков и сабель при четырех пулеметах и двух орудиях — для обхода с юга и выхода в тыл частям Народно-революционной армии.
Получив донесение о наступлении противника вдоль железной дороги, командир 2-го полка выдвинул на восток 1-й батальон. При поддержке подошедшего бронепоезда № 8 этот батальон не только задержал наступление белых, но, действуя решительно и смело, отбросил их и занял мост на 3-й версте к востоку от ст. Ольгохты. В это время обходная колонна противника, выйдя к станции с севера, открыла огонь. Почти одновременно перешла в наступление с юга и вторая вражеская колонна. Находившиеся на станции 2-й и 3-й батальоны развернулись по обе стороны железнодорожного полотна и приготовились к отражению атаки противника. В это время конница белых, выйдя к железной дороге между ст. Ин и ст. Ольгохта, подожгла мост и открыла огонь с запада. Связь со ст. Ин была прервана, и 2-й полк оказался в окружении. Команда бронепоезда № 8, увидев горящий в тылу мост, прекратила перестрелку с бронепоездом противника и устремилась на запад. Огнем из орудий и пулеметов она разогнала конницу белых. Пожар был потушен. В то же время 3-я батарея установила орудия на открытые позиции и открыла огонь картечью. Огнем бронепоезда и батареи атака белых была отбита.
Ободренная смелыми действиями артиллеристов и команды бронепоезда, пехота перешла в контратаку. После трехчасового боя противник, понеся большие потери, отошел на восток. 2-й полк перешел к преследованию и занял 1-ю полуказарму, расположенную в 6 км восточное ст. Ольгохта. Таким образом, задача была выполнена. Плацдарм для развертывания частей с целью перехода в общее контрнаступление был обеспечен.
Второй этап (8—9 февраля). 7 февраля Сводная бригада должна была сменить 2-й полк Читинской бригады в районе ст. Ольгохта и 1-й полуказармы, а 8 февраля занять гору Лумку-Корани (севернее железной дороги) как исходный рубеж для наступления на Волочаевку. Забайкальская группа должна была следовать за Сводной бригадой к ст. Ольгохта, имея в виду при переходе последней в наступление выйти на юг для занятия Нижне-Спасской, а в последующем овладеть Казакевичевой. Один полк Читинской бригады оставался в резерве фронта в районе Ольгохты.
8 февраля Сводная бригада, сменив 2-й полк Читинской бригады, начала наступление. Ее авангард — Особый Амурский полк,— имея на правом фланге сводный кавалерийский эскадрон (состоявший из команд конных разведчиков полков Сводной бригады) и в резерве один батальон 5-го стрелкового полка, предпринял маневр в обход флангов противника двумя колоннами и вынудил его к отходу. К вечеру 8 февраля Особый Амурский полк занял гору Лумку-Корани. Однако оказалось, что район горы Лумку-Корани слишком удален от основной оборонительной полосы противника и не может служить исходным рубежом для атаки. Вследствие этого части Сводной бригады, достигнув горы Лумку-Корани, продолжали в течение 9 февраля с боем продвигаться на восток.
Увлекшись боем за гору Лумку-Корани, командир Сводной бригады не уделил должного внимания железнодорожному направлению. Воспользовавшись этим, противник при помощи бронепоезда до половины дня 9 февраля держал это направление в своих руках и вел фланговый огонь по частям Сводной бригады, чем задерживал их продвижение. Только после того, как сюда был направлен батальон Амурского полка с артиллерийским взводом, белые вынуждены были очистить железную дорогу. Продвижение стало более быстрым и к исходу дня 9 февраля Сводная бригада вышла к реке Поперечной.
Забайкальская группа действовала менее успешно. Опоздав вследствие плохой работы службы военных сообщений фронта с сосредоточением на ст. Ольгохта, она выступила на Верхне-Спасскую только в 12 часов 9 февраля. Ей надлежало выйти к Верхне-Спасской в тот же день с тем, чтобы ударом с востока и северо-востока при одновременной атаке Троицкосавского кавалерийского полка с запада овладеть этим пунктом. Но из-за отсутствия дороги и поднявшегося снежного бурана, затруднившего ориентировку, части Забайкальской группы (1-й и 2-й полки Читинской бригады, Читинский кавалерийский дивизион и конно-горная батарея) прошли за 6 часов только 10 км и вынуждены были сделать большой привал в деревне Улановке. Группа в этот день так и не достигла намеченной цели.
Третий этап (10—12 февраля). Еще 9 февраля в 12 час. 10 мин. командующий Восточным фронтом отдал приказ о нанесении общего удара по противнику. Согласно этому приказу Сводная бригада, заняв к исходу 9 февраля Архангеловку, железнодорожную водокачку у реки Поперечной и почтовую станцию Поперечную как исходное положение, с рассветом 10 февраля должна была перейти в наступление на Волочаевку. Забайкальской группе приказывалось, оставив один полк во фронтовом резерве в районе Ольгохты, занять к исходу 9 февраля Верхне-Спасскую и Нижне-Спасскую. С рассветом 10 февраля Забайкальской группе надлежало начать демонстрировать наступление на Самарку, Орловку, а в 12 часов двинуться к Казакевичевой с целью отрезать отходящие из района Волочаевка, Хабаровск части противника и уничтожить их.
9 февраля части Сводной бригады не смогли овладеть рубежом реки Поперечной. Они выполнили эту задачу только к рассвету 10 февраля, заняв 3-ю полуказарму на правом берегу реки Поперечной (7 км западнее Волочаевки).
Забайкальская группа, потратившая много времени на марш, на рассвете 10 февраля только еще подходила к Верхне-Спасской. Так как авангард группы из-за снежного бурана потерял ориентировку, то главные силы вышли утром 10 февраля не восточное Верхне-Спасской — в тыл противнику, как было намечено, а западнее.
10 февраля Сводная бригада, заняв исходное положение в районе 3-й полуказармы, перешла в решительное наступление. Главный удар она наноэила по правому флангу белых, вспомогательный — в центре и южнее железной дороги.
Для нанесения главного удара была выделена обходная колонна в составе 5-го стрелкового полка, 4-го Отдельного кавалерийского полка, партизанских отрядов Петрова-Тетерина и Шевчука при четырех горных орудиях. Для действий южнее железной дороги назначался 6-й стрелковый полк с двумя орудиями. В центре должен был наступать один батальон Особого Амурского полка со взводом танков (два танка). Два батальона Особого Амурского полка оставлялись в резерве на железнодорожном направлении. Артиллерия группировалась в центре под общим командованием начальника артиллерии Сводной бригады. Так как железнодорожное полотно и мосты между 3-й полуказармой и ст. Волочаевкой были разрушены, бронепоезда не могли принять участие в наступлении.
10 февраля в 11 час. 30 мин. части Сводной бригады перешли в наступление на Волочаевку. Раньше других приблизились к вражеским укреплениям две роты 6-го стрелкового полка, действовавшие на правом фланге. Противник открыл сильный перекрестный пулеметный огонь. Под неприятельским огнем роты начали преодолевать препятствия, но запутались в проволоке и почти целиком погибли. Наступление других подразделений 6-го полка было приостановлено.
На центральном участке один танк, поддерживавший наступление батальона Амурского полка, прорвал два ряда проволочных заграждений, но был подбит огнем вражеского бронепоезда. Второй танк из-за неисправности еще до атаки выбыл из строя.
Наступавшим на левом фланге частям обходной колонны (5-му стрелковому и 4-му кавалерийскому полкам) пришлось идти по глубоким снежным сугробам, доходившим до пояса. Они настолько утомились, что когда достигли неприятельской проволоки, были совершенно обессилены. Партизанские отряды, наступавшие левее Сводной бригады, к назначенному времени не вышли в исходное положение, и связь с ними была потеряна. Поэтому 4-й кавалерийский полк, предназначавшийся для удара в тыл противнику, вынужден был спешиться и прикрыть левый фланг 5-го стрелкового полка. Артиллерия, приданная обходной колонне, отстала и не могла вести эффективный огонь по огневым точкам врага. К 17 часам наступление Сводной бригады было остановлено противником. Бойцы лежали в снегу у проволочных заграждений под сильным вражеским огнем и не могли подняться ни для броска вперед, ни для отхода назад. Только с наступлением темноты представилась возможность отвести их на 600 м назад.
Партизанские отряды Петрова-Тетерина и Шевчука, имевшие приказ наступать от Восторговки па Архангеловку и далее на юго-восток, на рассвете 10 февраля ворвались в Архангеловку и напали на штаб белых, но контратакованные противником, они были вынуждены отойти на Восторговку, потеряв связь со Сводной бригадой. Положительным результатом налета партизан являлся захват ими важного оперативного приказа командующего белогвардейскими войсками генерала Молчанова. Таким образом, первое наступление на Волочаевку потерпело неудачу. Южнее Волочаевки на участке наступления Забайкальской группы события развивались следующим образом.
В то время, когда Сводная бригада начала атаку волочаевских позиций, Забайкальская группа, присоединив к себе Троицкосавский кавалерийский полк, в 11 часов 10 февраля перешла в наступление на Верхне-Спасскую. В бой был введен вначале только один 2-й полк, поэтому наступление развивалось медленно. Противник, укрепившись на западной окраине селения, артиллерийским и пулеметным огнем сдерживал наступление 2-го полка. К вечеру 10 февраля в бой был введен еще один батальон 1-го полка. В то же время конно-горная батарея, выехав на открытую позицию, огнем прямой наводки сбила наблюдательный пункт белых. Воспользовавшись временным ослаблением неприятельского огня, пехота ворвалась в Верхне-Спасскую и овладела западной и северной окраинами. Противник все же удержал восточную часть населенного пункта и всю ночь совершал вылазки в расположение Забайкальской группы.
Только к рассвету 11 февраля, когда выдвинутый для обхода Читинский кавалерийский дивизион создал угрозу выхода в тыл белым, они оставили Верхне-Спасскую и стали поспешно отходить на восток. В тот же день после полудня Забайкальская группа достигла Нижне-Спасской и одновременной атакой с запада, севера и северо-востока овладела этим селением. Противник был отброшен по направлению к Самарке. Однако активными действиями конных разъездов белые прервали связь между Сводной бригадой и Забайкальской группой.
Командир Забайкальской группы в течение всего дня 11 февраля не имел никаких сведений о положении на участке Сводной бригады. Только поздно вечером двум конным разведчикам удалось доставить командиру Забайкальской группы приказ об оказании содействия Сводной бригаде в овладении Волочаевкой. Для этого предлагалось выделить Троицкосавский кавалерийский полк, усилив его артиллерией, с задачей нанести удар в тыл волочаевскои группировке белых в направлении на Дежневку. Троицкосавский кавалерийский полк начал готовиться к выступлению для выполнения новой задачи с утра 12 февраля. Остальные части Забайкальской группы расположились на дневку в Нижне-Спасской.
Таким образом, в итоге боев, происходивших 10 и 11 февраля, успех был одержан только на амурском направлении. В двухдневных боях Забайкальская группа разбила 4-й отряд белых и овладела Верхне-Спасской и Нижне-Спасской. Но эта задача была выполнена с опозданием против назначенного срока на двое суток.
Медленное и недостаточно решительное наступление Забайкальской группы позволило противнику сохранить за собой свободу действий. Прикрывшись незначительными силами на амурском направлении, он главные усилия сосредоточил в районе Волочаевки и отбил здесь атаки Сводной бригады. В сложившейся обстановке, когда главная группировка белых не только не была разбита, но и продолжала прочно удерживать свои позиции, дальнейшее продвижение Забайкальской группы на Казакевичеву и далее на северо-восток могло привести к ее полной изоляции и не сулило успеха.
Между тем белогвардейское командование, получив сведения о поражении 4-го отряда в районе Верхне-Спасской, решило, что Народно-революционная армия перенесла главный удар своих сил на амурское направление. Поэтому в ночь на 12 февраля Молчанов направил сюда свой резерв — Поволжскую бригаду (5-й отряд), поставив ей задачу во что бы то ни стало снова овладеть Нижне-Спасской.
Неудачные действия Сводной бригады на волочаевском направлении объясняются следующими причинами. Вследствие плохой разведки командование бригады не смогло заранее определить группировку противника и характер его укреплений. Поэтому главный удар был нанесен по правому флангу волочаевского узла, где позиции были наиболее прочными и где группировались главные силы противника. Исходное положение было выбрано от объекта атаки слишком далеко. Вследствие этого ударная группа подошла к главной оборонительной полосе противника обессиленной.
Кроме того, в условиях борьбы за Волочаевку исключительно важное значение приобретали бронепоезда, так как бездорожье и глубокий снежный покров почти совершенно исключали маневр полевой артиллерии. Однако разрушенные мосты и железнодорожное полотно не были восстановлены. В результате этого бронепоезда не могли поддержать пехоту и подавить огневые точки противника, а приданная пехоте артиллерия отстала и не могла оказать атакующим частям эффективной помощи. Сказалось также отсутствие взаимодействия между созданными группировками, вследствие чего части выходили к переднему краю оборонительной позиции противника разрозненно. Пользуясь этим, белые имели возможность последовательно сосредоточивать свой огонь на угрожаемых участках и отражать атаки.
Все же, несмотря на неудачу, атаки, предпринятые Сводной бригадой 10 февраля, имели и положительное значение. В результате боя, а также из захваченного партизанами оперативного приказа командующего «белоповстанческой армией» командованию Сводной бригады стала известна группировка противника и его намерения. Было обнаружено, что главные силы белых находятся на наиболее укрепленном, северном участке волочаевских позиций; центральный участок прикрывается преимущественно пулеметами, артиллерией и бронепоездами; на южном участке укрепления не закончены и не доходят до Верхне-Спасской.
На основании полученных данных был принят новый план действий. Было решено нанести главный удар южнее железной дороги правым флангом Сводной бригады, одновременно выделив для обхода с юга обходную колонну в составе одного батальона, одного кавалерийского эскадрона и двух орудий под общим командованием командира 2-го батальона 6-го стрелкового полка Гюльцгофа.
Правый фланг усиливался переданным из резерва фронта 3-м полком Читинской бригады. Под общим командованием командира 6-го полка А. Захарова здесь создавалась ударная группа. Особый Амурский полк с приданными бронепоездами должен был наступать по-прежнему в центре. 5-му стрелковому и 4-му кавалерийскому полкам надлежало вести демонстративные наступательные действия на левом фланге. Общая атака назначалась на утро 12 февраля.
В течение 11 февраля части Сводной бригады производили перегруппировку согласно новому плану. Несмотря на огонь противника, восстанавливались железнодорожное полотно и мосты. Были приведены в боевую готовность и подтянуты ближе к линии фронта бронепоезда № 8 и 9.
Штурм Волочаевки 12 февраля. К 7 часам 12 февраля части Сводной бригады заняли новое исходное положение. 3-й полк Читинской бригады расположился на северной опушке леса, в 2,5 км юго-западнее Волочаевки; 6-й стрелковый полк — левее 3-го полка, на опушке рощи, в 1,5 км от Волочаевки; 1-й батальон Особого Амурского полка — по опушке рощи, в 1,5 км западнее Волочаевки, имея 2-й и 3-й батальоны уступом позади; 5-й стрелковый полк — левее Особого Амурского полка, по опушке рощи северо-западнее и севернее Волочаевки, в 2 км от центральной сопки горы Июнь-Корани; 4-й кавалерийский полк, приданный 5-му стрелковому полку, прикрывал левый фланг. Основная группировка артиллерии в составе 11 орудий была сосредоточена в центре за Особым Амурским полком. Бронепоезд № 8 подошел к изгибу железной дороги в 4 км западнее Волочаевки; за ним стоял бронепоезд № 9.
Обходная колонна 6-го стрелкового полка выступила для выполнения поставленной задачи в 3 часа 12 февраля. Сигналом для начала наступления были три орудийных выстрела с бронепоезда № 9.
В 8 часов 12 февраля по сигналу части Сводной бригады начали наступление на Волочаевку. Разрывая проволочные заграждения прикладами винтовок, саперными лопатами, ручными гранатами или подминая их под себя, роты правофланговых 3-го и 6-го полков приблизились к окопам противника и после непродолжительного боя заняли часть из них. Однако дальнейшее продвижение было задержано сильным фланговым огнем с вражеских бронепоездов, выдвинувшихся по железной дороге вровень с боевыми порядками своей пехоты. Попав под губительный огонь, роты 3-го и 6-го полков принуждены были оставить захваченные ими окопы.
На центральном участке артиллерийская группа, рассредоточив огонь по отдельным целям, не оказала эффективной поддержки пехоте. В то же время бронепоезд № 8 из-за разрушенного артиллерией противника одного звена рельсов не мог выдвинуться ближе к боевым порядкам, чтобы вести прицельный огонь. Ввиду этого атака Особого Амурского полка захлебнулась.
Наступление 5-го стрелкового и 4-го кавалерийского полков также было остановлено сильным огнем противника. К 9 часам наступление Сводной бригады вылилось в затяжной огневой бой. Главной помехой на пути продвижения наших войск были вражеские бронепоезда. Своим огнем они не давали пехоте подняться для броска вперед.
Оценив обстановку, командир Сводной бригады приказал сосредоточить огонь всей артиллерии по бронепоездам белых и под прикрытием этого огня восстановить железнодорожный путь. В то же время командир 5-го стрелкового полка Кондратьев приказал выдвинуть непосредственно в цепь батальонное орудие и обстрелять в упор бронепоезд противника, курсировавший в районе горы Июнь-Корани. Огонь артиллерии отвлек внимание неприятельских бронепоездов. Они вступили в перестрелку с артиллеристами. Этим воспользовались саперы, которые быстро восстановили путь, и бронепоезд № 8 на всех парах двинулся вперед. Несмотря на встречный ураганный огонь, он вынудил к отступлению головной бронепоезд противника и, ворвавшись в расположение белых, открыл фланговый пулеметный огонь по окопам. Ободренная смелым натиском своего бронепоезда, пехота Сводной бригады поднялась и пошла на штурм, стремясь штыковым ударом и гранатами выбить противника из окопов. Разгорелся ожесточенный бой, нередко переходивший на отдельных участках в рукопашные схватки.
В то время как в районе Волочаевки развертывались эти события, на амурском направлении и южнее Волочаевки произошло следующее. Поволжская бригада белых, направленная Молчановым в ночь на 12 февраля на помощь 4-му отряду, двигалась к Нижне-Спасской. Ввиду ночной темноты и поднявшейся метели ее авангард оторвался от главных сил. К утру 12 февраля он достиг Нижне-Спасской и здесь был разбит Забайкальской группой. Потерпев поражение, авангард стал быстро отходить на северо-восток к главным силам. Его преследовал Троицкосавский кавалерийский полк, получивший задачу выйти в тыл волочаевской группировке белых. Почти в то же время главные силы Поволжской бригады, находившиеся еще только на половине пути между Дежневкой и Нижне-Спасской, неожиданно для себя натолкнулись на обходную колонну 6-го стрелкового полка. Воспользовавшись замешательством противника, командир обходной колонны быстро развернул свои подразделения и открыл огонь прямой наводкой из двух орудий. Противник начал было отступать, но обнаружив, что численное превосходство на его стороне, остановился и решил принять бой. Едва белые успели развернуть свои силы, как на фланге у них появилась конница. Это был Троицкосавский кавалерийский полк, преследовавший авангард Поволжской бригады. Неожиданное появление конницы на фланге вызвало растерянность среди белых. Потеряв только убитыми до 300 человек, они начали поспешно отходить на северо-восток.
Обходная колонна 6-го стрелкового полка и Троицкосавский кавалерийский полк, разделившись на два отряда, перешли к преследованию. Первый отряд стремительным броском вышел восточнее Волочаевки на железную дорогу и поджег мост в 6 км восточнее станции. Это вынудило бронепоезда белых оставить позиции и двинуться на восток, ослабив тем самым оборону района Волочаевки. Выход обходной колонны в тыл волочаевской группировке в сочетании с мощным ударом Сводной бригады с фронта решил участь волочаевских позиций. Пехота Сводной бригады усилила натиск и ворвалась во вражеские укрепления.
Белые, неся огромные потери, стали отходить на восток. Уже в 11 час. 30 мин. 12 февраля Особый Амурский полк вступил в Волочаевку, а 5-й стрелковый полк занял гору Июнь-Корани. Для преследования противника были направлены батальон 5-го стрелкового полка, 6-й стрелковый и Троицкосавский кавалерийский полки. Однако ввиду сильного переутомления в предыдущих боях полки вели преследование в этот день только до опытного поля, находившегося в 12 км восточнее Волочаевки.
Белогвардейцы потеряли в боях за Волочаевку до 400 человек убитыми и 700 ранеными. Потери Народно-революционной армии были также значительны. Геройство и мужество, проявленные бойцами и командирами при штурме волочаевских позиций, вызвали восхищение даже в стане врагов. Командовавший волочаевской группировкой белых полковник Аргунов говорил впоследствии: «Я бы дал каждому из красных солдат, штурмовавших Волочаевку, по георгиевскому кресту».
За героизм бойцов и командиров, проявленный при взятии Волочаевки, 6-й стрелковый полк был награжден орденом Красного Знамени и переименован впоследствии в «4-й ордена Красного Знамени Волочаевский полк». Орденом Красного Знамени были награждены также бронепоезд № 8 и 67 бойцов и командиров Сводной бригады.
Четвертый этап (13—26 февраля) — преследование. После разгрома под Волочаевкой белогвардейцам не оставалось ничего другого, как быстрее бежать на юг под прикрытие японских войск. Они хотели сохранить оставшуюся живую силу для последующей борьбы. Для этого им прежде всего нужно было выйти из-под удара, угрожавшего на амурском направлении.
В ночь с 12 на 13 февраля, прикрываясь сильными арьергардами и взрывая после себя мосты, «белоповстанцы», не заходя в Хабаровск, сразу от Дежневки стали отходить на юго-восток. Чтобы обеспечить себя от флангового удара со стороны Казакевичевой и предупредить Забайкальскую группу в захвате последней, белогвардейское командование организовало отход двумя колоннами. Главные силы, составляя левую колонну, направлялись от Дежневки на Владимировку, Николо-Александровское и далее на юг вдоль Уссурийской железной дороги. Правая колонна в составе Ижевско-Воткинской бригады получила задачу двигаться от Дежневки на Новгородскую и Казакевичеву с целью обеспечения фланга и последующего отхода по реке Уссури.
Преследование противника всеми силами Народно-революционной армии началось 13 февраля. В этот день Сводная бригада заняла Дежневку, но противник оттуда уже ушел. Из Дежневки 5-й полк был направлен вдоль Амурской железной дороги на Покровку и далее на Хабаровск; заняв Хабаровск 14 февраля, 5-й полк остался там в качестве гарнизона. 6-й полк и партизанский отряд Петрова-Тетерина двинулись через Владимировку на Николо-Александровское. В ночь с 14 на 15 февраля они достигли Николо-Александровского и после короткого боя с арьергардом белых заняли его. Особый Амурский полк и 4-й кавалерийский полк были направлены на Ново-Троицкое (Особый Амурский полк сразу от Дежневки, а 4-й кавалерийский полк — после занятия им Покровки) с задачей ударом с севера оказать содействие Забайкальской группе в овладении Казакевичевой. Полки достигли Ново-Троицкого 14 февраля. В общем Сводная бригада имела столкновения только с арьергардом противника в районе Владимировки и Николо-Александровского. Главные силы левой колонны белых успели уйти на юг.
Забайкальская группа согласно ранее поставленной задаче должна была энергичным наступлением на Казакевичеву и далее на ст. Верино отрезать пути отхода противнику на юг и уничтожить его живую силу. Однако из-за усталости людей и отсутствия фуража она выступила из Нижне-Спасской только в полдень 13 февраля, потеряв, таким образом, целые сутки. Выступив из Нижне-Спасской, авангард Забайкальской группы вследствие отсутствия предварительной разведки пути и плохой ориентировки сбился с дороги. Вместо того чтобы пойти по протоке, тянущейся к Казакевичевой, авангард пошел по рукаву Амура, идущему в северо-восточном направлении, и только после трехчасового марша обнаружил свою ошибку. К утру 14 февраля Забайкальская группа прошла протоку, но, приняв за Казакевичеву китайскую деревню Гольды, расположенную при впадении протоки на левом берегу Уссури, начала развертываться против нее. Пока была исправлена эта вторая ошибка, противник успел прикрыться стоявшим в Казакевичевой Сводным полком и проскочил на юге по реке Уссури. В бою за Казакевичеву белые понесли незначительные потери: 45 человек пленными, 25 повозок, 1 орудие. Забайкальская группа окончательно заняла Казакевичеву только к вечеру 14 февраля. Туда же прибыли и направленные на помощь ей Особый Амурский и 4-й кавалерийский полки. 15—16 февраля Забайкальская группа, проделав 35-километровый марш по бездорожью, сделала еще одну попытку отрезать путь отступления противнику в районе ст. Дормидонтовка, но настигла здесь только арьергарды.
Народно-революционная армия продолжала преследовать белых двумя колоннами: Забайкальской группой по реке Уссури и Сводной бригадой по Уссурийской железной дороге. 26 февраля ее авангарды достигли реки Бикин, где противник оказал первое серьезное сопротивление за все время отхода от Волочаевки.
Бои за бикинские позиции. 27—28 февраля белогвардейцы попытались закрепиться на заранее подготовленных позициях по правому берегу реки Бикин.
Узкий фронт и наличие высот, командующих над окружающей местностью, давали противнику возможность организовать оборону на этом рубеже. К моменту подхода Народно-революционной армии белые при помощи мобилизованных ими казаков Бикинского станичного округа успели возвести здесь оборонительные сооружения полевого типа, использовав остатки старых укреплений. Тактическим ключом всей позиции являлся поселок Васильевская, расположенный на возвышенности по правому берегу реки Уссури. Приготовившись к активной обороне на бикинских позициях, противник расположился следующим образом.
Главная группировка под командованием генерала Ястребова в составе 1500 штыков и сабель при шести орудиях заняла левый участок в районе Васильевская. На железнодорожном направлении у ст. Бикин были оставлены три бронепоезда с пехотными десантами и конница.
26 февраля передовые части Народно-революционной армии заняли поселок Козловская (севернее поселка Васильевская). План командования Восточного фронта заключался в том, чтобы ударом в направлении на Васильевскую ликвидировать основную группировку врага. С этой целью в Забайкальскую группу из Сводной бригады были временно переданы Особый Амурский и 4-й кавалерийский полки. Командир Забайкальской группы, на которую была возложена задача разгромить главные силы противника, решил достигнуть поставленной цели путем обходного маневра. Для этого 3-й стрелковый полк, Особый Амурский полк и Читинский кавалерийский дивизион должны были наступать на Васильевскую с севера, чтобы сковать противника с фронта; в то же время отряд в составе 1-го, 2-го стрелковых полков и Троицкосавского кавалерийского полка под общим командованием командира 1-го полка Кузьмина получил задачу обойти Васильевскую по реке Лесниченкова с востока и ударом с тыла овладеть основным вражеским узлом сопротивления; 4-й кавалерийский полк направлялся для глубокого обхода пос. Васильевская по китайской территории с запада с задачей выйти к поселку Покровский новый и отрезать белым пути отступления.
Для действий вдоль железной дороги в направлении ст. Бикин были оставлены два полка (5-й и 6-й). В целях внезапности наступление было начато сразу с марша от пос. Козловская. К 6 часам 27 февраля отряд, высланный для обхода вражеских укреплений, подошел к ним по долинам рек Лесниченкова и Бикин с востока и развернулся для атаки. Но противник не был застигнут врасплох. Он встретил наступавшие подразделения 1-го стрелкового и Троицкосавского кавалерийского полков сильным артиллерийским и ружейно-пулеметным огнем, а затем перешел в контратаку.
Сковывающая группа, наступавшая с севера, 27 февраля подошла к позициям белых и проделала несколько проходов в проволочных заграждениях, но также встретила упорное сопротивление врага. Ожесточенные бои на восточном и северном участках Забайкальской группы продолжались весь день 27 февраля. Противник нес большие потери, но с помощью перебрасываемых резервов все же удерживал свои позиции.
В ночь с 27 на 28 февраля в сковывающей группе 3-й стрелковый полк был сменен Особым Амурским полком; в обходящей группе для наступления был назначен 2-й стрелковый полк.
28 февраля обходящая группа, оставив 1-й полк в качестве заслона в сторону ст. Бикин и выставив для обеспечения левого фланга на левый берег реки Бикин Троицкосавский кавалерийский полк, повела 2-м полком наступление вдоль дороги по правому берегу реки. Обходя под прикрытием авангарда первую линию укреплений, 2-й полк отбросил противника на вторую линию окопов, но, встреченный шрапнельным огнем, продвинуться не смог и принужден был залечь перед проволокой. В то же время белые предприняли атаку против Троицкосавского кавалерийского полка, обходя его левый фланг.
Кавалеристы отошли на правый берег реки Бикин, а затем, перегруппировав свои силы, сами перешли в контратаку. Завязавшийся на восточном фасе укреплений у пос. Васильевская бой принял затяжной характер. Противник был вынужден стянуть сюда все резервы.
Тем временем Особый Амурский полк, правильно организовав взаимодействие артиллерии, пулеметов и пехоты, прорвал проволочные заграждения и стремительной атакой занял важный опорный пункт белых на северных подступах к пос. Васильевская. Успешная атака Особого Амурского полка предопределила участь обороны противника. Развивая далее успех совместно со 2-м стрелковым полком, амурцы к исходу дня 28 полностью заняли пос. Васильевская. Потеряв основную опору всей оборонительной позиции, белогвардейцы начали поспешно отступать на юг.
Бои на бикинских позициях были последней попыткой «белоповстанческой армии» оказать серьезное сопротивление войскам Народно-революционной армии. После этих боев белые безостановочно отходили в Южное Приморье к «нейтральной зоне».

продолжение книги...