Военно-политическая обстановка в Приморье в 1921 г


вернуться в оглавление книги...

С.Н.Шишкин. "Гражданская война на Дальнем Востоке"
Военное издательство министерства обороны СССР, Москва, 1957 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

Военно-политическая обстановка в Приморье в 1921 г.
Подготовка японскими империалистами нападения на Дальневосточную республику


Изгнание японских интервентов из Забайкалья, разгром семеновских банд и ликвидация «Читинской пробки» в значительной мере были обусловлены теми блестящими победами, которые одержала Советская Армия в период третьего похода Антанты. В октябре 1920 г. панская Польша вынуждена была прекратить войну с Советской республикой, отказаться от своих захватнических планов и вопреки замыслам англо-американских и французских империалистов заключить мир. В ноябре советские войска разгромили последнего ставленника Антанты — Врангеля и вышвырнули остатки его разбитых войск в Черное море. В конце 1920 г. было начато освобождение от империалистической агентуры Закавказских республик. Таким образом, ожесточенная трехлетняя борьба с интервентами и внутренней контрреволюцией закончилась полной победой Советской республики. Основные силы врагов были разгромлены. Но японская интервенция на Дальнем Востоке продолжалась. Кроме того, имели место новые попытки империалистов организовать нападение на Советскую республику.
Готовясь к новому походу, империалисты США, Англии, Франции и Японии пытались использовать тяжелое хозяйственное положение Советской страны, создавшееся в результате интервенции и гражданской войны, а также недовольство крестьян политикой военного коммунизма. Опираясь на остатки белогвардейщины, на кулачество, меньшевиков и эсеров, они организовали ряд контрреволюционных мятежей в 1921 году (кронштадтский мятеж, антоновщина, махновщина, кулацкий мятеж в Западной Сибири, выступления белогвардейцев на Дальнем Востоке и т. д.). Все эти мятежи были звеньями одной цепи и преследовали одну цель — свержение Советской власти в России.
Все они кончились, как и следовало ожидать, крахом. Крестьянство не поддержало ни одного из контрреволюционных выступлений, а Советская Армия быстро разгромила и ликвидировала все очаги мятежей. Только на Дальнем Востоке, в Приморье, сложилась иная обстановка.
После разгрома Семенова правительство Дальневосточной республики, выбранное на конференции областных правительств 29 октября 1920 г. в Чите, распространяло свою власть на Забайкальскую, Амурскую области, Камчатку и северную часть Приморья до г. Иман включительно. В Южном Приморье фактическими хозяевами оставались еще японцы.
Японские интервенты занимали всю линию Уссурийской железной дороги от ст. Свиягино до Владивостока включительно. 8-я японская пехотная дивизия стояла гарнизонами в Свиягино и Спасске; 11-я пехотная дивизия — в Никольске-Уссурийском, Владивостоке и на ст. Пограничной. Кроме того, японцы имели части вспомогательных войск на Сучане и в Николаевске-на-Амуре.
Весь 1921 г. японские империалисты деятельно готовились к походу против Дальневосточной республики. С этой целью они предприняли ряд политических и военных мероприятий.
Правящие круги США, проводившие в это время политику натравливания Японии на Советскую Россию, содействовали японским империалистам.
Межсоюзный комитет Стивенса, продолжавший хозяйничать на Восточно-Китайской железной дороге, и американский посол в Китае Ширман помогли эвакуироваться остаткам разбитых в Забайкалье семеновско-каппелевских войск через Маньчжурию в Южное Приморье. После некоторой реорганизации эти войска были сведены в три корпуса.
1-й Сводный казачий корпус (семеновцы) под командованием генерала Бородина в составе Сводной казачьей дивизии, Пластунской дивизии и других мелких подразделений насчитывал 620 штыков, 810 сабель, 11 пулеметов и 1 орудие.
2-й корпус (каппелевцы) под командованием генерала Смолина в составе 2-й стрелковой бригады, 3-й Пластунской бригады, Енисейского кавалерийского полка имел 1 175 штыков, 365 сабель, 19 пулеметов, 2 орудия.
3-й корпус (каппелевцы) под командованием генерала Молчанова в составе 1-й стрелковой бригады, Ижевско-Воткинской бригады, Поволжской бригады имел около 1 300 штыков, 385 сабель, 48 пулеметов, 8 орудий.
Кроме того, имелись отдельные мелкие части общей численностью в 1 035 штыков, 210 сабель с 2 пулеметами и 1 орудием.
Всего белые насчитывали 4 200 штыков, 1 770 сабель, 80 пулеметов, 12 орудий.
1-й корпус расположился в районе Гродеково, 2-й и 3-й — в районе Спасска, Никольска-Уссурийского и Владивостока. Наряду с реорганизацией семеновско-каппелевских войск были сделаны попытки перебросить на Дальний Восток остатки врангелевских войск из Константинополя.
В январе 1921 г. в Париже представители Японии и Франции разрабатывали план этой переброски. В марте 1921 г. в Порт-Артуре на секретном совещании японских, французских и белогвардейских представителей было принято соглашение, по которому японское правительство подтверждало свое обязательство эвакуировать врангелевцев на Дальний Восток, обеспечив их транспортом, деньгами, вооружением и боеприпасами. Япония обязывалась также поддержать все белогвардейские организации и отряды, действовавшие на Дальнем Востоке, в их борьбе против Советского государства и Дальневосточной республики. Взамен этого Японии предоставлялось полное право подчинить себе весь Дальневосточный край, установить надзор и контроль за русским административным управлением. Все дальневосточные концессии передавались Японии.
Но осуществить переброску врангелевцев не удалось. Государства Антанты решили использовать их в качестве душителей революционного движения на Балканах.
В середине апреля 1921 г. в Пекине состоялось организованное японскими милитаристами совещание представителей белогвардейских отрядов (Семенова, Вержбицкого, Унгерна, Анненкова, Бакича, Савельева и др.). Совещание имело целью объединить белогвардейские отряды под общим командованием атамана Семенова и наметило конкретный план выступления. Согласно этому плану Вержбицкий и Савельев должны были выступить в Приморье против Приморского земского областного правительства; Глебов — повести наступление со стороны Сахаляна (с китайской территории) в Амурскую область; Унгерн — через Маньчжурию и Монголию наступать на Верхнеудинск; Казанцев — на Минусинск и Красноярск; Кайгородов — на Бийск и Барнаул; Бакич — на Семипалатинск и Омск.
Все эти выступления белогвардейских шаек не нашли никакой поддержки среди населения и были быстро ликвидированы советскими войсками.
Только в Приморье, куда Народно-революционная армия не имела права доступа по условиям соглашения от 29 апреля 1920 г. о «нейтральной зоне», выступление семеновцев и каппелевцев, опиравшихся на японские штыки, имело успех. 26 мая 1921 г. белогвардейцы свергли Приморское земское правительство и установили власть представителей так называемого «бюро несоциалистических организаций» во главе с монархистами и спекулянтами — братьями Меркуловыми. В подготовке переворота вместе с японскими интервентами деятельное участие приняли американский консул Макгаун и специальные представители правительства США — Смит и Кларк. Так японские и американские империалисты руками белогвардейцев создали в Приморье, в противовес Дальневосточной республике, пресловутый «черный буфер».
Японские интервенты вначале рассчитывали поставить у власти атамана Семенова и привезли его во Владивосток. Но против этого палача и японского шпиона высказался даже опасавшийся всенародного возмущения консульский корпус. Каппелевцы также были против прихода к власти Семенова. Последний, получив от Меркуловых около полумиллиона рублей золотом «отступных», уехал в Японию. После этого он сошел с политической арены и полностью отдался в руки японской разведки (1).
Правительство Меркуловых, объявившее себя «приамурским», являлось по существу военно-террористической диктатурой кучки наиболее оголтелых монархистов и спекулянтов, ставленников японских империалистов. С первых же дней своего существования это правительство начало проводить жесточайший террор против всех революционных и общественных организаций, существовавших в Приморье при земском областном правительстве. Террор сопровождался массовым разграблением народного достояния. Примером такого грабежа являлась так называемая «продажа» японцам семи русских миноносцев за 40 тыс. иен. Интервенты и белогвардейцы за время меркуловской диктатуры расхитили народное достояние на сотни миллионов золотых рублей.
В связи с меркуловским переворотом для Советской республики создавалась опасность нового нападения. Центральный Комитет Коммунистической партии в телеграмме 3-й Дальневосточной партийной конференции, происходившей 9—17 июня 1921 г., писал: «Дальнейшее распространение на территории ДВР белогвардейщины может превратиться в серьезную опасность для РСФСР, стать угрозой возобновления международным капиталом частичной или полной блокады РСФСР». Центральный Комитет предлагал принять все меры к укреплению армии на территории ДВР, подчинив этой задаче все остальные.
По указаниям Центрального Комитета ушедшая в подполье партийная организация коммунистов Приморья и профессиональные союзы, несмотря на террор, развернули активную борьбу против японских интервентов и их ставленников. Был создан Приморский областной революционный комитет под председательством коммуниста В. Шишкина. В ответ на меркуловский переворот рабочие Владивостока под руководством областного комитета Комму-
-------------------------------------------------------------------
1. В дальнейшем, после разгрома японских интервентов и белогвардейцев и изгнания их из Приморья, Семенов был поставлен японскими милитаристами во главе всех белоэмигрантских шпионско-диверсионных организаций в Японии, Китае и Маньчжурии. Будучи лично связан с вдохновителями японских агрессивных планов генералами Танака, Араки и другими, Семенов по их заданию участвовал в разработке планов вооруженного нападения на Советский Союз. Японские империалисты предназначали Семенова в качестве «главы» так называемого «буферного государства», если бы им удалось вновь вторгнуться на территорию Советского Дальнего Востока. Семенов лично участвовал в подготовке захвата японцами Маньчжурии в 1931 г. и в превращении захваченной территории в плацдарм для нападения на СССР. Обосновавшись в Маньчжурии, Семенов вплоть до 1945 г. являлся главарем японо-диверсионных белогвардейских шаек, организованных им по указанию японцев. После того как Советская Армия разгромила в 1945 г. японские войска в Маньчжурии, Семенов был пойман вместе с другими белогвардейскими главарями. По приговору Военной Коллегии Верховного Суда Союза ССР в августе 1946 г. Семенов как злейший враг советского народа и активнейший пособник японских агрессоров был повешен.
----------------------------------------------------------------------
нистической партии организовали всеобщую забастовку, которая продолжалась с 27 по 31 июля 1921 г. и прекратилась только после того, как были арестованы все члены стачечного комитета и бюро профсоюзов. Вследствие забастовки на 10 дней был прекращен транзит через Владивостокский порт. Забастовка подорвала и без того невысокий престиж меркуловского правительства. Объявленная вне закона коммунистическая организация продолжала самоотверженно работать в условиях строжайшей конспирации. Приказом Приморского областного революционного комитета РКП (б) от 10 июня 1921 г. все партийные организации были объявлены на военном положении. Директивы подпольного партийного центра (областного революционного комитета) носили характер военных приказов. Основная тактическая линия работы партийных организаций, определявшаяся указаниями Центрального Комитета партии, была направлена на то, чтобы совершенно изолировать меркуловское правительство, разоблачая его как сборище японских наймитов и государственных преступников, восставших против единственно законной власти — правительства Дальневосточной республики.
Партийным организациям вменялось в обязанность вести широкую работу среди крестьян, казаков и белых солдат, возбуждая в них чувство национального долга перед Родиной. С целью создания единого фронта борьбы против белогвардейцев и интервентов коммунисты имели указание, на основе конституции ДВР, как платформы, вступать в соглашение с другими политическими группировками. Партийные организации должны были организовывать саботаж и всячески срывать экономические и политические мероприятия меркуловского правительства.
Собравшаяся 27 сентября 1921 г. Владивостокская городская партийная конференция коммунистов констатировала сплочение партийных рядов, укрепление партийных организаций и отметила ряд достижений в работе, в частности успешно организованный бойкот выборов в меркуловское «народное собрание».
Наряду с агитационной и пропагандистской работой коммунисты Приморья проводили большую работу по организации и руководству партизанским движением. Областной революционный комитет создал Временный революционный военный совет партизанских отрядов Приморья. В него вошли коммунисты В. Владивостоков, И. Сибирцев и А. Шишлянников. Смелыми налетами партизаны наносили огромный ущерб белогвардейцам и интервентам, дезорганизуя их тыл, средства сообщения и связь.
Так, например, летом 1921 г. партизаны захватили и увели с Владивостокского рейда в бухту Ольга два катера. В императорской гавани они захватили охранный крейсер. Партизаны взрывали железнодорожные мосты, пускали под откос воинские поезда, снимали телеграфные провода и т. д.
Самоотверженная и решительная борьба трудящихся Дальнего Востока под руководством коммунистов против иностранных захватчиков, рост недовольства политикой интервенции внутри самой Японии, обострявшиеся противоречия в отношениях с Соединенными Штатами Америки (которые, несмотря на активное участие Японии во всех мероприятиях по подготовке нападения на Советскую республику, отказывались признать ее право на самостоятельную оккупацию русского Дальнего Востока) — все это вынуждало японские правящие круги искать новые способы для удержания захваченной территории. Кроме того, японские империалисты хотели предупредить обсуждение дальневосточного вопроса на созываемой США в ноябре 1921 г. Вашингтонской конференции и показать, что этот вопрос мирно разрешается самими заинтересованными странами. С этой целью в августе 1921 г. они созвали в Дайрене конференцию из представителей Дальневосточной республики и японского правительства, обещая обсудить вопрос об эвакуации своих войск из Приморья и урегулировать взаимоотношения между Японией и ДВР.
Дайренская конференция открылась 26 августа 1921 г. На первых же заседаниях делегация ДВР ясно сформулировала свои основные предложения. Она заявила, что все вопросы могут быть разрешены только при условии немедленной эвакуации японских войск и безусловного участия в переговорах представителей РСФСР. Японская делегация, всячески затягивая переговоры, настаивала на том, чтобы не связывать вопроса об эвакуации своих войск с происходящей конференцией, и отклонила предложение об участии в конференции представителей Советского государства.
6 сентября делегация Дальневосточной республики представила конкретный план соглашения, по которому предлагалось в течение месяца эвакуировать японские войска с Дальнего Востока. Представители японского правительства ответили, что эвакуация японских войск может быть произведена лишь после ликвидации «Николаевского инцидента» и притом в срок, какой найдет нужным сама Япония. Уже одной этой оговоркой исключалась фактически всякая возможность положительного разрешения вопроса, а сами переговоры заводились в тупик. После значительного перерыва, в октябре, Япония предъявила свой контрпроект соглашения, состоявший из 17 пунктов и трех секретных статей. Этот контрпроект полностью раскрывал империалистические планы Японии, стремившейся превратить Дальневосточный край в свою колонию.
В частности, контрпроект требовал от ДВР следующих обязательств:
— на все времена не устанавливать на своей территории Советской власти (ст. 10);
— срыть или взорвать все крепости и укрепления по всему побережью в районе Владивостока и на границе с Кореей;
— никогда не держать в водах Тихого океана военного флота и уничтожить существующий флот (ст. 14);
— предоставить японским подданным полную свободу торговли, ремесла, промыслов, приравняв их к гражданам Дальневосточной республики;
— предоставить японским подданным право собственности на землю и полную свободу каботажного плавания под японским флагом (ст. 11);
— передать Японии в аренду сроком на 80 лет Северный Сахалин (ст. 16).
В довершение к этим грабительским требованиям японская сторона в статье 2 проекта снова говорила о том, что свои войска из Приморья она эвакуирует только по собственному усмотрению и в срок, который найдет нужным и удобным Япония. Делегация Дальневосточной республики решительно отвергла такой проект «договора», но все же решила продолжать переговоры, чтобы не дать повода японским империалистам заявить, что начатые по инициативе Японии мирные переговоры сорваны по вине ДВР.
12 ноября 1921 г. открылась Вашингтонская конференция. Она носила ярко выраженный антисоветский характер. На конференции американские монополисты, нажившиеся на крови народов, пролитой в первой мировой войне, выступили в качестве претендентов на мировое господство. Они стремились оттеснить своих соперников на море и создать новую систему отношений в Китае и на Дальнем Востоке под диктатом США. Правящие круги Америки пытались сколотить на конференции новый блок колониальных империалистических держав против Советского государства и Китая. Понятно, что РСФСР, как и ДВР, не была приглашена на эту конференцию.
Однако прибывшая неофициально в Вашингтон делегация Дальневосточной республики опубликовала в январе 1922 г. ряд документов, разоблачавших захватнические планы империалистов на Дальнем Востоке. В частности, были преданы гласности материалы, свидетельствовавшие о наличии секретного соглашения между Францией и Японией относительно создания на Дальнем Востоке государства, целиком подчиненного Японии, а также о существовании тайного дипломатического блока между Францией и Японией, направленного против Америки. Представители Дальневосточной республики заявили также американской делегации, что «русский народ считает и американское правительство ответственным за проливаемую кровь мирного русского населения в результате продолжающейся империалистической интервенции».
Разоблачения, сделанные делегацией ДВР, заставили американских империалистов еще более насторожиться. Вашингтонская конференция, склонявшаяся уже было к тому, чтобы не обсуждать «сибирский вопрос», вынуждена была поставить его на рассмотрение дальневосточной комиссии. Но это обсуждение, кроме заслушивания клеветнических заявлений японского делегата Сидехара о Советской республике и ДВР и лживых обещаний вывести японские войска с территории Приморья, ни к чему не привело.
Между тем под прикрытием затянувшихся переговоров в Дайрене и лицемерно-пацифистских разглагольствований в Вашингтоне проводилась интенсивная подготовка к нападению на Дальневосточную республику. Белогвардейские войска, осевшие в Приморье, снабжались деньгами, оружием, боеприпасами. Нелегально через японских милитаристов они получали винтовки американского производства «Ремингтон». Выступлением белогвардейцев интервенты хотели, с одной стороны, оказать вооруженное давление на правительство ДВР, чтобы заставить его быть более сговорчивым в принятии японских условий, с другой — показать всему миру, что происходящая «междоусобица» и вооруженная борьба вынуждают якобы Японию «в целях охраны порядка и безопасности японских граждан» оставлять свои войска на русском Дальнем Востоке.
Чтобы представить инспирируемое японскими империалистами нападение на ДВР как «чисто русское, национальное, стихийное движение против большевиков», все семеновско-каппелевские войска были переименованы в так называемую «белоповстанческую армию», во главе которой был поставлен генерал Молчанов.
2-й и 3-й корпуса белых были реорганизованы и переименованы в отряды. Всего было создано пять отрядов.
Среди солдат и населения проводилась агитация, изображавшая поход против Дальневосточной республики как борьбу «за святую веру православную, за церкви божьи и за государство русское, за родину, за отечество и за родные очаги».
Началась кампания по вербовке добровольцев в армию, закончившаяся неудачей. В срыве кампании сказались прежде всего результаты работы подпольной организации коммунистов. Чтобы завоевать симпатии враждебно относящегося к правительству населения, меркуловцы на первых порах не объявляли мобилизации. За реквизируемые для нужд армии продукты и транспорт они старались, по крайней мере в «нейтральной зоне», расплачиваться деньгами. Но за всеми этими мероприятиями трудящиеся Приморья отчетливо видели кровавую руку империалистических захватчиков. Поэтому никакой поддержки белогвардейцы, несмотря на заигрывание с народными массами, не получили. Они вынуждены были начать наступление с теми силами, какие у них были.
На первом этапе развертывания боевых действий против ДВР белогвардейское командование решило обеспечить свой тыл и правый фланг от партизан. С этой целью белые в ноябре 1921 г. предприняли наступление на центры партизанского движения — Сучан, Анучино и Яковлевку.
Высадив 5 ноября десанты в заливах Восток и Америка, белые при поддержке судовой артиллерии оттеснили партизан вверх по реке Сучан. Командование партизанских отрядов для усиления Сучанского отряда сняло свои силы из Яковлевки и Анучино. Воспользовавшись этим, белые 10 ноября повели наступление от Никольска-Уссурийского и Спасска на Анучино и Яковлевку, отрезая с тыла пути отхода партизанам на север для соединения с Народно-революционной армией. Партизаны, охватываемые со стороны моря и северо-запада, вынуждены были рассеяться по сопкам хребта Сихотэ-Алинь.
Оттеснив партизан в горы, белогвардейцы под прикрытием японских гарнизонов начали сосредоточиваться к южной границе «нейтральной зоны» в районе ст. Шмаковки, имея целью начать наступление на Хабаровск.

продолжение книги...