Третье наступление Народно-революционной армии на Читу


вернуться в оглавление книги...

С.Н.Шишкин. "Гражданская война на Дальнем Востоке"
Военное издательство министерства обороны СССР, Москва, 1957 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

Третье наступление Народно-революционной армии на Читу

Обстановка в Забайкалье летом и осенью 1920 г.
Несмотря на то, что второе наступление на Читу, предпринятое Народно-революционной армией в конце апреля 1920 г., потерпело неудачу, политическое и стратегическое положение японских интервентов и семеновцев не улучшилось.
Народно-революционная армия, отступив за Яблоновый хребет, отнюдь не отказалась от продолжения борьбы. Учитывая крупные недостатки, выявившиеся при проведении первых двух операций, штаб и командный состав армии развернули деятельную работу по поднятию боеспособности частей. Войска были пополнены вновь призванными контингентами, улучшилась система снабжения, в частях развернулась напряженная и регулярная боевая учеба. Уже через месяц — полтора Народно-революционная армия насчитывала более 25 тысяч бойцов.
Политико-моральное состояние армии было высоким. Предыдущие неудачи не подорвали боевого духа народоармейцев. Все были охвачены единым стремлением освободить Читу во что бы то ни стало.
Наряду с этим стало более прочным и положение Дальневосточной республики.
14 мая 1920 г. правительство РСФСР официальной нотой признало Верхнеудинское правительство и выразило готовность немедленно вступить в официальные дипломатические отношения с новым государством для заключения торговых и политических соглашений.
21 мая объединенное заседание ревкома и Центрального бюро профсоюзов Амурской области вынесло решение о признании Дальневосточной республики во главе с Верхнеудинским правительством.
30 мая Временное правительство Приморской земской управы объявило декларацию о полном согласии с Верхнеудинским правительством и о поддержке его в ликвидации «Читинской пробки».
Все это делало положение Дальневосточной республики более прочным.
Японские империалисты всячески пытались изолировать Верхнеудинское правительство от остальных областей Дальнего Востока, создав из них свой буфер японской ориентации. Для этого им необходимо было прежде всего разгромить Советскую власть на Амуре.
Уже говорилось, что 18 мая 1920 г. амурские войска дали решительный отпор японским интервентам, пытавшимся вторгнуться в Амурскую область.
Но и после этого японская военщина по приказу из Токио продолжала разрабатывать планы наступления на Благовещенск и оккупации освобожденных от интервентов районов.
В июне 1920 г. японское командование, пользуясь затишьем, наступившим на фронте к западу от Читы, предприняло новый поход против восточнозабайкальских партизан, с тем чтобы, разбив их, разделаться с амурскими партизанами. Однако и на этот раз японцы встретили такой отпор, что вынуждены были отказаться от своей затеи и пойти на мирные переговоры. В результате переговоров 2 июля было заключено перемирие для районов правого берега реки Шилки, а 10 июля и для левого берега.
Потерпела крах и попытка создать в противовес ДВР свой буфер путем установления контакта между Временным правительством Приморской земской управы и Семеновым, хотя японское командование и обещало за это эвакуацию своих войск из Приморья.
Значительно ухудшилось международное положение Японии.
Победы Советской Армии на фронтах борьбы против белопольских войск и быстро растущая мощь Советской республики не предвещали японским захватчикам ничего хорошего. Росло и ширилось также возмущение трудящихся Японии внешней политикой японского правительства. Даже в японском парламенте начали раздаваться голоса за прекращение интервенции. Все это заставило японских империалистов менять свою тактику на Дальнем Востоке. Видя безрезультатность дальнейшей борьбы в Забайкалье и чувствуя все возраставшую силу Народно-революционной армии, они стремились удержать в своих руках то, что считали еще не совсем потерянным для себя, а именно — Южное Приморье.
В мае 1920 г. японский министр иностранных дел Уцида, а за ним командующий японскими войсками на Дальнем Востоке генерал Оой выступили в печати с декларацией «по Сибирскому вопросу», в которой было заявлено о прекращении военных действий.
24 мая 1920 г. начались предварительные переговоры между Представителями Верхнеудинского правительства и японским командованием.
17 июля японское командование подписало соглашение о прекращении военных действий и установлении нейтральной зоны к западу от Читы между войсками Народно-революционной армии и японо-белогвардейцами (1). Несколько ранее, 3 июля 1920 г. японское правительство опубликовало декларацию, в которой извещало о решении эвакуировать свои войска из Забайкалья.
Эвакуация японских интервентов из Читы и Сретенска началась 25 июля, но проводилась с большой неохотой, с различными проволочками и затянулась фактически до 15 октября.
В связи с решением Японии очистить Забайкалье Семенов написал слезное письмо японскому наследному принцу, умоляя отсрочить эвакуацию хотя бы на 4 месяца. В ответ он получил сухую телеграмму из военного министерства следующего содержания:
«Японское Императорское Правительство благодарно Вам и желает сохранить дружественные отношения, но положение, которое нас со многих сторон жмет, не разрешает нам Ваше желание исполнить. Японское Императорское Правительство не считает Вас достаточно сильным для того, чтобы Вы великую цель, которая японскому народу великую будущность обеспечивает, провести могли. Ваше влияние на русский народ с каждым днем слабеет и ненависть, которая народом против Вас чувствуется, нашу политику не поддерживает».
Однако для того, чтобы сохранить Читинский район и тем обеспечить свое влияние в Забайкалье, японцы выговорили распространение Гонготского соглашения и на семеновские войска, гарантировав соблюдение последними условий этого соглашения.
Одновременно японский главный штаб экспедиционных сил во Владивостоке дал указания Семенову собрать в Чите «народное собрание». Однако даже это «собрание», созванное в первых числах сентября 1920 г., заняло непримиримую позицию по отношению к атаману и объявило себя верховной властью, за что и было разогнано.
В противовес семеновскому «народному собранию» 15 сентября открылся в оставленном японскими интервентами Нерчинске съезд трудящихся Восточного Забайкалья, который избрал Народно-революционный комитет Восточного Забайкалья.
Несмотря на отрицательный ответ из Токио, Семенов продолжал усиленно добиваться оставления японских войск в районе Читы. С этой целью семеновцы начали нарушать установленную Гонготским соглашением нейтральную зону. Они пытались спровоциро-
-------------------------------------------------------------
1. В качестве демаркационной линии был принят меридиан 113°30' восточной долготы. На Забайкальской железной дороге конечным пунктом для поездов, идущих с запада, являлась ст. Гонгота, а для поездов, идущих с востока,— ст. Сохондо.
--------------------------------------------------------------
вать войска Народно-революционной армии на открытие военных действий и этим создать предлог для прекращения эвакуации японцев.
Главное командование Народно-революционной армии несколько раз обращалось с протестом по этому поводу к японской военной миссии в Чите. Увидев, что протесты не достигают цели, командование дало указание о формировании партизанских отрядов при стрелковых дивизиях и бригадах. На эти партизанские отряды и была возложена задача борьбы с белогвардейцами.
Из сформированных к 23 сентября трех крупных партизанских отрядов два предназначались для действий севернее и южнее Читы, а третий выступил для действий против конно-азиатской дивизии Унгерна, которая была направлена Семеновым по указке японского командования как самостоятельно действующая группа для глубокого обхода правого фланга Народно-революционной армии через Монголию на Троицкосавск.
Таким образом, провокационные попытки Семенова вынудить войска Народно-революционной армии к боевым действиям в нейтральной зоне окончились неудачей.
Между тем, поскольку действия регулярных сил Народно-революционной армии Западно-Забайкальского фронта связывались Гонготским соглашением, центр тяжести борьбы был снова перенесен в Восточное Забайкалье.
С 23 июля по 5 августа 1920 г. проходил 9-й чрезвычайный съезд трудящихся Амурской области, на котором было оформлено присоединение Амурской области к ДВР.
В конце июля состоялся 3-й фронтовой съезд партизанских отрядов Восточного Забайкалья совместно с амурскими партизанами.
Съезд целиком присоединился к резолюции 9-го съезда трудящихся Амурской области и принял решение преобразовать революционно-повстанческие войска в Народно-революционную армию с регулярными соединениями и частями, формируемыми по штатам и положениям Советской Армии. Была установлена более прочная связь между Западно-Забайкальским и Восточно-Забайкальским фронтами. Первый оказывал второму весьма существенную помощь. Он посылал в Восточное Забайкалье командный состав и боеприпасы, используя для этого вьючную тропу, пролегавшую от Телембы через Бургень, Юр. Тунгус, Шаргольджин, Акима и выводившую к ст. Зилово, где находился штаб Восточно-Забайкальского фронта.
Особенную нужду Восточно-Забайкальский фронт испытывал в штабных командирах. Для организации и укрепления войсковых штабов из Верхнеудинска была отправлена группа военных работников во главе с Я. П. Жигалиным, имевшая опыт штабной службы. Они привезли с собой штаты, положения, уставы и наставления, полученные из 5-й Краснознаменной армии. Благодаря этому реорганизация партизанских отрядов и полков значительно ускорилась. Уже в августе 1920 г. из разнообразных партизанских формирований были созданы следующие регулярные соединения и части:
2-я Амурская стрелковая дивизия в составе 5-й и 6-й бригад;
4-я Отдельная Амурская стрелковая бригада;
2-я Отдельная кавалерийская бригада;
Забайкальская кавалерийская дивизия в составе трех бригад.
Кроме того, с Хабаровского фронта было намечено перебросить в Восточное Забайкалье 1-ю и 2-ю бригады ранее созданной Амурским ревкомом 1-й Амурской стрелковой дивизии. Сюда же перебрасывались два бронепоезда, взвод танков и авиаотряд. Объединенные силы Амура и Восточного Забайкалья, которыми располагало командование Народно-революционной армии к востоку от Читы, составляли около 20 тыс. сабель, 10 тыс. штыков с двумя бронепоездами, двумя легкими танками и 35 орудиями. На каждого бойца приходилось по 50 патронов.
Восточно-Забайкальский фронт был переименован в Амурский. Командование им возглавил Военный совет в составе командующего фронтом Д. С. Шилова, членов Совета Я. П. Жигалина и С. Г. Вележева. После отъезда Шилова с делегацией ДВР в Москву вместо него был назначен С. М. Серышев, руководивший ранее обороной Амурской области на хабаровском направлении.
В августе 1920 г. в штабе Амурского фронта шла напряженная работа по завершению формирования и сосредоточения войск, решался вопрос об обеспечении войск, составлялся оперативный план.
Готовился новый удар по семеновцам, который должен был навсегда покончить с «Читинской пробкой».

продолжение книги...