Первое наступление Народно-революционной армии на Читу


вернуться в оглавление книги...

С.Н.Шишкин. "Гражданская война на Дальнем Востоке"
Военное издательство министерства обороны СССР, Москва, 1957 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

Первое наступление Народно-революционной армии на Читу

Быстрое освобождение Верхнеудинска в значительной мере обусловливалось тем, что Семенов, несмотря на поддержку японских интервентов, не смог усилить оборонявшийся там гарнизон белых. Активные действия восточнозабайкальских партизан, создавших серьезную угрозу Сретенску и последней коммуникации, связывавшей атаманскую «столицу» с внешним миром, железной дороге Чита — Маньчжурия, вынуждали Семенова значительную часть своих войск держать восточнее Читы.
Здесь в районах Сретенска и Нерчинска были сосредоточены Забайкальская казачья дивизия (до 3 тыс. штыков и сабель) и Отдельная Забайкальская казачья бригада (2 тыс. сабель). Для охраны железной дороги Чита—Маньчжурия на наиболее крупных ее станциях — Борзя, Оловянная и Даурия — группировалась конно-азиатская дивизия барона Унгерна (1 тыс. сабель).
Образование в марте 1920 г. общего фронта амурских и восточнозабайкальских партизан и ожидавшиеся в связи с этим еще более решительные действия партизанской армии заставили Семенова начать переброску на восток дополнительно Сводной Маньчжурской бригады и 2-го корпуса каппелевцев, переформированного из остатков 2-й колчаковской армии.
Положение, создавшееся в Восточном Забайкалье в середине марта, вынудило японское и семеновское командование образовать Восточный фронт, чтобы разгромить партизанские отряды в районах восточное Читы. Японские интервенты и семеновцы полагали, что решение этой, по их мнению, легко выполнимой задачи, даст возможность обеспечить тыл, высвободит силы и развяжет руки для последующей эффективной борьбы против Народно-революционной армии.
Что касается Западно-Забайкальского фронта, то здесь семеновское командование решило пока проводить активную оборону, прочно обеспечив за собой основные направления, ведущие к Чите, где белогвардейцы рассчитывали на поддержку японских войск. Соответственно этому плану белогвардейские и японские части, заняв плацдарм по западному берегу рек Читы и Ингоды на линии населенных пунктов Смоленское, Кенон, Татаурово, сосредоточивались основными группировками в трех районах:
1) В районе Кенон, Смоленское для прикрытия северных подступов к Чите и обеспечения перевалов через Яблоновый хребет располагались Боткинская и Иркутская пехотные дивизии общей численностью в 3406 штыков, 743 сабли, 116 пулеметов, 18 орудий; кроме того, здесь же находилась группа японских войск полковника Фудзии, имевшая около тысячи штыков.
2) В районе ст. Кука, разъезд Чернове для прикрытия железнодорожного направления группировались Оренбургская казачья дивизия, Енисейская кавалерийская бригада общей численностью в 710 сабель, 27 пулеметов и 9-я бригада 5-й японской пехотной дивизии в 2 тыс. штыков при 12 орудиях.
3) В районе Татурово для обеспечения за собой направления, проходившего вдоль реки Ингода, размещались Уфимская и Ижевская пехотные дивизии, Читинское юнкерское училище общей численностью в 1 794 штыка, 518 сабель, 74 пулемета, 9 орудий и группа японских войск майора Отиай в 600 штыков при 4 орудиях.
Общий резерв, находившийся в Чите, составляли 2-й сводный атамана Семенова полк, Читинский местный батальон, отряд особого назначения, 1-й конный полк, легкий артиллерийский дивизион общей численностью в 775 штыков, 240 сабель при 8 пулеметах и 4 орудиях. Кроме того, в районе Читы, Антипихи, Песчанки имелось свыше 1 600 штыков и сабель японских войск. Таким образом, белогвардейцы к западу от Читы и в самом городе имели до 6 тыс. штыков, около 2 600 сабель, 225 пулеметов, 31 орудие и японские интервенты — до 5200 штыков и сабель при 18 орудиях.
Общая же численность всех семеновских и каппелевских войск к 25 марта 1920 г. была: офицеров — 2337, штыков — 8383, сабель — 9041, пулеметов - 496, орудий —78.
Во второй половине марта и первой половине апреля 1920 г., в период первого наступления на Читу, Народно-революционная армия располагала единственным регулярным соединением, закончившим свое формирование —1-й Иркутской стрелковой дивизией. На эту дивизию и на партизанские отряды, действовавшие на перевалах Яблонового хребта и в долине реки Ингоды, и легла главная тяжесть борьбы с семеновцами и японскими войсками. Остальные соединения находились еще в процессе формирования.
После освобождения Верхнеудинска и очищения от белогвардейцев Прибайкалья 1-я Иркутская стрелковая дивизия двинулась в железнодорожных эшелонах на восток. 13 марта 3-я бригада этой дивизии, следовавшая впереди, достигла ст. Хилок. Главные силы дивизии — 1-я и 2-я бригады подходили в это время к ст. Петровский завод.
Дальнейшее продвижение 3-й бригады по железной дороге к Чите встретило препятствие со стороны японских интервентов, выдвинувших на ст. Хушенга один из полков 5-й японской дивизии.
На требование командира бригады пропустить части Народно-революционной армии к Чите японское командование ответило отказом, мотивируя это необходимостью охранять от партизан железную дорогу, по которой будто бы должны были проследовать эшелоны с чехословаками. Это было явной ложью, так как Иркутская дивизия еще из Иркутска двинулась вслед за последним эшелоном чехословаков.
Командир дивизии, которому было поручено вести переговоры, предъявил японскому командованию копию ноты чехословацкого посла от 11 марта, в которой указывалось, что эвакуация чехословацких войск не встречает никаких затруднений. Однако это не изменило позиции японского командования.
Чтобы не вступать в прямое вооруженное столкновение с японскими войсками и не дать Японии предлога для войны против Дальневосточной республики, продвижение по железной дороге пришлось прекратить. Требовалось принять такое решение, выполнение которого вынудило бы японцев самих очистить железную дорогу. Последнего можно было достигнуть сосредоточением своих сил таким образом, чтобы угрожать тылу японских войск, т. е. вывести части 1-й Иркутской стрелковой дивизии или к северу от железной дороги в район Вершино-Удинской, Беклемишево, озеро Телемба или к югу — по Ямаровскому тракту в район Татаурово, Черемхово.
Несмотря на то, что для сосредоточения к северу от железной дороги нужно было вернуть эшелоны в Верхнеудинск из-за отсутствия дорог, а затем проделать по Старо-Читинскому тракту 400-километровый марш, командование Народно-революционной армии предпочло это направление южному. Оно опасалось, что вскрытие и разлив реки Ингоды помешает продвижению войск в ингодинском направлении. Кроме того, предполагалось, что в случае перехода японских войск в общее наступление 1-я Иркутская стрелковая дивизия должна будет отходить на Баргузин, так как тоннели на Забайкальской железной дороге намечалось в этом случае взорвать.
27 марта было приказано 1-ю и 2-ю бригады 1-й Иркутской стрелковой дивизии направить по Старо-Читинскому тракту в район Вершино-Удинской, Беклемишево, озеро Телемба, где и занять исходное положение для наступления на Читу, имея главные силы на левом фланге. 3-я бригада должна была оставаться на линии железной дороги с задачей активной обороны. На ингодинском направлении оставлялись лишь партизанские отряды с задачей смелыми действиями приковать к себе группу семеновцев в районе Черемхово, Нов. Кука, Ст. Кука.
Выполняя этот приказ, 1-я и 2-я бригады к 8 апреля 1920 г. вышли: 1-я—в район озера Телемба, где находился партизанский отряд Морозова, 2-я — в район Вершино-Удинской. В районе Беклемишево в это время располагался партизанский отряд Бурлова. Цель маневра — заставить японские войска очистить железную дорогу на участке ст. Хушенга — Чита — частично была достигнута. 8 апреля японский арьергард начал медленно отходить на восток.
В то время как совершался этот марш-маневр главных сил 1-й Иркутской стрелковой дивизии, на ингодинском направлении произошли следующие события.
Партизанский отряд Зыкина, заняв Доронинское, продолжал наступление на Ортинскую. В районе Ортинской партизаны столкнулись с семеновцами, сосредоточившими здесь Ижевскую пехотную дивизию и Читинское юнкерское училище. Это столкновение для партизан, уступавших противнику в численности и технике, было неудачным. Они начали отходить на юг. С отходом отряда Зыкина создалась угроза выхода белых по Ямаровскому тракту на железную дорогу в район ст. Хилок. Чтобы ликвидировать эту угрозу, командование Народно-революционной армии выделило для усиления партизанского отряда Зыкина 13-й стрелковый полк 3-й бригады 1-й Иркутской стрелковой дивизии, Отдельный Прибайкальский полк (переформированный из отряда Климова) и два эскадрона 5-го Иркутского кавалерийского полка (из состава 1-й Иркутской стрелковой дивизии). Так создался отряд Жарцева, названный по фамилии командира 13-го стрелкового полка, который стал действовать на ингодинском направлении.
Получив усиление, этот отряд вновь перешел в наступление; 4 апреля он нанес поражение белым, а 6 апреля снова занял Доронинское. Преследуя противника, отряд подходил уже к Черемхово и Татаурово. Семеновцы ввели в бой свежие части численностью до 1300 штыков и сабель. 9 апреля в районе Хадахты развернулись упорные бон. Они показали важность ингодинского направления. Если бы вся 3-я бригада была повернута с железнодорожного направления на ингодинское, то, действуя после занятия Черемхово, Татаурово в направлении Нов. Кука, ст. Ингода, можно было добиться очищения японцами железной дороги к западу от Читы гораздо быстрее и легче, чем трудным марш-маневром в район Вершино-Удинской, озеро Телемба. Кроме того, овладение районом ст. Ингоды давало возможность предпринять наступление в направлении на Александровское или ст. Кручина с целью разрыва железнодорожного сообщения между Читой и ст. Карымской. Это поставило бы семеновцев под угрозу удара с юго-востока и могло изолировать их от Маньчжурии. Однако эти возможности на ингодинском направлении командование Народно-революционной армии недооценило.
Таким образом, к 8 апреля, когда главные силы 1-й Иркутской стрелковой дивизии вышли в указанный им район, группировка войск Народно-революционной армии складывалась следующим образом.
На ингодинском направлении продолжал действовать отряд Жарцева, имевший в общей сложности 1782 штыка и сабли при 5 пулеметах. На железнодорожном направлении находились 14-й и 15-й стрелковые полки 3-й бригады 1-й Иркутской стрелковой дивизии и два бронепоезда («Коммунист» и «Красный орел»), общей численностью в 1987 штыков при 17 пулеметах и 8 орудиях. У перевалов через Яблоновый хребет к северу от железной дороги группировались 1-я, 2-я бригады 1-й Иркутской стрелковой дивизии и партизанские отряды Бурлова и Морозова (1), общей численностью в 6017 штыков и сабель при 50 пулеметах и 16 орудиях.
Общий резерв составляли еще не закончившие формирование бригада (Верхнеудинская) Забайкальской стрелковой дивизии и Забайкальская кавалерийская бригада, находившиеся в районе ст. Петровский завод, Верхнеудинск. В целом Народно-революционная армия имела для наступления на Читу около 9800 штыков и сабель при 72 пулеметах и 24 орудиях. Ей противостояло 8,6 тыс. штыков и сабель белогвардейцев, располагавших 225 пулеметами и 31 орудием. Превосходство Народно-революционной армии над противником было незначительным и только в живой силе. Если же учесть, что японцы помогали семеновцам, то силы врага увеличивались на 5200 штыков и сабель, а техническое преимущество его еще более возрастало.
В этих условиях целесообразно было подождать, когда завершится формирование резервных соединений, чтобы иметь возможность создать более мощные группировки. К тому же части 1-й Иркутской стрелковой дивизии, совершившие длительный марш по до-
---------------------------------------------------
1. Отряд Морозова перед наступлением был переформирован в батальон и влит на пополнение 8-го полка 1-й бригады.
---------------------------------------------------
роге, разрушенной отходившими белыми частями, нуждались в отдыхе. Нужно было подтянуть отставшую артиллерию и обозы. Однако командование Народно-революционной армии решило начать наступление немедленно. Первостепенное значение для принятия такого решения имела информация, полученная со ст. Зилово от командующего Восточно-Забайкальским фронтом партизан Д. С. Шилова. В этой информации сообщалось, что каппелевцы и семеновцы бросили на участок Нерчинск, ст. Куэнга, Сретенск большую часть своих боеспособных сил. Кроме того, положение амурских партизан осложнилось выступлением японских интервентов в Приморье. Командование партизанским фронтом просило ускорить наступление на Читу и указывало на то, что все население Дальнего Востока готово к решительной и беспощадной борьбе с японскими захватчиками.
8 апреля войска получили приказ о переходе в решительное наступление с целью разбить семеновцев и 11 апреля овладеть Читой. Командир 3-й бригады получил задачу: оставить главные силы на железнодорожной магистрали у ст. Хилок, а отрядом Жарцева овладеть 9 апреля Черемхово и 10 апреля — Татаурово, после чего, оставив заслон в сторону Ст. Кука, 11 апреля направить основные усилия в сторону В. Нарымское, Тыргетуйское с целью перерезать дороги из Читы на Акшу.
Командиру 1-й Иркутской стрелковой дивизии, координировавшему действия 1-й и 2-й бригад, было приказано к вечеру 10 апреля овладеть деревней Шишкино, В.-Читинское, захватить перевалы через Яблоновый хребет и закрепиться на линии озера Иргень, поселок В.-Читинское; с рассветом 11 апреля продолжать наступление и овладеть Читой, нанося главный удар с севера, а затем закрепиться на линии озеро Иргень, Притупово, поселок Чернове, поселок Атамановка. В резерв выделялись одна бригада Забайкальской стрелковой дивизии и Забайкальская кавалерийская бригада, которым надлежало оставаться в районе ст. Петровский завод, Верхнеудинск и быть в постоянной готовности выступить по первому приказанию.
В специальной инструкции говорилось об отношении к японцам. В случае перехода японских войск к боевым действиям против Народно-революционной армии приказывалось выслать парламентеров и требовать соблюдения нейтралитета. В том случае, если японцы все же начнут военные действия, дальнейшее наступление частей Народно-революционной армии предлагалось приостановить и, заняв удобные позиции, перейти к упорной обороне. Начало наступления намечалось на 9 апреля 1920 г.
Контрудар семеновских и японских войск. Изменение плана операции Народно-революционной армии.
8 апреля сильная группа белых в составе Иркутской и Боткинской дивизий перешла в наступление с целью парализовать угрозу со стороны Народно-революционной армии. Противник наносил удар вдоль Старо-Читинского тракта через Домно-Ключевскую на Шакшу. Одновременно с юга от ст. Сохондо на Беклемишево и западнее стала стремительно выдвигаться кавалерийская группа полковника Такеути из состава японских войск, находившихся на железнодорожном направлении. Первым подвергся нападению отряд Бурлова. Не выдержав внезапного натиска врага, он поспешно отошел и рассеялся. Для прикрытия района сосредоточения командир 2-й бригады выдвинул в район Шакши 11-й стрелковый полк. Едва достигнув Шакши, полк подвергся сильному огневому налету одновременно с двух сторон — от озера Иргень и от Домно-Ключевской. Вслед за этим он был атакован двигавшейся на автомашинах пехотой и конницей. В результате развернувшегося боя противнику удалось обойти фланги полка и вынудить его отойти на Беклемишево. Затем 11-й стрелковый полк ввиду выхода японской кавалерии в тыл оставил и этот пункт. Неприятель не стал развивать успеха. Получив сведения о выдвижении с севера частей 1-й бригады 1-й Иркутской стрелковой дивизии и опасаясь удара во фланг, семеновцы и японцы отошли в исходное положение, но оставили в Беклемишево отряд прикрытия.
В итоге боя под Шакшой и Беклемишево отряд Бурлова был выведен на несколько дней из строя, а 11-й стрелковый полк, потерявший в кровопролитной схватке 55% командного состава и 7 пулеметов, также нуждался во времени для того, чтобы восстановить свою боеспособность. Кроме того, контрудар противника в значительной степени нарушил планомерность развертывания остальных сил 2-й бригады.
События, происшедшие на участке 2-й бригады, заставили командование Народно-революционной армии внести некоторые изменения и уточнения в сроки операции.
Теперь отряд Бурлова, действуя в направлении В.-Удинская, Беклемишево, Домно-Ключевская, разъезд Чернове, должен был в 1-й день овладеть Беклемишево, восстановив прежнее положение, на 2-й день — перевалами через Яблоновый хребет по Старо-Читинскому тракту (оставив заслон в сторону ст. Сохондо). На 3-й день ему надлежало занять Домно-Ключевскую, Притупово, поселок Черново и, укрепив эти пункты, ликвидировать части противника, отступающие под давлением отряда Жарцева по долине реки Ингоды, в районе Ст. Кука, Татурово.
2-я бригада (10-й и 11-й стрелковые полки), продвигаясь в направлении озера Тасей, Застепная, Кенон, в первый день должна была содействовать отряду Бурлова в овладении Беклемишево и занять исходное положение для наступления по долине реки Монгой; на второй день — овладеть перевалами через Яблоновый хребет на направлениях озеро Иван, Застепная и озеро Монгой, река Красный Мыс (на участке от озера Монгой до реки Красный Мыс — совместно с 1-й бригадой); на 3-й день — развивая наступление по долине реки Читы и обеспечив правый фланг 1-й бригады, занять Кенон, ст. Чита 1-я, после чего выйти в резерв в район Антипиха, Песчанка.
1-я бригада (7, 8 и 9-й стрелковые полки), нанося удар в направлении озера Телемба, Шишкино, В.-Читинское, Смолен- ское, должна была первый день частью сил содействовать 2-й бригаде на направлении озера Монгой, река Красный Мыс, а главными силами занять деревни Подволочную и Шишкино; на второй день — овладеть В.-Читинским, Поповой (Карповка); на третий день — наступая через Смоленское, занять Читу и выдвинуться к поселку Атамановка.
В резерв выделялся 12-й стрелковый полк с двумя батареями. Полк должен был содействовать отряду Бурлова в овладении Беклемишево и расположиться здесь до получения дальнейших приказаний.
Последовательными рубежами, которые надо было занять и закрепить по дням операции, являлись: 1) озеро Иргень, река Монгой, деревни Шишкино, Подволочная — в первый день; 2) перевалы через Яблоновый хребет, В.-Читинское — на второй день; 3) Притупово, Черновские каменноугольные копи, Засопочная, поселок Атамановка — на третий день. Начало общего наступления было назначено на 24 часа 9 апреля. Главный удар по-прежнему планировался с севера.
Глубина операции достигала на главном (северном) направлении 70—80 км, на вспомогательном (южном) — 90 км.
Фронт активных действий, считая от Витимского тракта до долины реки Ингоды, простирался почти на 200 км. Темп наступления намечался 25—30 км в сутки, что в условиях резко пересеченной местности и при активности противника требовало от войск большого напряжения.
Частям 1-й Иркутской стрелковой дивизии предстояло действовать на различных, значительно удаленных друг от друга, направлениях. В этих условиях организация управления, связи и взаимодействия должна была стать предметом особого внимания командования армии, командира дивизии и командиров бригад. Первостепенное значение приобретали и меры по обеспечению флангов.
Однако все эти важнейшие моменты обеспечения успеха операции, за исключением указания рубежей и районов ведения разведки, не нашли своего отражения в подготовительных мероприятиях.
Ход наступления.
Наступление войск Народно-революционной армии по фактическим событиям можно разделить на два этапа. На первом этапе, продолжавшемся двое суток (10—11 апреля), происходили бои частей 1-й Иркутской стрелковой дивизии за перевалы Яблонового хребта. Содержанием второго этапа, занявшего трое суток (12—13 апреля), являлась борьба на подступах к Чите, бои в самом городе и отход главных сил 1-й Иркутской стрелковой дивизии.
Первый этап. 3-я бригада и отряд Жарцева должны были действовать в соответствии с первоначальным планом, согласно которому отряду Жарцева надлежало в течение 9—10 апреля овладеть Черемхово, Татаурово и в последующем развивать наступление на восток. Однако противник, почувствовав угрозу с юга, направил сюда 6—9 апреля дополнительные силы: Уфимскую пехотную дивизию и группу японских войск майора Отиай. В результате упорных боев, развернувшихся 9 апреля в районе Хадахты, отряд Жарцева под давлением превосходящих сил врага вынужден был отойти на Доронинское, где и закрепился. В то же время японские части, располагавшиеся на железной дороге, стали медленно отходить к Чите. 11 апреля их арьергард был на ст. Сохондо.
3-я бригада, воспользовавшись этим, без всякого сопротивления заняла 10 апреля ст. Могзон, а 11 апреля продвинулась до ст. Гонгота. В последующем, уже до конца операции, на ингодинском и железнодорожном направлениях активных боевых действий не было. Главные события развернулись к северу от железной дороги — на участках 2-й и 1-й бригад 1-й Иркутской стрелковой дивизии.
Отряд Бурлова, как говорилось выше, и 2-я бригада получили для наступления два направления: 1) В.-Удинская, Беклемишево, Домно-Ключевская, разъезд Чернове и 2) озеро Тасей, Застепная, Кенон. Согласно плану операции на первом направлении должен был наступать отряд Бурлова, на втором — 10-й и 11-й стрелковые полки 2-й бригады; 12-му полку, выделенному в резерв, надлежало после овладения совместно с отрядом Бурлова Беклемишевым оставаться в этом пункте до получения дальнейших приказаний.
Однако вследствие, потерь, понесенных в бою 8 апреля, отряд Бурлова и 11-й полк не были готовы в назначенное время перейти в наступление. Поэтому командир 2-й бригады приказал 12-му стрелковому полку перейти в наступление на беклемишевском направлении.
Развернувшись на рассвете 10 апреля в 4 км западнее Беклемишево, 12-й полк перешел в наступление. Удачным маневром подразделения полка охватили фланги врага и атаковали его одновременно с трех сторон. Опасаясь окружения, белые оставили Беклемишево и стали отходить на Шакшу.
12-й полк, развивая стремительное наступление, на плечах противника ворвался в Шакшу и, преследуя его, в этот же день (10 апреля) достиг предгорий Яблонового хребта. Противник был настолько деморализован, что не оказывал почти никакого сопротивления. 12-й полк мог в тот же день занять и перевалы через хребет, но, будучи утомлен боями за Беклемяшево и Шакшу и преследованием по пересеченной местности, не дойдя до перевалов 6 км, он расположился на отдых. В течение 11 апреля командир 12 полка не получил никаких приказаний и, считая, что его задача выполнена, оставался целый день на месте, не переходя Яблоновый хребет.
На втором направлении 2-я бригада также действовала не по плану. Ввиду того, что 11-й полк по указанным выше причинам не мог 10 апреля принять участия в наступлении, командир бригады возложил выполнение поставленной задачи на один 10-й полк. Однако сил одного полка было недостаточно для того, чтобы одновременно развернуть наступление на двух направлениях: на Застепную и к реке Красный Мыс. Поэтому командиру 10-го полка было приказано наступать на одном направлении — на Застепную. На втором же направлении (озеро Монгой, река Красный Мыс), где предполагалось установить взаимодействие с 1-й бригадой, никого не оказалось. Это обстоятельство сказалось на следующий же день во время боев частей 1-й и 2-й бригад за Смоленское и Застепную.
Получив задачу, 10-й стрелковый полк выступил из района озера Иван. Пройдя тропами, не прикрытыми вражескими заслонами, он к исходу дня 10 апреля уже миновал Яблоновый хребет и приблизился к деревне Застепной. На рассвете 11 апреля подразделения полка внезапно атаковали противника, располагавшегося в Застепной, и овладели ею. Белые панически бежали к озеру Кенон.
Командир полка, считая, что его задача выполнена, не стал развивать дальнейшего наступления. Он расположил полк в Застепной, не выслав даже разведки. Враг не замедлил воспользоваться этой оплошностью. Вечером того же дня (11 апреля) белогвардейцы перешли в контратаку, охватывая деревню сильными кавалерийскими группами справа и слева.
В результате ожесточенного боя с неожиданно появившимися конницей и пехотой противника полк вынужден был оставить Застепную и отойти к восточным склонам Яблонового хребта, где и закрепился.
Таким образом, несмотря на то, что 2-я бригада приступила к выполнению задачи не в полном составе (без отряда Бурлова и 11-го полка), она овладела Беклемишевым, перевалами через Яблоновый хребет и Застепной, т. е. фактически выполнила задачи первого и второго дня операции, хотя и не удержала Застепную. Успех 2-й бригады вынудил семеновцев прекратить наступление на ингодинском направлении, а японские войска — оставить ст. Сохондо.
Сравнительная легкость, с которой 2-я бригада силами только двух полков опрокинула противника и в районе Беклемишево, Шакша и в районе Застепной, говорила о том, что даже в таком составе она могла сделать больше.
В частности, 12-й полк вместо того, чтобы целый день 11 апреля стоять в Шакше, мог бы занять Притупово и тем самым создать угрозу связи с Читой для семеновцев и японцев, действовавших на ингодинском и железнодорожном направлениях, а 10-й полк, заняв Застепную, имел возможность использовать отступление противника и развить наступление на Смоленское, оказав этим содействие 1-й бригаде.
Причинами того, что части 2-й бригады не использовали свой успех, были: во-первых, неудовлетворительное управление со стороны командования и штаба 1-й Иркутской стрелковой дивизии; во-вторых, отсутствие инициативы со стороны командира бригады и командиров полков. На левом фланге северной группировки, где намечался главный удар, события развивались следующим образом.
Части 1-й бригады, не успев отдохнуть после длительного марша и не дождавшись обозов, 8 апреля начали выдвигаться от озера Телемба на юг. Наступление было организовано двумя колоннами: правая колонна в составе 7-го и 8-го стрелковых полков двигалась по Витимскому тракту, левая — в составе одного 9-го стрелкового полка совершала маневр в обход противника, двигаясь по проселочной дороге озеро Телемба — Подволочная и далее по долине реки Читы. 9 апреля левая колонна отбросила кавалерийские заслоны белых и к исходу дня заняла деревню Подволочную. Развивая успех, она на следующий день овладела населенным пунктом Шишкино. В то же время правая колонна, выделив два батальона 7-го полка на усиление левой колонны, остальными силами заняла поселки Отто-Кондуй, Мухор-Кондуй и 10 апреля спустилась в долину реки Читы.
11 апреля 9-й полк с двумя батальонами 7-го полка начал наступать на В.-Читинское. Семеновцы, успев к этому времени перебросить с беклемишевского направления части своей Иркутской дивизии, совместно с группой японских войск полковника Фудзии также перешли в наступление. Встретив превосходящие силы противника, левая колонна перешла к обороне. Завязался упорный бой на подступах к В.-Читинскому. Используя превосходство в огневых средствах, враг наносил 9-му полку значительные потери. Но ему не удалось добиться успеха. Исход боя был решен удачным маневром 8-го полка (из состава правой колонны), который вышел во фланг бело-японцам и стремительно атаковал их. Противник вынужден был отойти к деревне Поповой (Карповка).
Захватив инициативу, левая колонна начала преследовать противника и вынудила его отойти еще дальше на юг к Смоленскому.
Управление бригадой в процессе преследования расстроилось. Поэтому части подошли к Смоленскому неорганизованно. Противник, остановившись в Смоленском, успел привести себя в порядок и встретил подходившие разрозненные части 1-й бригады артиллерийским и пулеметным огнем. Остановив их продвижение, бело-японцы перешли в контратаку.
Смешавшиеся во время беспорядочного преследования и утомленные предыдущими боями передовые подразделения 1-й бригады не выдержали контратаки и откатились назад, увлекая за собой и те части, которые еще только подтягивались к Смоленскому. В результате контратаки противника 1-я бригада была оттеснена в долину реки Красный Мыс.
Но противник, опасаясь удара во фланг из района Застепной со стороны 10-го полка 2-й бригады, не стал преследовать части 1-й бригады. Зато вся его конница и часть пехоты, посаженные на автомашины, были брошены на Застепную. Эти силы и вынудили 10-й полк 11 апреля оставить Застепную и отойти к Яблоновому хребту.
Бои 1-й и 2-й бригад 1-й Иркутской стрелковой дивизии в течение первых двух дней показали, что части Народно-революционной армии, несмотря на недостаточную еще слаженность, слабую обученность и истощенность от тяжелого марша, способны наносить поражение превосходящим силам семеновцев и японских интервентов.
В итоге боев 10 и 11 апреля 1-я и 2-я бригады, несмотря на активную помощь японцев семеновцам и превосходство врага, выполнили задачи первых двух дней операции. Они овладели перевалами через Яблоновый хребет. Однако это стоило больших жертв. Выбыли из строя весь командный состав двух батальонов 7-го полка и почти половина бойцов 7-го и 9-го полков. Боеприпасы также были на исходе. Конский состав оказался совершенно истощенным. В ходе первого этапа выявилось слабое управление войсками со стороны командования дивизии, бригад и штабов, следствием чего явилась необеспеченность взаимодействия частей, действовавших на разных направлениях. Это позволяло противнику перебрасывать свои силы с одного участка на другой и задерживать наступление.
В создавшихся условиях целесообразно было закрепить достигнутый успех, подтянуть обозы, подвезти резервы, наладить управление, чтобы в решающий момент операции оказаться сильнее противника. Этого можно было достигнуть, так как Верхнеудинская бригада Забайкальской стрелковой дивизии могла прибыть на фронт через 3—4 дня, а Отдельная кавалерийская бригада 11 апреля заканчивала погрузку в эшелоны. Но командование Народно-революционной армии решило продолжать наступление. В соответствии с этим решением 1-й Иркутской стрелковой дивизии 11 апреля было приказано силами 1-й и 2-й бригад в 5 часов 12 апреля начать наступление на Читу. 12-й стрелковый полк получил задачу овладеть Черновскими копями. Отряд Бурлова должен был овладеть деревней Притупово и, закрепившись в ней, обеспечивать правый фланг 1-й и 2-й бригад.
Второй этап. По приказу командира 1-й Иркутской стрелковой дивизии 12-й полк с двумя 76-мм орудиями с утра 12 апреля начал наступление двумя батальонами в направлении Домно-Ключевская, разъезд Черново; один батальон оставался у озера Иргень в качестве заслона со стороны ст. Сохондо.
Сбив вражеские заслоны с перевалов Яблонового хребта, полк в тот же день атаковал противника у Домно-Ключевской и, обойдя фланги, вынудил его оставить Домно-Ключевскую. Заняв этот населенный пункт, 12-й полк 13 апреля выступил в направлении разъезда Черново.
Отряд Бурлова к этому времени сосредоточился в Притупово. Пройдя Притупово, разведка 12-го полка в 3—4 км восточное деревни обнаружила передовые части 9-й японской бригады, наступавшей от разъезда Черново.
Полк развернулся для боя. Однако орудия, приданные ему, не успели стать на позиции и были подбиты японской артиллерией. Несмотря на это, батальоны мужественно встретили превосходившие их в несколько раз силы японцев. Неоднократные атаки японской пехоты не могли сломить упорства народоармейцев. Только маневр конницы белых, обошедшей левый фланг, вынудил полк к отступлению. Во время отхода на Домно-Ключевскую было обнаружено движение противника от ст. Ингода. Опасаясь окружения, командир полка приказал подразделениям отойти еще дальше на перевалы Яблонового хребта.
14 апреля 12-й полк снова наступал на Домно-Ключевскую и занял ее, но, обнаружив обход своих флангов вражеской конницей, снова вернулся на перевалы.
Основные причины неудачного наступления на разъезд Черново заключались в том, что, во-первых, слишком слабы были силы, выделенные для овладения им (только один полк); во-вторых, командир 12-го полка не установил связь с главными силами 2-й бригады, действовавшими на соседнем направлении слева. Противник имел возможность бросать конницу в обход флангов. Сильное сопротивление белогвардейцев и японцев здесь объяснялось тем, что это направление выводило к Черновским каменноугольным копям, которые снабжали углем весь читинский железнодорожный узел. Поэтому японцы держали здесь целую пехотную бригаду и значительную часть белогвардейской конницы.
Также без решительного успеха развивалось и наступление 2-й бригады на направлении Застепная, Кенон, хотя здесь действовали теперь уже два полка: 10-й и 11-й. Последний прибыл вечером 12 апреля. Командир бригады, ради предосторожности, решил оставить 10-й полк для обороны перевалов и приказал наступать на Застепную одному 11-му полку. С рассветом 12 апреля этот полк начал наступление и после непродолжительного, но горячего боя занял Застепную. Противник подтянул резервы и перешел в контратаку. Как и в предыдущих боях, большую роль здесь играла вражеская конница. В то время, когда в центре наступала пехота, поддерживаемая артиллерийским и пулеметным огнем, конница обходила фланги. Опасаясь окружения, 11-й полк оставил деревню.
13 апреля перешли в наступление уже оба полка 2-й бригады. Несмотря на сильный огонь превосходящей неприятельской артиллерии и пулеметов, они заняли Застепную. Но 10-й полк, утомленный предыдущими боями (10—11 апреля), не выдержал удара более многочисленного противника по правому флангу бригады и отошел к Яблоновому хребту. За ним был вынужден отойти и 11-и полк.
Таким образом, по вине командира бригады, направлявшего свои силы на Застепную по частям, бригада не могла развить успеха после занятия Застепной. На ходе боев отрицательно сказалась боязнь частей фланговых охватов, к которым стремился противник, имевший значительное количество конницы.
Бои за Читу.
Более успешно развивались события на левом фланге 1-й Иркутской стрелковой дивизии.
1-я бригада, выполняя приказ командира дивизии, 12 апреля вновь перешла в наступление. Ее ближайшей задачей являлось восстановление положения, достигнутого 11 апреля. Наступление проводилось из района выс. 359,8 в следующих направлениях:
7-й стрелковый полк двигался на В.-Читинское;
8-й стрелковый полк наступал на Попову (Карповку) и на Смоленское;
9-й стрелковый полк оставался в резерве.
К 10 часам 12 апреля 7-й стрелковый полк после непродолжительного боя занял В.-Читинское. В то же время 8-й полк, переправившись через реку Чита, разделился на два отряда и начал наступление одновременно на Попову и на Смоленское.
Против 1-й бригады оборонялось до 1200 семеновцев (из них 400 кавалеристов) и группа японских войск полковника Фудзии в тысячу человек. В деревне Поповой находился отряд противника в составе 400 человек пехоты и двух эскадронов конницы при одном орудии.
Опасаясь быть отрезанными от Читы, белогвардейцы и японцы с подходом 8-го полка к Поповой отступили на Смоленское, но, преследуемые по пятам, не удержались и здесь. 9-й полк, выдвинутый из резерва для развития успеха, занял к исходу дня 12 апреля Чумную станцию. Противник вынужден был отойти в Каштак.
13 апреля 8-й полк продолжал наступление. Его 3-й батальон, двигавшийся в авангарде, встретил упорное сопротивление японцев, засевших на северной окраине Каштака. Однако ударом 1-го батальона, выдвинутого для обхода с запада, японцы были отброшены от Каштака и поспешно отошли на заранее подготовленные позиции у кирпичного завода.
Развивая успех, два батальона 8-го полка и 9-й полк перешли в атаку. В то же время 3-й батальон 8-го полка обошел противника по опушке леса с востока и открыл фланговый огонь. Белогвардейцы и японцы с потерями отошли к красным казармам на северную окраину Читы, где также были подготовлены оборонительные сооружения. В бою за Каштак и у кирпичного завода противник потерял два орудия.
Тем временем 3-й батальон 8-го полка, продолжая двигаться по опушкам леса в обход правого фланга врага, вышел в районе Лагерной и Нагорной улиц, захватил еще два вражеских орудия и ворвался в Читу. Завязался бой в городе.
Воспользовавшись удачным маневром 3-го батальона, 8-й и 9-й полки стремительно выдвинулись к позиции противника у красных казарм и развернулись для атаки. Казалось, еще один натиск, и Чита будет взята. В это время японцы вывесили у казарм белый флаг. Это был очередной провокационный трюк японских захватчиков, рассчитанный на то, чтобы приостановить наше наступление.
Воспользовавшись временным прекращением огня и приостановкой атаки со стороны частей 1-й бригады, белогвардейцы и японцы внезапно открыли из района станции Чита 1-я и из поселка Антипиха сосредоточенный артиллеоийский огонь. Неся большие потери от внезапного огневого налета, 8-й и 9-й полки отошли на север к кирпичному заводу и заняли там оставленные противником окопы. Тогда японцы перенесли огонь на 3-й батальон. В это время 8-й и 9-й полки вновь перешли было в наступление и выдвинулись на 500 м к югу от кирпичного завода.
Однако время уже было упущено, японское командование успело использовать временный отход частей 1-й бригады и усилило группу полковника Фудзии за счет других направлений. 9-я японская бригада по железной дороге была переброшена из района Домно-Ключевской через разъезд Черново на северную окраину Читы. Конная группа противника, вынудившая к тому времени 10-й и 11-й стрелковые полки отойти на перевалы Яблонового хребта, выдвигалась из района Застепной на северо-восток в обход правого фланга 1-й бригады. Из города семеновцы подтянули все имевшиеся там резервы.
Инициатива перешла в руки противника. 1-я бригада оказалась в тяжелых условиях. Приходилось вести бой с превосходившими вражескими силами, наступавшими с трех стороя. С фронта от красных казарм наступала японская и семеновская пехота с броневиками; на правом фланге появилась конница; левый фланг охватывала 9-я японская пехотная бригада. Но, несмотря на неблагоприятно сложившуюся обстановку, командир 1-й бригады еще раз попытался перехватить инициативу и приказал во что бы то ни стало овладеть Читой. В результате контратаки обходившие левый фланг японцы были отброшены к лесу, но в это время конница противника, быстро распространяясь на северо-восток, стала угрожать не только правому флангу, но и тылам 8-го и 9-го стрелковых полков.
Оставив слишком далеко в резерве 7-й полк, командир бригады ничем не смог парировать обходный маневр противника. 8-й и 9-й полки, прикрываясь пулеметным огнем, начали отходить на север. Противник тотчас же перешел в преследование. Чтобы сдержать натиск врага и оторваться от него, в контратаку был брошен 1-й батальон 8-го полка, который ценой больших потерь мужественно выполнил эту задачу. Тем временем главные силы бригады продолжали отход. Они оставили Каштак и, переправившись в районе Поповой через реку Чита, к концу дня соединились с резервным 7-м полком. К исходу дня 13 апреля все части бригады сосредоточились в том же районе, откуда утром начали наступление.
В боях за Читу и на подступах к ней бригада понесла значительные потери, особенно в командном составе. Почти полностью погибла пулеметная команда 8-го стрелкового полка, героически прикрывавшая отход главных сил бригады. Все запасы, взятые с собой полками и батальонами, были исчерпаны, а базы остались на западной стороне Яблонового хребта. После небольшого отдыха бригада на следующий день продолжала отход на север по Витимскому тракту в район своего первоначального сосредоточения. Противник пытался конницей и посаженной на автомашины пехотой преследовать наши части, но сдерживаемый героическим сопротивлением арьергардов успеха не имел.
Вслед за 1-й бригадой отошла и 2-я. Одновременно семеновцы и японцы активизировали свою деятельность на железнодорожном направлении. Диверсионной японской группе, выброшенной в тыл частей Народно-революционной армии, удалось отрезать бронепоезд «Красный орел». Однако все попытки противника выбить 14-й и 15-й полки с занимаемых ими в районе ст. Кука позиций оказались безрезультатными. Только после получения приказа части 3-й бригады отошли на запад к ст. Сохондо. Так закончилось первое наступление войск Народно-революционной армии на Читу.
Основная причина неудачного исхода этого наступления заключалась в том, что Народно-революционная армия не имела достаточных сил и средств, чтобы создать необходимое превосходство над противником.
1-й Иркутской стрелковой дивизии, наносившей главный удар, приходилось вести наступление против врага, обладавшего превосходством в численности и технике. К тому же действия Народно-революционной армии были в значительной мере скованы необходимостью избегать открытых столкновений с японскими войсками. Этим враг широко пользовался. Почти на всех участках, где для семеновцев создавалось катастрофическое положение, японское командование вводило в бой свои части, и это сразу же давало белогвардейцам перевес в силах и огневых средствах.
И все же части Народно-революционной армии не раз одерживали победы. В ряде боев, развернувшихся к северу от Забайкальской железной дороги, противник терпел поражения. Не только семеновцы, но и японские войска, подвергаясь стремительным ударам со стороны частей Народно-революционной армии, были вынуждены отступать. Это свидетельствовало о том, что Народно-революционная армия, несмотря на молодость, поспешность формирования ее частей и недостаточное техническое оснащение, была способна одерживать победы над сильным врагом.

продолжение книги...