Партизанское движение в Приморье


вернуться в оглавление книги...

С.Н.Шишкин. "Гражданская война на Дальнем Востоке"
Военное издательство министерства обороны СССР, Москва, 1957 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

Партизанское движение в Приморье

В Приморье основным центром развертывания партизанского движения были Сучанские каменноугольные копи, Тетюхинские серебро-свинцовые рудники и Сучанская железнодорожная ветка, т. е. промышленные районы.
Партизанское движение Приморья существенным образом отличалось от движения на Амуре. Если в Амурской области оно было преимущественно движением крестьянским (1), то в Приморье основные кадры партизанского движения составляли сучанские углекопы и тетюхинские шахтеры, оказывавшие сильное влияние на окрестное сельское население. Именно в силу этого деревни и села Сучана и Ольгинского уезда отличались своей революционностью. Еще летом 1918 г. сучанские крестьяне дали немало бойцов для Красной гвардии Уссурийского фронта. Они оказывали моральную и материальную поддержку этому фронту, а когда под натиском объединенных сил интервентов Уссурийский фронт был ликвидиро-
--------------------------------------------------
1. По данным руководителей партизанского движения на Амуре, в партизанской армии Амурской области рабочих насчитывалось не более 5—10%.
--------------------------------------------------
ван, то крестьяне предоставили красногвардейцам надежное убежище от расправы белогвардейцев и интервентов.
В Ольгинском уезде, где располагались Тетюхинские прииски, значительная часть селений демонстративно отказывалась выполнять приказы контрреволюционного правительства о ликвидации Советов. На Сучане были такие села, где Советская власть фактически существовала в продолжение всей интервенции, за исключением тех случаев, когда белогвардейским карательным отрядам удавалось занять эти села.
Первостепенное значение для партизанского движения Приморья имело наличие в области такого крупного промышленного центра, как Владивосток, насчитывавшего десятки тысяч рабочих.
Владивостокская партийная организация являлась самой сильной коммунистической организацией Дальневосточного края. Она была теснее связана с Центральным Комитетом, регулярно получала от него указания и поэтому в руководстве движением смогла избежать тех ошибок, какие имели место в других областях Дальнего Востока.
Подпольный областной комитет Владивостока оформился на собрании большевистского актива в декабре 1918 г. На этом собрании по вопросу о партизанском движении выявились две точки зрения. Сторонники первой выдвигали следующие очередные задачи перед партийной организацией:
1. Необходимость перехода от пассивного руководства к активной борьбе с контрреволюцией и интервентами.
2. Сплочение для этой цели рабоче-крестьянских сил и активная поддержка партизанского движения в Приморье.
3. Образование военного отдела при комитете для руководства партизанским движением.
Сторонники второй точки зрения, выражавшие мнение незначительного меньшинства, высказывались против развертывания партизанской борьбы, мотивируя это недостатком революционных сил и тем, что в случае неудачи движения крестьянство и рабочие профессиональные организации попадут под жестокие удары контрреволюции, что приведет к усилению реакции.
Восторжествовала первая точка зрения. Был создан военный отдел, сыгравший исключительно важную роль в руководстве партизанским движением, в деле пополнения партизанских отрядов людьми, снабжения оружием, боеприпасами и т. п.
Первой партизанской организацией, возникшей в октябре 1918 г. в Сучанском районе, был нелегальный кружок, созданный сельскими учителями Ильюховым и Мечиком. Этот кружок объявил себя «Комитетом по подготовке революционного сопротивления контрреволюции и интервентам» и приступил к развертыванию боевой работы по плану, выработанному на собрании кружка. Планом комитета предусматривалось создать в каждой деревне и селе кружок — боевую дружину из наиболее революционно настроенных и преданных Советской власти крестьян. Каждая дружина должна была сугубо конспиративно вести подготовительную работу в своем селе и связываться с комитетом, указания которого выполнять беспрекословно. Сельские боевые дружины, в зависимости от их численности, составляли роту или взвод и входили в волостную единицу — батальон. Руководители дружин являлись командирами этих подразделений. Для того чтобы обеспечить лучший подбор руководителей дружин, комитет оставлял за собой право назначать их по своему усмотрению из людей, сведущих в военном деле.
Таким образом, в отличие от партизанского движения на Амуре, в Приморье сразу же начал (хотя и не во всех случаях) проводиться принцип назначения командного состава, что обеспечило партизанскому движению здесь большую организованность и дисциплину. Комитет предполагал покрыть сетью боевых дружин всю Сучанскую долину, связаться с рабочими Сучанских копей и Сучанской железнодорожной ветки и создать там такие же организации. Через несколько недель упорной работы боевые дружины появились в деревнях Хмельницкой, Серебряной, Бархатной, Гордеевке, Казанке, Фроловке, Сергеевке, Краснополье и других, расположенных к северу от Сучанской железнодорожной ветки, где не было постоянных гарнизонов белогвардейцев и интервентов.
В некоторых деревнях в дружины влилась большая часть взрослого мужского населения. Дружины, как строго законспирированные ячейки, созданные для подготовки восстания, теперь утратили свое первоначальное назначение и стали превращаться в массовые организации.
Быстрому росту боевых дружин способствовало и то обстоятельство, что многие крестьяне, в особенности бывшие фронтовики, имели оружие. В 1917 г. Владивостокский исполком демобилизовал гарнизоны Владивостока и Никольск-Уссурийского с оставлением винтовок и патронов у солдат. Кроме того, летом 1918 г. исполком произвел частичную разгрузку оружейных складов владивостокской крепости и выдал оружие рабочим и наиболее революционно настроенным крестьянам.
Но наряду с людьми, твердо вступавшими на путь открытой вооруженной борьбы с белогвардейщиной и интервентами, были и такие, которые присоединялись к движению стихийно, чтобы не отстать от своих односельчан и не быть заподозренными в сочувствии белым. Это понижало качество боевых дружин и сказалось при первых же решительных действиях.
Поводом к вооруженному выступлению послужили объявленная белогвардейскими властями в первых числах декабря 1918 г. мобилизация бывших солдат в белую армию и строжайший приказ об изъятии у населения оружия, а также последовавшие затем карательные экспедиции и жесточайшие репрессии. В создавшихся условиях организаторам боевых дружин стало ясно, что методическое проведение плана длительной подготовки к выступлению в полном объеме вряд ли целесообразно. Во-первых, большая часть крестьянства в ответ на карательную политику интервентов и белогвардейцев выражала готовность немедленно начать борьбу; во-вторых, длительная подготовка дала бы возможность контрреволюции сорвать всю проделанную организационную работу и задушить начатое дело. Поэтому «Комитет по организации революционного сопротивления» решил поторопиться с началом выступления. Характерно, что руководителям движения с самого начала была ясна необходимость готовиться к длительной и упорной борьбе. Эта борьба не должна была вестись методами регулярной армии, на что впоследствии тщетно вызывало партизан белогвардейское командование и интервенты. Она должна была носить характер партизанских набегов, т. е. быть в тех условиях наиболее чувствительной и опасной для неприятеля и наиболее доступной для повстанцев.
Для разрешения практических вопросов выступления комитет собрал 21 декабря в селе Фроловка съезд руководителей наиболее сильных дружин. На съезде было решено начать восстание немедленно.
Участники съезда обратились к консульскому корпусу и белогвардейским властям с заявлением о том, что крестьяне и рабочие Сучана объявляют решительную и беспощадную войну контрреволюции, пытающейся задушить Советскую республику. Съезд принял также обращение к трудящимся Приморья с призывом последовать примеру сучанцев и выступить с оружием в руках на защиту Советов.
Для того чтобы материально обеспечить повстанцев, съезд решил обложить налогом кулаков и зажиточных крестьян. Через три — четыре дня после съезда руководители движения установили связь с сучанскими горняками. Но не успела еще окрепнуть эта связь, как поступило известие о том, что из Владивостока для подавления вспыхнувшего на Сучане восстания отправлен карательный отряд в 300 штыков с двумя орудиями и тремя пулеметами под командованием генерала Смирнова. Командование боевыми дружинами (1) решило принять бой, считая, что если рабочие сучанских копей не успеют подойти, то силы одних повстанцев, насчитывавших 300—400 человек, достаточны для того, чтобы дать карателям надлежащий отпор. Уверенность в успехе подкреплялась и такими преимуществами повстанцев, как прекрасное знание местности и свобода в выборе позиций для засад.
Решение о восстании было с энтузиазмом воспринято дружинниками наиболее революционно настроенных деревень. Однако в результате враждебной пропаганды кулацких элементов деревень Казанки и Фроловки, предлагавших послать делегацию в штаб американских войск с просьбой защитить население от карателей, силы повстанцев значительно уменьшились. Вместо числившихся в дружинах 300—400 человек на сборный пункт в деревню Хмель-
-------------------------------------------------------
1. Командующим боевыми дружинами на съезде в Фроловке был избран Н. Ильюхов, его помощником по политической работе — Т. Мечик.
-------------------------------------------------------
ницкую собралось лишь 120 дружинников. Этого количества было явно мало для того, чтобы дать отпор надвигавшемуся врагу.
В последних числах декабря карательный отряд генерала Смирнова занял деревни Казанку, Фроловку, Хмельницкую и при поддержке и содействии американских войск, располагавшихся на железной дороге, начал зверскую расправу над крестьянами, не успевшими уйти в тайгу. Порка раскаленными шомполами и зверские убийства людей, заподозренных в связях с повстанцами, быстро развеяли иллюзии о заступничестве «добрых американских дядюшек», лицемерно разыгрывавших из себя защитников «демократии и порядка». Теперь уже не было колеблющихся и сомневающихся. Подавляющее большинство крестьян взялось за оружие и присоединилось к дружинникам. 11 января руководители движения отправили в близлежащие районы воззвания о помощи и поддержке начавшейся на Сучане борьбы против белогвардейских карателей.
Через 4—5 дней был получен ответ из Цимухинского района с выражением солидарности и с извещением о том, что там успешно идет организация партизанских отрядов для поддержки сучанцев. Одновременно с Сучанских копей и Сучанской железнодорожной ветки стали прибывать рабочие, что дало возможность создать крепкое рабочее ядро партизанского движения и облегчило подбор командиров. Сучанские шахтеры заняли большинство командных должностей в отрядах.
Развертывающиеся события на Сучане принудили интервентов и белогвардейские власти направить туда дополнительные силы. В середине января в Цимухинском районе появился карательный отряд генерала Волкова, имевший задачу ликвидировать движение здесь и как можно быстрее идти против сучанских партизан на помощь генералу Смирнову. Кроме того, один карательный отряд был выдвинут со ст. Тигровая против селений Гордеевка и Хмельницкая. Белогвардейское командование стремилось блокировать район восстания и зажать в кольцо повстанцев.
22 января 1919 г. развернулись крупные бои под Веприно Цимухинского района и под деревней Гордеевкой Сучанского района. Находившиеся в засадах партизаны наголову разбили карателей и захватили трофеи. Успешный исход первых боев придал повстанцам веру в свои силы и побудил к еще более решительным действиям. Наряду с организацией засад партизаны стали прибегать к внезапным и дерзким налетам на гарнизоны карателей.
Мужественный отпор со стороны сучанцев и цимухинцев сорвал план интервентов и белогвардейцев — окружить и разгромить силы повстанцев Сучанского района. Генерал Смирнов, опасаясь дальнейших неудач, вынужден был после боя под Гордеевкой и последовавшего затем нажима со стороны партизан отступить и укрыться в селе Владимиро-Александровском. Карательный отряд генерала Волкова, также не добившийся своей цели — подавления восстания в Цимухинской долине, был отозван обратно во Владивосток. Известие о начавшейся вооруженной борьбе и успехах партизан мощным эхом прокатилось по Сучанской долине; оно нашло отклик во многих населенных пунктах Южного Приморья. 15 февраля вспыхнуло восстание в селе Владимиро-Александровском и быстро распространилось на соседние селения.
22 февраля восстали рабочие Тетюхинского рудника. Они организовали революционный штаб и сильный партизанский отряд. 4 марта крестьяне окрестных сел и деревень совместно с Тетюхинским партизанским отрядом с боем заняли г. Ольга. Здесь под командованием С. Глазкова был организован второй партизанский отряд в 180 человек, который двинулся на помощь восставшему Сучану. Несколько позже под командованием А. Ширямова сформировался третий отряд, направившийся в Спасский и Анучинский районы. Тетюхинские отряды подняли восстание в остальных волостях Ольгинского уезда, а также в Чугуевской, Анучинской и Яковлевской долинах Никольск-Уссурийского и Спасского районов. Появились партизанские отряды также в Майхинской долине, в районе Шкотово и других местах.
К концу марта фронт повстанцев простирался уже на 500—600 км (от Тетюхе до Шкотово), а соединение второго Ольгинского партизанского отряда с сучанскими партизанами означало установление прочной связи между основными очагами партизанского движения.
Для объединения и руководства нараставшим движением необходим был какой-то центр. Поэтому в конце марта 1919 г. в селе Фроловка собрался съезд командиров партизанских отрядов, на котором был избран Временный военно-революционный штаб партизанских отрядов Ольгинского уезда, ставший высшим органом военной и гражданской власти на территории, охваченной восстанием. Фроловский съезд принял решение о реорганизации партизанских сил. Для действий в Сучанском районе были выделены два отряда: 1-й Сучанский революционный партизанский отряд в составе 400 штыков и 20 сабель и 2-й Ольгинский революционный партизанский отряд в 250 человек; в Цимухинском районе — Цимухинский партизанский отряд в 200 человек и в Майхэ-Шкотовском районе — Майхинский отряд в 150 человек. Каждый отряд состоял из 3—4 рот, подрывной команды, конной разведки, команды связи, обоза (для перевозки продовольствия и боеприпасов) и подвижного госпиталя.
Временный военно-революционный штаб энергично взялся за расширение партизанского движения с целью окончательного вытеснения интервентов и белогвардейцев из Сучана. Штаб намечал в дальнейшем организовать блокаду городов Владивостока, Никольска-Уссурийского и Шкотово. Выполняя поставленные Временным военно-революционным штабом задачи, Сучанский и Ольгинский партизанские отряды предприняли в марте наступление на село Владимиро-Александровское, где группировались главные силы карательного отряда генерала Смирнова, достигшие к этому времени уже 1 200 человек. Партизаны без боя оттеснили белогвардейские заслоны из сел Перетино, Унаши и, достигнув побережья бухты Находка, блокировали противника во Владимиро-Александровском. Началась длительная и упорная борьба, продолжавшаяся около двух недель. Ожидая лобовых атак, белые отрыли вокруг Владимиро-Александровского и в самом населенном пункте окопы и возвели проволочные заграждения. Но партизаны действовали не так, как предполагал враг. Ночными вылазками и внезапными налетами на заставы они изнуряли противника, держали его в напряжении и постепенно подрывали способность к сопротивлению.
Для освобождения осажденного гарнизона командование интервентов и белогвардейцев направило из Владивостока крупный десант на 14 судах общей численностью в 1 500 человек, состоявший из гардемаринов военно-морского училища и морских стрелков. Партизаны, быстро перегруппировав свои силы, заняли выгодные позиции на скалистом берегу бухты Находка. В течение трех суток они отражали попытки вражеского десанта высадиться на берегу. После неудачи, постигшей белогвардейцев, американские и японские корабли, подоспевшие к ним на помощь, начали варварский обстрел ближайших сел. Партизаны оттянули свои силы вверх по долине реки Сучан к деревне Перетино. Только после этого неприятельскому десанту удалось соединиться с Владимиро-Александровским гарнизоном. Но успех интервентов и белогвардейцев, достигнутый дорогой ценой, оказался непродолжительным. Предприняв в первых числах апреля наступление на Сучан, белогвардейцы попали в огневой мешок, устроенный партизанами под деревней Перетино.
В ожесточенном бою, продолжавшемся свыше 10 часов, противник потерял более 150 солдат и офицеров убитыми и много ранеными. В разгар боя американские интервенты пытались нанести партизанам удар с тыла. Прикрывшись «благожелательным нейтралитетом» и даже пообещав помощь, они заняли сопку в районе деревни Новицкое и скрытно расположили здесь свои пулеметы. Расчет их заключался в том, чтобы открыть внезапный огонь в спину партизанам в тот момент, когда белогвардейцы предпримут наступление с фронта со стороны Перетино. Но этот коварный замысел провалился. Белогвардейцы, понесшие тяжелые потери, не могли предпринять наступления и вынуждены были отступить. Под огнем партизан они поспешно погрузились на суда и отплыли во Владивосток.
Таким образом, попытка интервентов руками белых карателей расправиться с партизанским движением на Сучане окончилась неудачей. После перетинского боя все южное побережье Приморья от Тетюхе до Шкотово было очищено от белогвардейщины. Власть Временного военно-революционного штаба к маю 1919 г. распространялась на большую часть Ольгинского уезда. Только Сучанские копи, Сучанская железнодорожная ветка и Шкотово продолжали оставаться в руках врагов. Здесь стояли американские интервенты.
В 20-х числах мая Временный военно-революционный штаб Ольгинского уезда созвал в селе Анучино 1-й повстанческий съезд трудящихся Приморской области. Задачей съезда являлось объединение партизанского движения в масштабе всей области и создание, таким образом, в глубоком тылу врага сплошного фронта партизанской войны.
Съезд заслушал доклады делегатов с мест, ярко рассказавших о борьбе не только в Южном Приморье, но и к северу от Сучана, например, в Иманском уезде. Все делегаты указывали на огромную помощь, которую оказывала Владивостокская партийная организация партизанскому движению. Вместе с тем на съезде был отмечен отрицательный опыт некоторых волостных штабов, комплектовавших партизанские отряды путем мобилизации. Этим обстоятельством, в частности, объяснялся безуспешный поход партизан Яковлевского волостного штаба на г. Спасск.
Съезд подчеркнул необходимость соблюдения принципа добровольности при организации партизанских отрядов и большей самостоятельности в действиях районных штабов при обязательном, однако, поддержании связи их между собой и с центром.
Анучинский съезд избрал в качестве руководящего органа Временный областной военно-революционный комитет и обязал его взять за основу своей деятельности распоряжения и законоположения ВЦИК и Совнаркома Советской республики. В областной военно-революционный комитет вошли по два представителя от Ольгинского, Никольск-Уссурийского, Иманского уездов и по одному от городов Владивостока, Никольска-Уссурийского и от корейского населения. Съезд принял также программу организации фронта и тыла, в которой были определены функции районных, волостных, сельских штабов и их взаимоотношение с Временным областным военно-революционным комитетом.
В первой половине лета 1919 г. наблюдался наиболее высокий подъем партизанского движения в Приморье, совпавший с полосой забастовок рабочих во Владивостоке, на Уссурийской железной дороге и на КВЖД. Этот подъем обусловливался прежде всего той энергичной и самоотверженной работой, которую развернули коммунисты Приморской области, поднимая самые широкие слои трудового народа на борьбу с интервентами и белогвардейцами. Еще в апреле 1919 г. подпольная партийная конференция, собравшаяся во Владивостоке, приняла ряд решений об усилении руководства партизанским движением. Областной партийный комитет, учитывая наличие крупных вражеских гарнизонов в городах, решил перенести центр тяжести работы по подготовке восстания в область, повстанческие районы которой и должны были стать базой для создания и формирования необходимых революционных сил.
В резолюции Дальневосточного партийного комитета «О тактике коммунистов на Дальнем Востоке», принятой 22 июня 1919 г., указывалось: «что вся наличная действующая энергия организации должна быть направлена на укрепление и организованное естественное расширение повстанческих районов согласно стратегическим и материальным соображениям революционной силы;
что все свободные от революционной работы в городах организаторские и боевые силы партии должны быть направлены в повстанческий район;
...рабочие рудников, копей и казенных заводов, находящихся в районе восстания, должны примкнуть к восставшим;
...особое внимание организации и повстанческих отрядов должно быть направлено на разрушение транспорта, военной промышленности и всего аппарата государственной власти Колчака;
...агитация среди иностранных войск и восточных народов должна занять одно из первых мест в работе организации» (1).
Для руководства партизанским движением и выполнения поставленных задач областной комитет командировал в конце мая в Ольгинский уезд наиболее видных своих членов — Сергея Лазо (2), М. Губельмана и других. Еще раньше туда были направлены группы партийной молодежи для проведения пропагандистской и агитационной работы. В числе этой молодежи был Александр Фадеев, ставший позднее виднейшим советским писателем и общественным деятелем. В результате деятельности Лазо и других коммунистов партизанские силы приняли более стройную военную организацию. Укрепилась дисциплина. Действия отрядов стали более согласованными и целеустремленными. Партизаны участили нападения на Уссурийскую железную дорогу.
В первых числах июня Цимухинский отряд, выполняя задание командования, совершил поход в район станций Кипарисово и Раздольное. В пути цимухинцы разгромили под селением Кролевец канадский отряд интервентов в 400 человек и присоединили к себе рабочих Зыбунских копей, а также роту владивостокских рабочих численностью до 70 человек. Выйдя в назначенный район, они взорвали мост на перегоне Кипарисово — Раздольное, спилили на протяжении версты телеграфные столбы и пустили под откос поезд белогвардейцев с вооружением и снаряжением. Партизаны Никольск-Уссурийского уезда 5 июня произвели нападение на ст. Ипполитовка, уничтожили находившийся там отряд японцев и захватили большое количество оружия и боеприпасов. 14 июня в районе ст. Евгеньевка партизаны сожгли мост и разобрали же-
------------------------------------------------------
1. «Борьба за власть Советов в Приморье (1917—1922 гг.)». Сборник документов, Владивосток, 1955 г., стр. 238—239.
2. Лазо после ликвидации Забайкальского фронта осенью 1918 г. и оккупации края интервентами некоторое время скрывался в амурской тайге. Затем ему удалось пробраться во Владивосток. Находясь в глубоком подполье, Лазо принял деятельное участие в работе владивостокского подпольного партийного комитета по руководству партизанским движением и был введен в состав его членов.
------------------------------------------------------
лезнодорожный путь. 20 июня они напали на разъезд Кнорринг и сожгли два железнодорожных моста.
С именем Лазо, возглавившего руководство партизанскими силами Южного Приморья, связана самая крупная операция партизан, предпринятая против интервентов в Приморской области.
Выше уже говорилось о том, что территория Ольгинского уезда была освобождена от белогвардейцев. Но Сучанские каменноугольные копи и Сучанская железнодорожная ветка продолжали оставаться в руках американских и японских интервентов. Благодаря этому интервенты имели возможность пользоваться единственным в Приморье источником высокосортного топлива для железнодорожных воинских перевозок и водного транспорта. Учитывая важное военно-экономическое значение Сучанских копей, интервенты держали здесь довольно крупные гарнизоны.
На главном Сучанском руднике было сосредоточено свыше 1 000 американских и японских солдат; на ст. Сица размещалась японская часть в 500 штыков; на ст. Фанза находился смешанный американо-японский гарнизон в 250—300 штыков; на станциях Бархатная, Тахе и Сихотэ-Алинь стояли три белокитайские роты, здесь же имелись подъемные силовые установки, построенные для тяги поездов с углем через горы. На ст. Кангауз размещался американо-японский гарнизон в 300 человек, на станции Ново-Нежино и в Романовке находились 450—500 американцев. Таким образом, общая численность интервенционистских войск, оккупировавших копи и Сучанскую железнодорожную ветку, составляла более 3 тыс. человек.
Партизаны, учитывая значительное численное и техническое превосходство интервентов, пока избегали открытого столкновения с ними. Они рассчитывали вначале покончить с белогвардейскими карательными отрядами, а затем, набравшись сил, приступить к изгнанию оккупантов. После того как белогвардейцы в боях с партизанами потерпели поражение и были выброшены из повстанческих районов, наступила очередь активных действий партизан против иностранных захватчиков.
Согласно директиве областного комитета партии под руководством Лазо был разработан план наступления на гарнизоны интервентов с целью их разгрома и вывода из строя Сучанской железнодорожной ветки на всем 70-километровом протяжении. Согласно плану все партизанские силы были разделены на пять групп.
1-я группа в 250 человек (2-й Ольгинский революционный партизанский отряд под командованием Глазкова), располагавшаяся в районе деревни Новицкое, получила задачу действиями мелких групп отвлекать внимание самого крупного вражеского гарнизона на Сучанских копях и следить за бухтой Чань-Ю-Вай, где мог высадиться неприятельский десант.
2-я группа в 120 человек (из 1-го Сучанского революционного партизанского отряда) под командованием Владивостокова должна была напасть на ст. Сица, сковать японский гарнизон и оттеснить его на юг, чтобы он не мог оказать содействия расположенным западнее гарнизонам.
3-й группе в 280—300 человек (также из 1-го Сучанского революционного партизанского отряда) под командованием Петрова-Тетерина было приказано нанести удар на станции Фанза, Бархатная, Тахэ и Сихотэ-Алинь и уничтожить там подъемные машины.
4-й группе в 340 человек (100 человек из 1-го Сучанского революционного партизанского отряда и отдельный отряд Петровской долины) под командованием Сосиновича и Кравченко надлежало наступать на ст. Кангауз, изолируя и парализуя располагавшийся там гарнизон противника.
5-я группа в 600 человек (Цимухинский и Майхинский партизанские отряды) под командованием Лазо должна была захватить станции Романовку и Ново-Нежино и, разбив американские части, не допустить подхода вражеских резервов со стороны Шкотово.
Наступлению партизан способствовала начавшаяся забастовка сучанских шахтеров, семьи которых предусмотрительно были вывезены и размещены в близлежащих селах. 28 июня ночью все группы одновременно перешли в наступление и нанесли интервентам внезапный удар. Группа Глазкова, неожиданно напав с севера, востока и юга, отвлекла внимание главного вражеского гарнизона. Группа Владивостокова, несмотря на значительное превосходство японцев, внезапным и смелым налетом нанесла им поражение и захватила ст. Сица. Противник вынужден был отойти на главный рудник. Группа Петрова-Тетерина быстро расправилась с белокитайцами и овладела ст. Фанза и силовыми установками на соседних станциях. Партизаны совместно с рабочими, обслуживавшими машины, сняли наиболее ценные части с машин, а остальное оборудование взорвали фугасами.
С успехом действовала и группа Сосиновича и Кравченко, которая вынудила американцев к паническому бегству и захватила на ст. Кангауз свыше 1 000 пудов крупчатки и большое количество обмундирования, вооружения и патронов.
Наиболее сильное сопротивление противник оказал группе Лазо под ст. Романовкой. Здесь американские войска имели хорошо оборудованные окопы с пулеметными гнездами и встретили партизан сильным огнем. Но партизаны, умело применяясь к хорошо знакомой местности, обошли фланги и стремительной атакой выбили американцев из окопов. Потеряв много убитыми, ранеными и пленными, американцы поспешно отступили к деревне Романовке. Партизаны захватили американские палатки, которые впоследствии были использованы для таежного партизанского госпиталя.
Результаты операции оказались блестящими. Интервенты были повсюду разгромлены и понесли большие потери в живой силе и технике. Лишь в бою под ст. Романовкой американцы потеряли 32 человека убитыми и 60 ранеными. Общие же потери интервентов достигли 900 человек.
Сучанские копи и железнодорожная ветка оказались совершенно парализованными. Во Владивостоке с наступлением осени разразился жестокий топливный кризис, больно ударивший по интервентам.
Наступление, осуществленное под руководством Лазо, явилось первым в Приморье опытом централизованного управления боевыми действиями партизанских сил. Оно дало поучительный пример партизанских действий против крупного экономического объекта в глубоком тылу врага и умелого ведения борьбы с превосходящими силами противника. Поучительность этого наступления заключается также в удачном сочетании действий партизанских отрядов с забастовочным движением.
27 июня, когда в районе Сучанской железнодорожной ветки развертывались бои, в селе Сергеевке уже собрался по инициативе Ольгинского Временного военно-революционного штаба съезд трудящихся Ольгинского уезда, на который съехалось 140 делегатов. Съезд постановил считать Омское правительство Колчака врагом народа и призвал трудящихся вести беспощадную борьбу с интервентами и белогвардейцами. Единственно законной властью в России съезд признал Советы рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов и постановил восстановить Советскую власть на всей территории Ольгинского уезда. На съезде был избран уездный исполнительный комитет Советов крестьянских, рабочих и партизанских депутатов. Командующим партизанскими силами Приморья был избран Сергей Лазо. Избранному исполкому съезд предоставил широкие полномочия в организации обороны уезда. Ему разрешалось производить мобилизацию населения для пополнения партизанских отрядов, проводить реквизиции для обеспечения военных нужд и даже выпускать свои деньги, используя для этого Тетюхинские серебро-свинцовые рудники. В противовес шовинистической политике интервентов и белогвардейцев съезд объявил всех трудящихся корейцев равноправными гражданами.
Съезд трудящихся в селе Сергеевка и восстановление Советской власти в Ольгинском уезде явились кульминационным пунктом партизанского движения в Приморье весной и летом 1919 г. Однако последующие события не дали возможности укрепить Советскую власть в Южном Приморье и восстановить ее во всей области.
Интервенты, встревоженные мощным размахом партизанского движения на Сучане, двинули сюда значительные силы. Около 9 тыс. японских, американских и белогвардейских войск с артиллерией и пулеметами стянули они для борьбы с партизанами. 10 июля в бухте Чань-Ю-Вай высадился крупный японский десант и захватил Владимиро-Александровское, а затем селения Унаши, Перетино, Повицкое. Одновременно со стороны Шкотово на ст. Кангауз начали прибывать эшелоны американских и японских войск. Еще ранее вражеские десанты высадились на морском побережье между г. Ольга и Тетюхе. Вследствие этого 2-й Ольгинский революционный партизанский отряд Глазкова был переброшен на север. Крупные силы белогвардейцев и интервентов двинулись со стороны Уссурийской железной дороги и против партизан Никольско-Уссурийского уезда.
Под натиском превосходящих сил интервентов партизаны вынуждены были начать отступление. Цимухинский отряд под командованием Шевченко, оказывая сопротивление Кангаузской группировке противника, отступал на Гордеевку и далее на Серебряную. Сучанцы под командованием Лазо отходили на Хмельницкую, где намеревались дать бой противнику, устроив засаду в ущелье реки Сучан. Но это намерение им не удалось осуществить. Противник двигался широко развернутым фронтом, и Сучанскому отряду пришлось отступить через деревню Мельники на Сергеевку. Продержавшись в Сергеевке около трех суток, партизаны отошли далее, в деревню Молчановку. В середине июля здесь сосредоточились все партизанские отряды общей численностью около 2 тыс. человек. Ввиду неблагоприятно сложившейся обстановки на совещании командного состава и членов Ольгинского исполкома было решено разделиться на мелкие отряды, рассеяться по тайге и сопкам Южного Приморья и продолжать борьбу внезапными налетами на вражеские гарнизоны и железнодорожную магистраль. Скоро последовал приказ о реорганизации отрядов и о выделении каждому отряду определенного района действий. Часть Цимухинского отряда под командованием Мелехина была направлена в Иманский район для установления связи с амурскими партизанами. На этом закончился первый период партизанской борьбы в Приморье.
Несмотря на то, что интервенты сумели потеснить партизан к северу, этот период сыграл исключительно важную роль в общем ходе борьбы за освобождение Дальнего Востока. Партизаны оттянули сюда значительные силы врага, не позволив ему использовать их на фронте. Действия партизан подрывали и разрушали белогвардейский тыл и оказывали этим существенную помощь Красной Армии. Давая оценку весенне-летней кампании партизанской борьбы в Приморье, Дальневосточный областной комитет Коммунистической партии в письме ко всем коммунистам Дальнего Востока в августе 1919 г. отмечал, что «повстанческое движение крестьянства в области, продолжавшееся в течение почти полугода, произвело одну из лучших демонстраций революционной войны трудовых масс Сибири, что разрушение транспорта мешало регулярному снабжению Уральского и Сибирского фронтов, что не дало Колчаку десятков тысяч солдат для пополнения армии и, наконец, задержало в области большие силы как русских, так и иностранных войск». В качестве главной задачи момента комитет выдвигал организацию революционных сил в городах, деревнях и войсках, а также предлагал создавать в дальнейшем мелкие подвижные отряды, способные нарушать работу вражеского транспорта.
Во второй половине лета 1919 г. в Южном Приморье действовали небольшие партизанские группы. Они совершали налеты на железную дорогу, на отдельные небольшие вражеские гарнизоны, взрывали мосты, водокачки, разрушали линии связи. В Никольск-Уссурийском уезде, оперировали такие же отряды. Общая численность их не превышала 500—600 человек. Все они действовали самостоятельно, хотя попытка объединить их действия и предпринималась на областном съезде командиров отрядов в августе 1919 г. в селе Чугуевке, где был образован центр под названием «Информационное бюро партотрядов Приморья». Как видно из названия, этот центр был призван заниматься скорее информационными функциями, нежели организационными вопросами. За все время своей деятельности он не смог стать подлинным руководящим органом, объединяющим партизанское движение в области.
Новый подъем партизанско-повстанческого движения в Приморье начался осенью 1919 г. Мощным толчком для него послужило победоносное продвижение Советской Армии в Сибири. Состоявшаяся 17 сентября 1919 г. во Владивостоке партийная конференция отметила успехи советских войск на Восточном фронте и указала в связи с этим на необходимость расширения вооруженной борьбы. Конференция выдвинула в качестве основной задачи борьбу против укрепления реакции, разрушение транспорта, разложение административного аппарата и оттягивание войск противника с фронта. Она указала на необходимость усиления работы в белой армии среди насильно мобилизованных рабочих и крестьян, а также приняла решение о создании нелегальных профсоюзов и ячеек на предприятиях в городах.
Выполняя указания конференции, руководители партизанского движения, оставшиеся с небольшой группой партизан в Сучанской долине, развернули энергичную работу по разложению войск противника. Революционная пропаганда, примеры мужественной и самоотверженной борьбы партизан, известия о решающих победах Советской Армии на фронте скоро стали давать результаты.
В сентябре группа Ильюхова подготовила восстание солдат белого гарнизона в Казанке. Восстание было подавлено, но белогвардейское командование, напуганное ростом революционных настроений, стало стягивать воинские части в более компактные группировки в населенные пункты, лежащие ближе к железной дороге. 30 ноября вспыхнуло подготовленное той же группой восстание Сучанского гарнизона. Солдаты перебили своих офицеров, а сами с винтовками и пулеметами (всего 400 человек) перешли на сторону партизан, в результате чего был создан 1-й Дальневосточный партизанский полк численностью свыше 600 штыков. Штаб 1-го Дальневосточного полка, связавшись с военным отделом Владивостокского партийного комитета, разработал детальный план разрушения железной дороги от ст. Угловая до Сучанских копей и начал эффективно проводить его в жизнь. Революционная агитация была развернута и в других белых воинских частях.
28 декабря восстали и присоединились к сучанским и никольско-уссурийским партизанам солдаты Шкотовского гарнизона. Расширяя и активизируя боевую деятельность, партизаны стали проникать даже к фортам Владивостокской крепости, истреблять здесь разъезды и караулы интервентов и белогвардейцев и уничтожать мосты на Уссурийской железной дороге.
К январю 1920 г. партизанско-повстанческое движение охватило уже большую часть Южного Приморья, выдвинув на очередь дня вооруженное восстание в городах края.

продолжение книги...