Организация партизанской борьбы против интервентов и белогвардейцев на Дальнем Востоке в 1918—1919 гг.


вернуться в оглавление книги...

С.Н.Шишкин. "Гражданская война на Дальнем Востоке"
Военное издательство министерства обороны СССР, Москва, 1957 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

Организация партизанской борьбы против интервентов и белогвардейцев на Дальнем Востоке в 1918—1919 гг.

Террористический режим интервентов и белогвардейцев с первых же дней встретил сопротивление со стороны трудящихся Дальнего Востока. Это сопротивление выражалось в форме массовых протестов, выступлений и восстаний. Рабочие промышленных центров, в особенности таких, как Владивосток, сразу же вступили в непримиримую борьбу с реакцией.
Вдохновителем и организатором народной борьбы против контрреволюции явилась Коммунистическая партия. Центральный Комитет Коммунистической партии, непосредственно руководя этой борьбой, призывал трудящихся к беззаветной защите завоеваний Великой Октябрьской социалистической революции, к решительному отпору наглым захватчикам, вторгнувшимся на советскую землю. В. И. Ленин в ноябре 1918 г. говорил: «Во всяком случае задача, которая перед нами стоит, — это отчаянная борьба с англо-американским империализмом. Он почувствовал, что большевизм стал мировой силой, и именно потому старается удушить нас с максимальной быстротой, желая сначала расправиться с русскими большевиками, а потом со своими собственными». Руководствуясь указаниями Центрального Комитета партии, коммунисты Дальнего Востока развернули огромную работу. Из глубокого подполья они руководили забастовками и стачками рабочих. Под руководством коммунистов рабочие срывали изготовление военных заказов и доставку боевых грузов на фронт, подрывали тыл врага. Коммунисты создавали партизанские отряды, снабжали их оружием, боеприпасами, выделяли агитаторов, пропагандистов, организаторов, вели пропаганду среди крестьян, указывали пути освобождения от оккупантов.
Среднее крестьянство, являвшееся наиболее многочисленным на Дальнем Востоке, и даже часть зажиточных крестьян, испытав на себе кровавый разгул, бесправие и произвол интервентов и белогвардейцев, все решительнее становились на путь революционной партизанской борьбы, указанный Коммунистической партией.
Пожалуй, нигде в период интервенции и гражданской войны партизанское движение в России не достигало такого мощного размаха, как на Дальнем Востоке и в Сибири.
Это объясняется главным образом тем, что на Дальнем Востоке и в Сибири трудовое население вплотную столкнулось с иностранными империалистическими хищниками и непосредственно ощутило опасность иностранного порабощения, идущего рука об руку с внутренней контрреволюцией. Известную роль сыграло также и то обстоятельство, что дальневосточный крестьянин (так же как и сибирский), непосредственно не испытывавший помещичьего гнета царской России, тем более не мог примириться с теми порядками насилия и произвола, которые насаждали Колчак, Семенов, Калмыков и стоявшие за ними интервенты.
Исключительно велика заслуга Коммунистической партии в деле организации партизанской борьбы на Дальнем Востоке и в ее победоносном исходе. Центральный Комитет партии, несмотря на исключительные трудности, связанные с наличием фронтов, отрезавших Дальний Восток от центра Советской республики, установил и постоянно поддерживал связь с подпольными партийными организациями Дальнего Востока. Через специальных уполномоченных Центральный Комитет информировал дальневосточные партийные организации о положении на фронтах Советской республики, о победах Красной Армии, об очередных задачах партии. 19 июля 1919 г. Центральный Комитет утвердил специальный план развертывания партизанской борьбы в Сибири. Для улучшения непосредственного руководства борьбой против интервентов было создано Дальбюро ЦК РКП (б).
Благодаря помощи Центрального Комитета дальневосточные большевистские организации, несмотря на огромные трудности работы после временного поражения Советской власти, быстро перестроились. Для руководства борьбой против интервентов и белогвардейцев сразу же были созданы три областных подпольных центра — во Владивостоке, Хабаровске и Благовещенске. Однако наличие крупных гарнизонов войск интервентов и жестокий террор неизбежно суживали работу партийных организаций в городах, поэтому центр тяжести этой работы переносился на периферию.
Значительные и лучшие силы коммунистов работали в деревнях и селах. Здесь, держа связь с городом, коммунисты вели энергичную работу с массами, поднимая самые широкие слои трудового крестьянства и казачества на народную войну против интервентов и их белогвардейских приспешников.
Развертывая партизанское движение как наиболее целесообразную форму революционной борьбы в создавшихся в 1918—1919 гг. на Дальнем Востоке условиях, коммунисты вносили в это движение боевые традиции нашей партии, ее опыт, твердую дисциплину, политическую выдержанность и целеустремленность. Лозунги Коммунистической партии и Советского правительства были и лозунгами партизанского движения. Дальневосточные партизаны всегда рассматривали себя как борцов единой армии рабочих и крестьян, которая ведет смертельную борьбу на многочисленных фронтах, отстаивая власть Советов.
В. И. Ленин, отмечая беззаветное мужество трудящихся в борьбе с интервентами в Восточной Сибири, в июле 1919 г. писал: «...русские крестьяне оказывают разбойникам-капиталистам Японии и Соединенных Штатов Северной Америки геройское сопротивление».
Основная задача и методы революционной борьбы против белогвардейской диктатуры и иностранной интервенции в Сибири и на Дальнем Востоке были определены по указанию Центрального Комитета партии на третьей подпольной Сибирской областной партийной конференции, состоявшейся 20—21 марта 1919 г. в Омске. На ней присутствовали также представители большевистских организаций Владивостока, Благовещенска, Верхнеудинска.
В резолюции Сибирской партийной подпольной конференции по тактическим вопросам указывалось: «Методы революционной борьбы в Сибири определяются необходимостью уничтожения вооруженной силы буржуазной реакции и практикой борьбы, усвоенной и применяемой в данное время массами, и обстановкой борьбы в условиях военной диктатуры:
1) главный метод — организованное вооруженное восстание рабочих, крестьянских и солдатских масс, имеющее целью установить в обширных районах и, если возможно, во всей Сибири Советскую власть; 2) всесторонняя поддержка стихийно начинающихся восстаний крестьянских, рабочих и солдатских масс и введение этих восстаний в организационное русло с целью возможно большего расширения базы восстания и восстановления в районах Советской власти; 3) партизанская война, вовлекающая массы в активную борьбу, отвлекающая значительные силы белых на поддержание «порядка», уничтожающая пути и средства сообщения, запасы снабжения, дезорганизующая тыл противника; 4) саботаж во всех областях хозяйственной жизни страны, парализующий организацию и передвижение боевых сил белых; 5) усиленная агитация среди рабочих, крестьянских и, самое важное, солдатских масс, подталкивающая их к активной борьбе и разлагающая организованную живую силу противника в тылу и на фронте; 6) агитация среди иностранных военных частей, находящихся в Сибири».
По организационному вопросу конференция приняла «Устав Российской Коммунистической партии (большевиков) для Сибири и Урала». Этот устав не заменял существовавшего Устава партии, а являлся скорее временным руководством для партийных организаций Урала и Сибири, вынужденных вести работу в специфических условиях подполья и отрыва от Советской России.
В принятом уставе определялась структура партийных организаций и боевых органов партии. В целях более оперативного руководства подпольной работой при областном Сибирском комитете создавались два бюро: Урало-Сибирское и Восточно-Сибирское. Последнее должно было охватывать Верхнеудинск, Читу и районы, расположенные к востоку от Читы. При бюро создавались областные военно-революционные штабы, крестьянские секции, секции Красного Креста и паспортные бюро.
На местах все члены партии разбивались на десятки или пятки, которые выбирали своего десятского или пяткового. На конференции десятских (пятковых) избирался общегородской (или общезаводской) комитет. В организациях, имевших значительное количество членов партии, создавались районы и выбирались, помимо общегородского, районные комитеты.
При общегородском и районных комитетах партии также создавались военно-революционные штабы, крестьянские секции, секции Красного Креста и паспортные бюро.
Устав определял структуру и порядок работы военно-революционных штабов. Общегородские штабы состояли из следующих отделов: мобилизационно-организационного, снабжения, разведки, связи, оперативного, санитарного.
Устав четко разграничивал обязанности каждого отдела военно-революционного штаба, а также функции крестьянских секций, Красного Креста и паспортного бюро.
Работа всех звеньев партийной организации должна была строиться на основе жесткой централизации, а штабов — на началах военной дисциплины. Значительное внимание в уставе было уделено конспирации, несоблюдение которой каралось военно-полевым партийным судом.
Конференция утвердила также специальную инструкцию «По организации деревенских комитетов, крестьянских штабов и отрядов». Для успешной подготовки восстания и развертывания партизанской борьбы эта инструкция предусматривала создание в каждой деревне тайного революционного комитета из 5—10 грамотных и способных земледельцев и ремесленников. При этом в первую очередь должны были привлекаться старые фронтовики, бывшие во время революции на фронте и в больших городах и состоявшие там в партийных большевистских и солдатских организациях.
Деревенские комитеты должны были объединяться и создавать районные революционные штабы, связанные непосредственно с губернским или областным военно-революционным штабом, организуемым партийным комитетом.
Члены районного штаба могли быть выбраны на съезде делегатов от деревенских комитетов или назначены губернским (областным) военно-революционным штабом, который окончательно определял место действий районного штаба. Районный штаб мог иметь отделы: 1) оперативный—для руководства действиями партизанских отрядов, 2) связи, 3) разведки. В момент развертывания повстанческого движения районный штаб во главе с председателем — комиссаром губернского или областного штаба мог стать военно-революционным комитетом, взяв на себя всю полноту военной и гражданской власти в своем районе.
Партизанские отряды рекомендовалось создавать из проверенных и активно сочувствующих Советской власти крестьян, представителей национальных меньшинств, красноармейцев, бежавших из плена, скрывающихся в деревнях рабочих, а также из призывников, уклоняющихся от мобилизации в белую армию. Наряду с организацией партизанских отрядов районные штабы должны были приобретать оружие, боеприпасы и другие военные материалы, а также заготовлять продовольствие, фураж, подготавливать транспортные средства.
В другой инструкции «для революционно-партизанских и повстанческих отрядов», также принятой на конференции, указывались боевые задачи отрядам. Они должны были: «а) захватывать склады оружия и снаряжения на линии ж. д. в слабо охраняемых городах; б) захватывать денежные средства в местах хранения крупных сумм... ; в) разрушать средства и пути сообщения и передвижения противника — подрывать мосты, разрушать линию ж. д., уничтожать пароходы, баржи, разрушать станции, мастерские со всеми их техническими приспособлениями, уничтожать телеграф, взрывать шахты и т. д., уничтожать предметы продовольствия противника; г) готовить крестьян к революционной мобилизации и в случае надобности их мобилизовать, уничтожать отдельные отряды белых; д) помогать ближайшим другим партизанским отрядам, причем мелкие отряды должны стремиться объединиться для выполнения более серьезных операций, захватов».
При распространении своего влияния на обширные районы группы партизанских отрядов обязывались создавать в этих местах органы Советской власти. Обращалось внимание на установление правильных взаимоотношений партизанских отрядов с местным населением, исключающих проявление какого бы то ни было произвола.
Особое значение инструкция придавала установлению твердой военной дисциплины в партизанских отрядах и во всей системе партизанского движения. Она требовала беспрекословного выполнения приказов вышестоящих штабов, комитетов и командиров отрядов.
В инструкции указывалось, что каждый отряд должен организовать из трех или пяти человек Полевой революционный суд, который рассматривает дела белогвардейцев, контрреволюционеров и провинившихся членов партизанских отрядов. Суд имел право выносить приговоры вплоть до смертной казни.
Таким образом, третья Сибирская партийная конференция, руководствуясь указаниями Центрального Комитета Коммунистической партии, не только поставила общую цель революционной борьбы против белогвардейской диктатуры и интервентов в Сибири и на Дальнем Востоке, но и дала детальные практические указания по организации и руководству вооруженным восстанием и партизанским движением как главными формами этой борьбы в создавшихся условиях.
Решения конференции, отражавшие и обобщавшие опыт самих масс, нашли широкое применение в работе партийных организаций на местах. Руководствуясь этими решениями и применяя их в соответствии с конкретной обстановкой областей Дальнего Востока, партийные организации края развернули подлинно народную войну против иноземных захватчиков и их белогвардейских пособников.

продолжение книги...