Руководство строительством военно-морского флота


перейти в начало книги...

А.В.Басов "Флот в Великой Отечественной войне 1941-1945"
Издательство "Наука", Москва, 1980 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

Руководство строительством военно-морского флота

Великая Отечественная война началась, когда строительство большого флота только разворачивалось. В постройке находилось большое число надводных кораблей, подводных лодок и вспомогательных судов. Перевод народного хозяйства на военные рельсы происходил в тяжелых условиях отхода советских войск. Резко изменила свою работу и судостроительная промышленность. Ее производственные мощности сократились в связи с эвакуацией ряда заводов или переключением их на изготовление вооружения для армии, в частности танков и боеприпасов. Поэтому часть кораблей и вспомогательных судов, находившихся в июле 1941 г. в постройке с большими сроками готовности, была законсервирована. Вслед за этим было приостановлено строительство линейных кораблей, крейсеров и большей части эскадренных миноносцев, сторожевых кораблей, тральщиков, подводных лодок — всего свыше 50 кораблей. Решение было вызвано тем, что продолжать строить тяжелые корабли, находившиеся еще на стапелях и не обеспеченные заделом механизмов и вооружения, становилось бесперспективно. В то же время предусматривалось развертывание строительства малых боевых кораблей (катеров) и сокращение сроков находившихся в постройке с большой степенью готовности эсминцев, сторожевых кораблей, тральщиков и подводных лодок.
Правительство стремилось использовать судостроительные мощности для расширения военного судостроения. За вторую половину 1941 г. было начато строительство нескольких боевых кораблей. Несмотря на тяжелые условия, Государственный Комитет Обороны 4 декабря 1941 г. принял постановление, в котором ставилась задача улучшить судостроение, и утвердил программу строительства кораблей на 1942 г. Заводы обязаны были выполнять планы судостроения «наравне с планами постройки танков».
Основной упор в новых планах делался на строительство боевых катеров. Их постройка обеспечивалась местными запасами и ресурсами. Они строились в блокированном Ленинграде, на Волге, в Сибири. Другим направлением в военном судостроении являлась достройка кораблей, начатых строительством перед войной. Из числа законсервированных кораблей треть была достроена и передана флоту. Одновременно большое число судов и гражданских ведомств было вооружено и переоборудовано под тральщики, сторожевые корабли и канонерские лодки. Следует особо отметить подвиг ленинградских судостроителей, в условиях блокады создавших несколько новых типов катеров: морских бронекатеров, тральщиков, бронированный морской (малый) охотник и деревянный малый охотник и торпедные катера.
В первую блокадную зиму и летом 1942 г. было отремонтировано свыше 500 кораблей и катеров, построено для перевозок на Ладожском озере более 100 тендеров, 14 барж, 4 парома. В 1943 г. КБФ получил от заводов свыше 300 боевых и вспомогательных кораблей, в том числе подводные лодки, тральщики, торпедные и сторожевые катера.
В ходе войны ленинградские заводы строили в основном боевые катера: торпедные, сторожевые, охотники за подводными лодками, бронекатера и особенно много (свыше 130 единиц) катерных тральщиков. К моменту перехода к активным наступательным боевым действиям в Финском заливе и Балтийском море в июне 1944 г. КБФ в своем составе имел 1 линейный корабль, 2 крейсера, 2 лидера, 11 эсминцев, 21 подводную лодку, 53 торпедных катера и 478 тральщиков, сторожевых и бронекатеров, охотников за подводными лодками. Подводные лодки, боевые катера и 583 боевых самолета составляли основную боевую силу в операциях.
Восполнение потерь и развитие материально-технической базы флота являлось очень трудной задачей в ходе всей войны. Длительный период флотам приходилось вести боевые действия наличным составом сил, убывавшим вследствие потерь без пополнения новыми кораблями. Ставка ВГК и нарком ВМФ крупные надводные корабли, а также крупнотоннажные -транспортные суда использовали ограниченно, только для достижения больших целей.
Наибольшую нехватку боевых кораблей флоты ощущали в 1942—1943 гг. Усилиями судостроителей новые подводные лодки вводились в строй, поврежденные восстанавливались. Подводные силы Тихоокеанского флота являлись резервом для пополнения Северного и Черноморского флотов. По Северному морскому пути в 1942 г. с Тихого океана в состав Северного флота перешли лидер «Баку» и эскадренные миноносцы «Разумный» и «Разъяренный».
В первые два года в строй вступили корабли, строительство которых было начато еще до войны. Массовое поступление от промышленности малых кораблей началось с 1943 г.
В течение года в состав Северного флота поступило 16 подводных лодок, в том числе 11 от промышленности; в состав КБФ вошли 3 подводные лодки, 39 торпедных катеров и 53 других боевых катера. Еще больше возможности промышленности увеличились в 1944 г. Только за второе полугодие 1944 г. заводы передали флоту 279 боевых кораблей и катеров, а также 1832 боевых самолета.
Несмотря на все трудности, за время Великой Отечественной войны флот получил от промышленности 2 легких крейсера, 19 эскадренных миноносцев, 38 тральщиков, 54 подводные лодки и около 900 различных боевых катеров .
Для роста Северного и Тихоокеанского флотов большое значение имели закупки кораблей у США и Англии. Они продали нам различные боевые катера, но не согласились передать более крупные корабли. Поступление закупленных кораблей началось с 1942 г., когда из Англии прибыли 9 тральщиков. Однако основная часть катеров прибыла в 1944 и 1945 гг. Всего было закуплено 169 торпедных катеров, 46 больших и 60 малых охотников за ПЛ и 22 тральщика.
Весной 1944 г. Англия и США передали Советскому Союзу во временное пользование в счет репараций с Италии линейный корабль «Роял Северин» («Архангельск»), крейсер «Мильвоки» («Мурманск»), девять эскадренных миноносцев и три подводные лодки. Все переданные корабли были старой постройки с большой степенью изношенности механизмов. Линейный корабль и крейсер для Северного флота не представляли особой ценности в связи с тем, что уцелевшие к этому времени немецкие тяжелые корабли ушли из Северной Норвегии в Балтийское море. Эскадренные миноносцы использовались для борьбы с немецкими подводными лодками, число которых в норвежских портах росло.
Составы Краснознаменного Балтийского и Черноморского флотов в основном были достаточными для решения поставленных перед ними задач. В ходе стратегической обороны они не понесли значительных потерь и сохранили свои силы. Несмотря на ограниченность ремонтной базы, большинство поврежденных кораблей было восстановлено и введено в строй. Флоты испытывали недостаток лишь в отдельных классах кораблей, новейших видах оружия и технических средств. Всем флотам недоставало тральщиков, сторожевых кораблей, скоростных бомбардировщиков и самолетов-штурмовиков, зенитной артиллерии и других средств ПВО. Отсутствие в составе флотов специальных десантно-высадочных судов сокращало их возможности к высадке десантов — этому важному виду содействия сухопутным войскам.
Что касается каждого флота в отдельности, то Северному флоту недоставало подводных лодок и эскадренных миноносцев. Краснознаменный Балтийский флот ощущал нехватку минных заградителей специальной постройки, а Черноморский флот — сторожевиков и кораблей ПВО. В то же время оба эти флота нуждались в артиллерийских кораблях специальной постройки, способных длительное время оказывать поддержку сухопутным войскам.
В ходе войны Северный флот увеличил свои силы по всем классам кораблей, в авиации и береговой артиллерии. В то же время Краснознаменный Балтийский и Черноморский флоты увеличили лишь количество малых боевых кораблей, выросла несколько авиация, число подводных лодок и крупных кораблей несколько сократилось.
В целом Военно-Морской Флот в годы войны пополнялся преимущественно малыми боевыми кораблями, нужда в которых была особенно велика. Выявленная в начале войны некоторая несбалансированность по классам кораблей и недостатки в техническом их оснащении устранялись достаточно быстро в соответствии с экономическими возможностями. Число строящихся кораблей непрерывно возрастало.
В годы войны много было сделано в области совершенствования и дальнейшего развития различных видов оружия (особенно минного, артиллерийского, ракетного). В первые же ее дни и недели принимались срочные меры по созданию неконтактных тралов, более совершенных средств гидроакустики и радиосвязи, других видов боевой техники. На многих кораблях пришлось усилить противолодочное оружие, а также улучшить амортизационные и противовзрывные устройства.
Реактивное оружие нашло широкое применение на кораблях многих классов и типов на всех театрах военных действий. Оно являлось мощным средством, обеспечивающим огневую поддержку сухопутных войск, десантов, уничтожение отдельных очагов сопротивления.
Опыт боевых действий показал, что зенитная артиллерия кораблей слаба и не могла решить задачу противовоздушной обороны. Требовалось увеличить зенитную артиллерию кораблей, улучшить ее качества. Эта задача была решена в основном успешно. На кораблях было установлено 285 комплектов гидролокационных станций типа «Тамир». Разработкой и созданием радиолокационного вооружения занимался академик А. И. Берг. В этой важнейшей работе участвовали академики Ю. Б. Кобзарев, А. Н. Щукин, В. А. Фок и др. В период войны на корабли в нарастающем количестве поступали радиолокационные станции «РУС-1», «РУС-2», «Редут», «Пегматит», «СОН-1», «СОН-2», «СОН-3».
Под руководством члена-корреспондента АН СССР Н. Н. Андреева были разработаны основы траления акустических мин. Акустические тралы были приняты на вооружение и в мае 1942 г. установлены почти на 40 кораблях. Для улучшения защитных свойств кораблей устанавливали размагничивающие устройства, производилось систематическое размагничивание кораблей. Эту работу внедряла на флотах группа ученых во главе с А. П. Александровым и И. В. Курчатовым.
Для повышения скрытности подводных лодок были приняты меры снижения шумности, сокращения времени погружения, установлены 9-метровые перископы.
Большое значение придавалось также ремонту кораблей. За годы войны аварийно-восстановительный и текущий ремонт прошли 3 линкора, 7 крейсеров, 15 сторожевых кораблей, 164 подводные лодки, 20 тральщиков, большое число вспомогательных судов и боевых катеров.
Благодаря руководству партии и правительства, самоотверженному труду ученых, инженеров и рабочих Советский Флот не только сохранял свою боеспособность, но и совершенствовал свое оружие.
Значительно благополучнее обстояло дело с восполнением авиации флота, которая эксплуатировала те же типы самолетов, что и Военно-Воздушные Силы Красной Армии. В количественном и качественном отношениях авиация флотов развивалась параллельно с фронтовой авиацией, особенно бурно во второй половине войны.
Возросшее значение авиации в боевых действиях на море привело к увеличению в составе флотов минно-торпедной и штурмовой авиации, созданию крупных авиационных соединений. Появились специальные самолеты для поиска подводных лодок в море, преследования и уничтожения их.
К концу войны военно-воздушные силы флотов выросли почти на 40%, в том числе Северного флота почти в пять раз. Они состояли в среднем из 10% торпедоносцев, 8% бомбардировщиков, 17% штурмовиков (35% ударной авиации), 50% истребителей и 15% разведчиков. В зависимости от местных условий имелись незначительные отклонения. Так, ВВС Северного флота имели больше торпедоносцев и разведчиков, но не имели бомбардировщиков, использование которых в условиях Заполярья было менее эффективно; ВВС КБФ имели больше штурмовиков, а ВВС ЧФ — бомбардировщиков. Техническое совершенствование авиации расширило ее возможности, сделало ее более универсальной в борьбе на море.
Другая ударная сила флотов — подводные лодки в восполнении потерь и техническом совершенствовании оказалась в менее выгодном положении. Если военно-воздушные силы во время войны сравнительно быстро восполняли потери и при том за счет более совершенных машин, то подводные силы своевременно восполнили потери только на Северном флоте. При этом поступающие подводные лодки по своим техническим данным были такими же, как и перед войной. Судостроительные заводы строили только средние и малые подводные лодки (которые в основном направлялись на Северный флот), хотя флоты нуждались в больших подводных лодках. Всего в ходе войны Северный флот получил от промышленности и других флотов 33 подводные лодки, что обеспечило достаточное количество подлодок, постоянно действовавших в море.
Балтийский и Черноморский флоты всю войну сохраняли высокий уровень подводных сил. Именно подводные лодки оказались наиболее способными для самостоятельного выполнения задач, требовавших проникновения в глубину обороны противника. Боевой опыт подтвердил, что они наряду с авиацией остались главной силой в борьбе на вражеских коммуникациях.
Самым многочисленным родом сил флота являлись надводные корабли. Тяжелые корабли в связи с возросшей угрозой с воздуха и большой минной опасностью утрачивали свое значение универсальной силы в борьбе на море. В то же время произошла дальнейшая дифференциация кораблей специального боевого назначения. Наибольшее развитие получили тральные, противолодочные, десантные корабли. В качестве ударной силы флотов наиболее активно использовались торпедные катера. Этот класс кораблей усиленно развивался с начала восстановления Советского Флота. Только в составе Северного флота не было торпедных катеров, так как считалось, что в условиях Заполярья они непригодны для боевого использования. Перед самой войной туда были направлены первые два катера. С 1942 г. число торпедных катеров начало быстро расти.
Торпедные катера Северного флота интенсивно использовались против перевозок противника в Варангер-фьорде, находившемся в радиусе их действия. Именно здесь торпедные катера успешно действовали небольшими группами в малую видимость и массированно во взаимодействии с авиацией в период полярного дня.
В других флотах они были самым многочисленным классом боевых кораблей.
На Черном море коммуникации противника оказались значительно удалены от мест базирования Советского Флота. Для перевозок противник использовал самоходные баржи и другие малые суда, атаковать которые торпедным оружием было трудно, поэтому торпедные катера против морских перевозок применялись ограниченно (в Керченском проливе в 1943 г., у Севастополя в 1944 г.). Их широко использовали для высадки десанта, охранения кораблей и транспортов на переходе и др.
На Балтийском море торпедные катера могли действовать на коммуникациях противника тоже лишь в отдельные периоды (в Рижском заливе в 1941 г., у Лиепаи и в Данцигской бухте в 1945 г.). Их активно использовали в борьбе за господство в восточной части Финского залива в 1942—1943 гг., в блокаде Выборгского залива в июне-июле 1944 г., в борьбе за Нарвско-Гогландскую укрепленную позицию в 1944 г. Стесненные условия Финского залива и большая минная опасность сделали торпедные катера наряду с авиацией основной ударной силой флота в период его блокады (до сентября 1944 г.). Ленинградские заводы обеспечивали не только восполнение потерь торпедных катеров, но и их значительный рост.
Увеличение опасности от подводных лодок в боевых действиях на море вызвало бурный рост противолодочных сил и средств. Появились соединения противолодочных кораблей, специальные части противолодочной авиации.
Северный флот начал войну, имея всего 15 малых охотников за подводными лодками. К концу войны в его составе была уже бригада охотников за подводными лодками (30 больших и 24 малых охотника, 35 сторожевых катеров). В отличие от других флотов на Севере с первых до последних дней войны успешно использовались в качестве эскортных кораблей эскадренные миноносцы. Они в наибольшей мере отвечали требованиям борьбы с подводными лодками, авиацией и легкими силами противника и в то же время могли плавать при любой погоде и имели большой радиус действия. В 1944 г. на Севере была создана эскадра, основной задачей которой являлось обеспечение морских сообщений и главное — борьба с подводными лодками.
На Балтике противник начал активно использовать подводные лодки с 1944 г., поэтому проблема борьбы с ними для КБФ наиболее остро встала лишь в конце войны. Несмотря на это, в составе КБФ резко возросло количество малых охотников за подводными лодками и сторожевых катеров. Это объясняется тем, что в течение 1942—1944 гг. различные боевые катера во взаимодействии с авиацией и береговой артиллерией изгоняли вражеские корабли из восточной части Финского залива, создавали там наиболее благоприятные условия для ведения любых боевых действий.
На Черном море угроза от подводных лодок была наименьшей и поэтому противолодочные силы не получили здесь большого развития. Они использовались чаще не для борьбы с подводными лодками, а для высадки десантов и решения задач противовоздушной обороны.
Широкое применение минного оружия с каждым днем войны все больше увеличивало минную опасность на театрах, затрудняло использование крупных надводных кораблей и транспортов. Поэтому на всех флотах непрерывно росло количество тральщиков. Северный флот перед войной имел всего два тральщика. К 1944 г. он располагал 36 тральщиками и 40 катерами-тральщиками. На Краснознаменном Балтийском флоте к началу войны было 33 тральщика, а к концу — 69 тральщиков и 216 катеров-тральщиков. Тральные силы Черноморского флота увеличились с 15 до 35 тральщиков. Всего за войну тральныесилы флотов и флотилий (вместе с катерами-тральщиками) возросли в десять раз. В начале войны в действующем флоте было 64 тральщика, в 1942 г. — 329, 1943 г. — 522, 1944 г. — 533 и в конце войны — 669 тральщиков всех типов.
Интенсивные десантные действия флотов часто не получали дальнейшего развития из-за ограниченных десантно-высадочных и транспортных средств. В первый период войны для этой цели широко использовались боевые корабли всех классов (от катеров до крейсеров), что приводило к лишним потерям. Поэтому в течение 1943—1944 гг. на Черноморском флоте, например, были построены четыре десантные баржи и переоборудовано под десантные суда около 100 мотоботов и баркасов.
Получившая широкое распространение артиллерийская поддержка сухопутных войск вызвала рост малых артиллерийских кораблей и подвижной береговой артиллерии. В таких кораблях особенно нуждались Черноморский и Краснознаменный Балтийский флоты, основная задача которых заключалась в содействии сухопутным войскам. КБФ в начале войны имел две канонерские лодки, но уже до конца 1941 г. он получил еще 17 канонерских лодок, переоборудованных из мобилизованных судов. В блокадном Ленинграде был создан новый тип артиллерийского судна — морской бронекатер (позже морские бронекатера были переименованы в малые канонерские лодки). На Черноморском флоте в разные периоды войны было 19 канонерских лодок. В последний период войны реже возникала потребность в артиллерийской поддержке сухопутных войск. Поэтому часть канонерских лодок была разоружена.
В береговой артиллерии увеличился удельный вес подвижных батарей, главным образом железнодорожных. Иногда в ее составе использовались орудия полевой артиллерии.
Важнейшей проблемой строительства флота было создание озерных и речных флотилий. Источником комплектования, вооружения и снабжения флотилий в течение войны являлись военные, а также речные и промысловые флоты. К 1943 г. мониторы и канонерские лодки потеряли свое значение (за исключением Ладоги) и основу боевых сил составили катера. В начале войны число тральщиков исчислялось единицами, в ходе войны их количество достигло десятков и даже сотен (Волжская флотилия в 1943 г.). Воздушная угроза потребовала постройки специальных катеров ПВО и плавучих зенитных батарей, усиления зенитного вооружения на всех кораблях и судах. Увеличился состав морской пехоты, стали применяться подвижные береговые батареи.
Стремительные темпы наступления войск, быстрое перемещение линии фронта требовали высоких темпов продвижения боевых сил флотилий. Советское командование своевременно принимало решение на создание флотилий и их перемещение. Противнику ни на одном водном рубеже не удалось упредить Советское командование в создании военных флотилий.
В операциях Красной Армии активное участие принимали Ладожская, Онежская, Чудская озерные, Дунайская, Пинская, Волжская, Днепровская речные флотилии и отдельные отряды кораблей на Дону, Кубани, Волхове и Ильмене. Только кораблями речных флотилий на Волге, Дону, Кубани, Днепре, Дунае, Западном Буге, Висле, Одере и Шпрее было переправлено более 2 млн. человек, свыше 18 тыс. орудий, около 10 тыс. танков и самоходных орудий и др.
Широкое использование противником авиации и мин требовало развертывать боевые действия на всем протяжении судоходной части рек: на Волге в 1943 г. это составило свыше 1100 км, на Дунае в 1945 г. от Вены до устья — свыше 2100 км. Это потребовало дополнительного привлечения кораблей, создания баз и обеспечивающих подразделений.
Одной из важнейших функций высшего командования в войне являлось достижение численного превосходства над противником на театрах военных действий. Географические условия не благоприятствовали в ходе войны маневрированию корабельными силами между основными морскими театрами. Возможность маневра ограничивалась использованием некоторых речных систем, Северного морского пути и перевозками по железной дороге малых кораблей. Корабли речных флотилий перевозили также и автотранспортом.
В 1944 г. для пополнения Днепровской флотилии было перевезено 70 различных катеров. В августе-сентябре 1944 г. свыше 140 катеров флотилии были перевезены с Припяти на Западный Буг. В марте-апреле 1945 г. из г. Пинска на Одер была перевезена по железной дороге вновь сформированная 3-я бригада речных кораблей (16 бронекатеров, 8 речных тральщиков, 4 минных катера, 10 полуглиссеров и 1 бензозаправщик).
Маневр силами между театрами был необходим для восполнения потерь в кораблях и увеличения корабельных группировок в связи с изменением обстановки. Однако существенное значение он имел только для Северного флота, куда в течение войны прибыло свыше 180 боевых кораблей и катеров. Советскому высшему командованию удалось в ходе войны значительно усилить Северный флот и противопоставить его мощной группировке вермахта в Северной Норвегии. В 1944 г., когда КБФ был освобожден от блокады и получил возможность действовать во всем Балтийском море, верховное командование Германии было вынуждено возвратить свои силы из Норвегии в Балтику.
До того как противник прервал путь из Балтийского моря в Белое, по Беломорско-Балтийскому каналу успели перевести на Север шесть подводных лодок. В дальнейшем пополнение поступало с судостроительных заводов, с Дальнего Востока из состава ТОФ Северным морским путем (эскадренные миноносцы) и через Тихий океан, Панамский канал и Атлантику (подводные лодки) и, наконец, от союзников.
Северный флот с мая по ноябрь 1942 г. был усилен тремя подводными лодками, прибывшими с Каспия, и пятью, полученными от промышленности. По железной дороге шесть из них были перевезены в Архангельск и две в ноябре были доставлены непосредственно в Мурманск. В октябре на Север прибыли лидер «Баку» и эскадренные миноносцы «Разъяренный» и «Разумный», впервые пройдя Северным морским путем с востока на запад. В этом же году в Англии было приобретено 9 тральщиков.
В октябре 1942 г. из состава Черноморского флота были выделены для Северного флота четыре малые подводные лодки. По железной дороге их перевезли из Поти в Баку и в декабре спустили на воду. В дальнейшем их должны были перевезти в Красноводск, а оттуда по железной дороге в Архангельск. Но в связи с изменением обстановки подводные лодки не были отправлены на Северный флот и в следующем году возвращены в состав Черноморского флота.
В первой половине 1943 г. из состава Тихоокеанского флота на Север прибыли подводные лодки С-51, С-54, С-55, С-56 и Л-15. Подводные лодки пересекли Тихий океан, через Панамский канал вышли в Атлантику и, миновав районы наиболее интенсивных действий немецких подводных лодок, прибыли в Полярный. Л-16, входившая в перечисленную выше группу, на переходе из Датч-Харбор в Сан-Франциско была атакована неизвестной подводной лодкой и погибла.
Во второй половине 1943 г. из США в Полярный прибыли 7 тральщиков и 9 больших охотников за подводными лодками. Кроме того, Северный флот получил 12 торпедных катеров (6 от КБФ, 4 от промышленности и 2 от союзников).
Несмотря на усиление Северного флота, он тем не менее значительно уступал военно-морским силам противника в Заполярье. В его составе не было линкоров и крейсеров, он имел меньшее количество подводных лодок, эсминцев и противолодочных кораблей специальной постройки.
За 1944 г. корабельный состав Северного флота увеличился еще на 128 единиц. От отечественной промышленности были получены 3 подводные лодки (С-16,С-17,С-19), 8 больших охотников за подводными лодками, 2 сторожевых катера; по ленд-лизу от США — 5 тральщиков, 21 большой охотник за подводными лодками, 44 торпедных катера, 31 сторожевой катер и 14 кораблей в счет раздела итальянского флота.
Передислокация корабельного состава на Балтийское и Черное моря практически стала возможной с 1944 г. С Севера на Черное море были переведены 4 подводные лодки, 6 больших и 20 малых охотников, 12 торпедных катеров. Все корабли были погружены на специальные железнодорожные транспортеры и перевезены в порт Ейск. В том же году с мая по декабрь из Владивостока в Поти были перевезены десять подводных лодок (М-114, М-115, М-116, М-30, М-25, М-26, М-27, М-28, М-23, М-24) и две малые подводные лодки (М-202, М-203) с Каспийского моря на Черное.
Краснознаменный Балтийский флот восполнял свои силы за счет внутренних возможностей Ленинграда. Для усиления Ладожской военной флотилии зимой 1941/42 г. из Ленинграда в район бухты Гольсмана на западном берегу Ладожского озера был перевезен 131 малый корабль и катер, в том числе 6 бронекатеров, 9 малых охотников, 6 торпедных катеров, 35 разъездных катеров, 18 мотоботов, 11 плошкоутов, 42 тендера, 2 буксира и 2 подводные лодки (М-77 и М-79).
Осенью 1944 г. с Черного моря на Балтику был перевезен по железной дороге 2-й дивизион малых охотников. После того как очистили и обезопасили водный путь, в Ленинград прибыло в первой половине 1945 г. с Севера 86 различных кораблей и судов.
Лучше обстояло дело с маневром военно-воздушными силами. В 1942 г. в связи с активизацией противника на Севере возникла необходимость срочно усилить авиацию Северного флота. В июне туда были переброшены 20, 28 и 29-й авиационные полки; в это же время 25-й истребительный авиационный полк был переведен с Балтики на Черное море.
Изменившаяся обстановка позволила в начале 1944 г. из состава Черноморского флота перебросить на Север 46-й штурмовой и 36-й дальнебомбардировочные полки, а после освобождения Крыма, в начале июня, 11-я штурмовая авиационная дивизия была передислоцирована на Балтику.
Все это позволило Северному флоту, располагавшему совершенно недостаточными силами авиации, отразить удары врага в 1942 г. Переход превосходства в воздухе в 1943 г. к советской авиации расширил боевые возможности не только ее, но и всех других родов сил флота.
В ходе наступательных операций по разгрому приморских группировок врага для авиации Краснознаменного Балтийского и Черноморского флотов характерным были совместные с авиацией фронтов действия по портам, базам и кораблям, что исключало необходимость переброски авиации с одного флота на другой.
Постоянное совершенствование организационных форм, приведение их в соответствие с требованиями вооруженной борьбы, развитие всей системы военной организации на основе практического опыта военного строительства являлось важнейшим условием успешной боевой деятельности флота. Советская наука считает, что если изменяется оружие, вводятся новые технические средства, то должны меняться и формы военной организации.
Организация флотов и флотилий определялась их задачами, составом сил, условиями базирования. Надводные корабли различных классов, предназначенные для выполнения основных задач на море (линкоры, крейсеры, миноносцы), были объединены в соединения при наличии линейных кораблей в эскадры, при отсутствии линейных кораблей — в отряды легких сил. Эти соединения были подчинены непосредственно командующим флотами и базировались в главных базах.
Подводные лодки в зависимости от их числа в составе флота и от условий предстоящего использования на одном или нескольких операционных направлениях объединялись в одну или несколько бригад. Бригады были подчинены командующим флотами. Малые подводные лодки иногда сводились в отдельные дивизионы, которые включались в состав военно-морских баз.
Соединения торпедных катеров (бригады), как правило, были подчинены непосредственно командующим флотами. В то же время значительная часть их была сведена в отдельные дивизии, которые были включены в состав сил военно-морских баз.
Авиация флотов была объединена в бригады и отдельные полки, составлявшие вместе с авиационными базами и другими обеспечивающими органами и частями военно-воздушные силы данного флота.
Сторожевые корабли, тральщики, минные и сетевые заградители, различные боевые катера, предназначенные для осуществления ПЛО, ПМО, охраны прибрежных коммуникаций и дозорной службы, входили в состав сил военно-морских баз. Противовоздушная оборона флота слагалась из сил базовых участков ПВО, отдельных соединений и частей, подчиненных командирам военно-морских баз.
Береговая оборона (БО) флота состояла из секторов береговой обороны, отдельных частей военно-морских баз и береговой обороны главной базы флота. Секторы БО возглавлялись комендантами, которые были подчинены во всех отношениях командирам военно-морских баз. Береговую оборону главной базы возглавлял комендант БО главной базы, подчиненный непосредственно командующему флотом.
Военно-морские базы являлись оперативными соединениями различных родов сил флота. Основной задачей военно-морских баз было создание в районах театра, непосредственно примыкающих к пунктам базирования флота, выгодного оперативного режима, обороны побережья, боевого обеспечения флота в зонах баз и материально-технического обеспечения всех соединений и кораблей флота, базирующихся в военно-морских базах. Командиры военно-морских баз были подчинены командующим флотами.
Главной базой флота становилась одна из военно-морских баз флота, где базировалась основная часть корабельного состава флота. В главной базе флота не было органов управления, созданных специально для управления силами базы, так как там функции командира и штаба выполняли командующий флотом и штаб флота.
Таким образом, силы флотов организовывались в соединения: крупных надводных кораблей, подводных лодок, торпедных катеров, военно-воздушных сил и военно-морских баз.
В ходе войны Коммунистическая партия и Советское правительство наряду с техническим оснащением, развитием военного искусства уделяли большое внимание совершенствованию организационной структуры Военно-Морского Флота.
Соединения надводных кораблей, эскадры и отряды легких сил принципиально не менялись с точки зрения их организации. Некоторые изменения в организации эскадр Черноморского флота и Краснознаменного Балтийского флота были произведены в результате изменения состава. Так, в составе эскадры ЧФ была расформирована бригада крейсеров и крейсеры были подчинены непосредственно командующему эскадрой. На КБФ в результате потерь миноносцев отряд легких сил был расформирован и его корабли включены в состав эскадры.
Опыт показал, что для более эффективной борьбы с минной опасностью на морских театрах целесообразно свести в одно соединение несколько дивизионов тральщиков, длительное время действующих в одном районе. В начале первого периода войны на флотах были созданы бригады траления в составе 3—4 дивизионов тральщиков. В дальнейшем в связи с продвижением наших войск на запад и расширением зоны деятельности флотов, особенно в прибрежных районах, эта организация получила более широкое распространение — в составе некоторых флотов находилось уже по 3—4 бригады траления.
Организация ВВС за период войны претерпела значительные изменения и в целом была приближена к организации ВВС Красной Армии. Авиабригады были переформированы в авиадивизии; авиаполки пятиэскадрильного состава, оказавшиеся громоздкими и недостаточно маневренными, начиная с сентября 1941 г. были переформированы в авиаполки трехэскадрильного состава, с сокращением числа самолетов в истребительных авиаполках с 77 до 40, в бомбардировочных и других — с 62 до 32; сокращены и реорганизованы отдельные авиаэскадрильи. В результате улучшились условия маневрирования и управления силами, организации взаимодействия с сухопутными войсками.
Организация соединений подводных лодок изменений не претерпела. Однако война потребовала усиления руководства подготовкой офицерского состава в вопросах тактики. В этих целях были организованы: в центре — управление подводного плавания ВМФ, на флотах — отделы подводного плавания.
Организация береговой обороны претерпела некоторые изменения. В целях улучшения руководства подготовкой частей береговой обороны, создания единства в приемах и методах в тактике, а также в целях быстрого и полного обобщения опыта их боевой деятельности в начале 1943 г. были созданы органы специального руководства в центре — управление береговой обороны ВМФ, на флотах — управление береговой обороны флотов.
Организация сил БО на театрах получила большую четкость в связи с организацией морских оборонительных районов (МОРов). В ходе войны было признано, что объединение БО целесообразно в системе военно-морской базы. В связи с этим все силы береговой обороны в базе были объединены в соединения — артдивизионы, секторы, соединения морской пехоты, стрелковые, пулеметные и другие специальные части.
В составе флота значительное развитие получила морская пехота как род войск флота, предназначенный для десантных операций в качестве первых эшелонов и для противодесантной обороны островов и побережья. Типовыми соединениями морской пехоты являлись дивизия, бригада, полк, отдельный батальон.
Основным изменением в организации ПВО, происшедшим за время войны, является ликвидация районов ПВО, созданных в начале войны, и объединение всех сил (зенитной артиллерии, средств обнаружения, оповещения и наведения) в соединения — корпус ПВО, дивизия ПВО, бригада ПВО, полк ПВО. В состав каждого такого соединения входили части зенитной артиллерии (полки, дивизионы, батареи) и подразделения ВНОС и МПВО. Наибольшим изменениям в ходе войны подверглась система базирования флота. Однако как организационная форма базы себя полностью оправдали и принципиальной перестройки не претерпели.
К числу наиболее важных изменений организационной структуры следует отнести создание на флотах морских оборонительных районов (МОР). Целесообразность объединения руководства несколькими базами, имеющими общие задачи и постоянно взаимодействующими между собой в прилегающих операционных зонах, была подтверждена дальнейшим ходом войны.
В августе 1944 г. на КБФ создается Таллинский, а в ноябре Рижский (с января 1945 г. Островной) морские оборонительные районы. С целью обеспечения управления боевой деятельностью сил КБФ в южной части Балтийского моря в апреле 1945 г. создан Юго-Западный МОР (ЮЗМОР). В феврале 1945 г. на ЧФ сформировано три МОРа: Кавказский, Крымский и Северо-Западный; на СФ в апреле — Кольский и Беломорский.
В ходе войны совершенствовалась организационная структура речных и озерных военных флотилий. Так, из-за необходимости ведения боевых действий на различных, значительно удаленных друг от друга участках реки в 1943 г. (на Волжской флотилии в 1942 г.) вместо дивизионов кораблей одного класса создавались бригады речных кораблей, состоявшие из дивизионов и одиночных кораблей разных классов. Каждая такая бригада была способна решать типовые задачи флотилии во взаимодействии с соединениями сухопутных войск. Основу бригад составляли артиллерийские корабли. Для обеспечения боевой деятельности кораблей в них включались дивизионы или звенья катеров-тральщиков и сторожевых катеров. В условиях, когда противоминная оборона судоходства по рекам была связана с большими трудностями, на флотилиях создавались бригады траления.
К концу войны Военно-Морской Флот состоял из Северного, Балтийского, Черноморского и Тихоокеанского (с Северо-Тихоокеанской флотилией) флотов, Амурской, Каспийской, Днепровской и Дунайской флотилий. Флоты включали соединения надводных кораблей, подводных лодок, морской авиации, береговой обороны с морской пехотой, противовоздушной обороны, морские оборонительные районы, военно-морские базы, части специального и тылового обеспечения.
Таким образом, проводившиеся в ходе войны мероприятия по совершенствованию организационной структуры были вызваны складывавшейся обстановкой и задачами, решаемыми флотом. В первый период войны решению задач способствовало создание флотилий, ВМБ, оборонительных районов, соединений и частей морской пехоты, траления. Во второй период создавались и переформировывались ВМБ, речные и озерные флотилии, авиационные и корабельные соединения. В третий период для обеспечения широких наступательных операций Красной Армии создавались морские оборонительные районы, флотилии и ВМБ, бригады траления. В целом совершенствование организационной структуры Военно-Морского Флота в значительной мере способствовало успешному решению стоявших перед ним оперативно-стратегических задач.

продолжение книги...