А. А. Фадеев (продолжение книги)


перейти в начало книги...

Н. М. Боровикова. "А. А. Фадеев"
Издательство ВПШ и АОН при ЦК КПСС, Москва, 1962 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

В этих размышлениях Алеши Фадеев показывает нам в высшей степени ценное качество коммуниста - умение решать важные практические задачи сегодняшнего дня и не ограничиваться ими, всегда смотреть вперед, видеть перспективы дальнейшего развития.
Многими чертами своего характера Алеша Маленький напоминает героя гражданской войны Сергея Георгиевича Лазо (1), встречи с которым в дальневосточном партизанском крае остались незабываемыми для Фадеева на всю жизнь. Много лет спустя Фадеев в книге «Партизанские рассказы», говоря о гибели С. Лазо, его преданности и любви к партии, пишет: «Природа наделила его многими талантами. Он был прекрасным шахматистом, математиком, хорошо разбирался в сельском хозяйстве, интересовался медициной. И все трудящиеся Дальнего Востока помнят его скромность, на которую я обратил внимание при первой встрече».
Читая эти строки, мы невольно вспоминаем Алешу Маленького.
Образам коммунистов Петру Суркову и Алеше Маленькому отведено ведущее место в романе. Но это не «силь-
-----------------------------------
1. Заживо сожжен японскими интервентами в паровозной топке вместе с двоюродным братом писателя В. Сибирцевым.
-----------------------------------
ные личности», стоящие над «толпой». Писатель-коммунист Фадеев показывает, что сила этих руководителей в их неразрывной связи с народом.
Главным героем эпопеи «Последний из удэге» является яарод. Филипп Мартемьянов и Сеня Кудрявый, Яков Бутов и Семен Городовиков, Игнат Борисов и Игнат Саенко - все они рабочие и крестьяне, сознательно поднявшиеся на борьбу с миром насилия. Знакомство с ними позволяет познать душу народа и истоки его непобедимости. А. Фадеев прославляет в романе людей труда, взявших в руки оружие, чтобы защитить свою впервые обретенную социалистическую Родину от ее врагов, отстоять свое право на подлинно свободный труд.
Как не залюбоваться крестьянином-партизаном Игнатом Васильевичем Борисовым, о котором партизаны говорят с почтительным уважением: «Замечательный мужик! Сам пошел в партизаны, четырех сыновей привел, двух внуков и племянника. Восемь бойцов! Из одной фамилии». И когда этот исполинского роста старик, с длинной, без единого седого волоса бородой с медным отливом и такими же медными густыми бровями, смертельно раненный в бою, посылает своего сына в атаку, чувствуешь ту огромную красоту и силу души, которые всегда были свойственны простым людям нашего народа. Не о себе, а о деле думает ступивший на порог смерти партизан Борисов, и это отрешение от собственной судьбы во имя победы общего дела позволяет нам увидеть Человека во всем его величии.
С большой силой и убедительностью это величие человеческой души запечатлено в образе шахтера Игната Саенко, по прозвищу Пташка.
Ничем не отличался Игнат Саенко от своих товарищей, разве только умением подражать голосам всех птиц, за что он и был прозван Пташкой. «Да и наружностью он смахивал на птицу - маленький, вихрастый, длинноносый, тонкошеий». Он и не был активным участником революции, но чувство рабочей солидарности заставило его согласиться на хранение динамита в своей квартире. Схваченный контрразведкой, он знал, что ему больше не жить на свете. «Но мысль о том, что он мог бы облегчить свою судьбу, если бы выдал главных виновников предприятия, не только не приходила, но и не могла прийти ему в голову. Она была так же неестественна для него, как неестественна была бы для него мысль о том, что можно облегчить свою судьбу, если начать питаться человеческим мясом»
Проживший «ужасную жизнь рядового труженика темного и грешного человека», Пташка, преданный невообразимым мукам, постигает разницу между такими, как он сам, и своими палачами.
«И Пташка понял, что люди эти пресытились всем и давно уже перестали быть людьми; что главное, чего не могли они теперь простить Пташке, это как раз то, что он был человек среди них и знал великую цену всему, созданному руками и разумом людей, и посягал на блага и красоту мира и для себя, и для всех людей».
В романе «Последний из удэге» Фадеев глубже и многостороннее, чем в «Разгроме», показывает интеллигенцию, ее путь в революцию. Если для врача Костенецкого приход в лагерь революции был закономерен, так как он всю жизнь свою служил народу, то для его детей Лены и Сережи все это было гораздо сложнее.
Образ Лены - один из самых удачных и жизненных в эпопее. Воспитанная в буржуазном окружении, Лена впитала в себя многое из привычек, нравов и представлений этой среды, ее сознание складывалось под разнообразными влияниями: и демократическим, и революционным, и декадентским. Этим объясняется противоречивость ее стремлений и понятий. Испытывая постоянный внутренний протест против буржуазной морали, Лена мечется в поисках «простого и настоящего», бросаясь от идеализации старика Гиммера до поисков истины на дне жизни. Эти поиски приводят ее к сближению с офицером Ланговым, в котором ей почудилось что-то сильное.
Лена прошла через серьезные испытания, неизбежные разочарования, жестокую внутреннюю борьбу, прежде чем она окончательно порвала с прошлым и нашла свое место в рядах борцов за победу революции.
Более прямым путем идет к народу ее брат Сережа. Его, как и сестру Лену, характеризует тяга к правде, справедливости, желание людям добра. Его изгнали из гимназии за то, что он решительно выступил против учителя-реакционера, издевавшегося над сыном бедных родителей. В романе показано, как он идейно формируется. Вначале это романтически настроенный юноша, жаждущий славы, мечтающий о личных подвигах; он хочет непременно выделяться среди людей. Но в столкновениях с суровой жизненной правдой он скоро осознает ложность своих представлений о героизме. Большое влияние на него оказывает старый рабочий-коммунист Филипп Андреевич Мартемьянов, с которым он совершает поход по деревням и стойбищам, готовя выборы на областной повстанческий съезд.
Знакомство с Сурковым, Чуркиным, Сеней Кудрявым, беседы с ними и их личный пример, дни, проведенные на охваченном забастовкой руднике, - все это открывало Сереже новые истоки подвига, геройства. Он по-новому увидел людей и саму революцию - не как подвиг одиночек, а как подвиг коллектива, в котором каждый из его членов проявляет свое пролетарское мужество. Не лично выделиться, а слить свои личные интересы с общественными - таков истинный героизм. И осуществление своей мечты о героическом подвиге Сережа находит в революционной борьбе вместе с народом.
Показывая, как буржуазия и ее защитники, оголтелые белогвардейцы, теряют все человеческое, Фадеев уделяет изображению их жизни немало внимания и этим еще более подчеркивает величие народа, поднявшегося на борьбу с ними.
Заводчик Гиммер - типичный представитель класса буржуазии, энергичный и неутомимый делец, подчиняющий в жизни вое своему обогащению. «Порядок жизни, который сложил Гиммера, состоял в том, что одни люди, лишенные всего, работали на других, имеющих все; иного порядка жизни Гиммер не знал и не задумывался над тем, что он может быть».
Ханжество, цинизм в семейно-бытовых отношениях, лицемерие Гиммеров и других представителей буржуазного мира открываются во всей своей наготе подрастающей Лене Костенецкой. Лене скоро становится ясно, что люди, бывающие у Гиммеров и говорящие о любви к родине, о красоте и боге, на самом деле считают, что «они должны вкусно и сладко есть, пить много хорошего вина, нарядно одеваться, наслаждаться красивыми и хорошо одетыми женщинами, не затрачивая никакого труда на то, чтобы все это у них было». Детей Гиммера, ведущих паразитический образ жизни, характеризуют пресыщенность и безыдейность. Это внутренне ничтожные, лживые, лицемерные люди. Старший сын - Таточка - по мере того, как взрослел и лысел, все меньше испытывал потребность в какой-либо деятельности. Под конец «он просто помещался в комнате как предмет».
В романе «Последний из удэге» Фадеев, следуя замечательной традиции Горького, показал, в какую ужасную античеловеческую силу выродился капитализм, на какие зверства способны его слуги.
Упорно отстаивая свои права на сытую, праздную жизнь, Гиммеры и ему подобные участвовали в зверских расправах над революционными рабочими. Младшие сыновья Гиммера - Вениамин и Дюдя - идут на службу к белогвардейскому полковнику Калмыкову; офицер Ланговой, возглавляя полк карателей, жестоко расправляется с рабочими-повстанцами на Сучанских рудниках; садист поручик Маркевич изобретает все новые и новые пытки для рабочих, попавших в белогвардейскую контрразведку, а его жена - развратная женщина - спускается в темные погреба, чтобы наслаждаться зрелищем этих пыток.
Шахтер Пташка, испытывая невероятные муки, которым подвергли его белогвардейцы, понял, что его мучители давно уже утратили человеческий облик. «Разве вы люди? - сказал он с великой силой презрения в голосе. - Вы не люди, вы даже не звери... Вы выродки...».
Да, революция - это борьба за человека, против тех, кому уже не вернуть себе этого высокого звания, говорит роман Фадеева, когда знакомишься со страницами, изображающими жизнь богачей и их защитников. Дело буржуазии обречено на поражение, подтверждают страницы, посвященные изображению народа и тех, кто, преодолевая собственные заблуждения, идет к нему. Все это освещено немеркнущим светом идей Коммунистической партии, ведущей революционный народ к победе нового общественного строя.
Роман «Последний из удэге» остался незаконченным. По поводу опубликованного делались критические замечания, которые разделялись и самим Фадеевым. Говорилось о композиционной неслаженности частей романа, о том, что сюжетное развитие пошло не по тому пути, который имел в виду автор, что намеченная им историческая картина движения народов к коммунизму осталась незавершенной. Эти замечания обоснованны. И вместе с тем «Последний из удэге» является одним из значительных произведении советской литературы, показавших, как революционный процесс творит нового человека. «Изменение самого себя совпадает с преобразованием обстоятельств» (1), - указывали Маркс и Энгельс.
В романе широко даны образы партийных работников, нарисованы сильные характеры, безгранично преданные партии и народу. На примере их практической деятельности, методов руководства, личной жизни, взаимоотношений, их мечтаний о будущем Фадеев показал подлинно человеческие отношения, свойственные людям коммунистической формации.
«Последний из удэге» - любимая книга Фадеева - остается одной из любимых книг наших читателей, которая нашла путь к их сердцам правдивостью и мастерством изображения событий, ярко характеризующих героические свершения нашего народа.

* * *
Вероломное нападение гитлеровской Германии на Советский Союз превратило страну в единый военный лагерь. Советский народ под руководством Коммунистической партии поднялся на Великую Отечественную войну за свободу и независимость нашей Родины. В строй бойцов вступили и советские писатели. С первых же дней невиданных в истории сражений они посвятили овое творчество борьбе с ненавистным врагом, отображению трудового и ратного подвига советских людей. Сотни писателей пошли на фронт в качестве военных корреспондентов. Их выступления на страницах печати, их литературные произведения являлись действенным оружием в борьбе против гитлеровских захватчиков.
«Наглый враг, - говорил Фадеев в выступлении на митинге писателей Москвы 22 июня 1941 года, - преступно нарушив существующий договор, без объявления войны напал на наши мирные города. Но мы знаем неодолимую силу советского народа и не сомневаемся, что победа будет за нами. Писатели Советской страны знают свое место в этой решительной схватке».
Будучи военным корреспондентом «Правды», Фадеев публикует в 1941 -1943 годах очерки и корреспонденции, а также очерковую повесть «Ленинград в дни блокады», в которых показывает величие подвига советских людей, под-
---------------------------------
1. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 3, стр. 201.
---------------------------------
нявшихся на борьбу против немецко-фашистских захватчиков. Фадеев прежде всего отмечает те их качества, которые воспитала в советских людях Коммунистическая партия: высокую преданность коммунистическим идеям чистоту и красоту души, беззаветное мужество, священную ненависть к врагам Родины. Писатель встречался с этими людьми в действующей армии, осажденном Ленинграде на заводах и в колхозах.
На одну из встреч с писателем собрались учащиеся десятых классов и преподаватели школ осажденного Ленинграда. Зашел разговор о новом человеке.
«Нельзя было без волнения слушать, - писал Фадеев, - как мои собеседники старшего и младшего поколений говорили о новом человеке, как о мечте будущего, как о чем-то таком, чего еще нужно достичь, не подозревая, что они-то и есть живые новые люди, каждый шаг которых в Великой Отечественной войне нашего народа освещен светом самых больших мыслей и дел, какие только знало человечество».
И то, что он видел в этих замечательных людях, автор относит ко всему нашему советскому народу. «Самое великое и прекрасное, что выковал Ленинград за месяцы борьбы и страданий, - это они, передовые люди города из среды рабочих, служащих, интеллигенции... Они, эти люди, являются той самой высшей духовной силой, которая наполняет всех и все живым историческим, человеческим смыслом и движет всех и вое вперед и вперед».
Газетно-публицистическая работа Фадеева в первые годы войны имеет характерную особенность: писатель сосредоточивает свое внимание не на показе внешних сторон деятельности людей в условиях войны, а старается глубоко проникнуть в их внутренний мир, в их психологию.
Если рассматривать военные очерки и корреспонденции Фадеева в связи со всем его творчеством, то нельзя не обратить внимания на то, что военные произведения первых лет были как бы связующим звеном между довоенными произведениями писателя и романом «Молодая гвардия». Герои «Разгрома» и «Последнего из удэге», выросшие и возмужавшие в годы Советской власти, пришли в роман «Молодая гвардия».
«Молодая гвардия» - это роман, основанный на строго документальном материале, он мог бы называться романом-хроникой - в такой последовательности, в таком соответствии с действительностью даются в нем события.
История создания «Молодой гвардии» такова. Вскоре после освобождения Краснодона стало известно о том, что в городе действовала подпольная комсомольская организация под названием «Молодая гвардия». Комиссия ЦК ВЛКСМ в течение полугода изучала, материалы деятельности этой организации, воссоздавая картину героической борьбы комсомольского подполья. Документы рассказывали о подвиге, который не мог оставаться неизвестным. Тогда-то ЦК ВЛКСМ и обратился к Фадееву с предложением написать книгу о героях Краснодона.
«Мне показали материал о подпольной организации комсомольцев Краснодона в период оккупации, - писал Фадеев, - и спросили: не напишу ли я книжку? Я, пока материал мне не был знаком, ответил, что трудно писать по заказу, а потом согласился. Такой материал мог бы камень расплавить! И я поехал в Краснодон» (1).
Фадеев говорил, что если бы он не поехал в Краснодон, то всего огромного и впечатляющего материала, который ему был вручен, было бы все же недостаточно, потому что на месте он увидел очень много такого, что, «будь ты хоть семи пядей во лбу и как бы ты ни был талантлив, выдумать это или домыслить - невозможно» (2).
Подвиг молодогвардейцев настолько захватил Фадеева, что он, обычно долго вынашивавший замысел произведения, написал большой роман буквально «не переводя дыхания» - за год и девять месяцев. Вот что он сам говорил: «Без преувеличения могу сказать, что писал я о героях Краснодона с большой любовью, отдал роману много крови сердца» (3).
Вышедшая отдельным изданием в мае 1946 года книга сразу же обратила на себя внимание своей идейной страстностью, публицистической насыщенностью и вызвала небывало широкий отклик читателей.
Комсомольцы, которые в годы оккупации шахтерского городка Краснодона совершили свой бессмертный патриотический подвиг, встают перед читателем как высшее художественное обобщение, как портрет всей нашей моло-
---------------------------------
1. А. Фадеев. За тридцать лет, стр. 362.
2. Там же.
3. Там же, стр. 933.
---------------------------------
дежи, беззаветно отдававшей свою жизнь в борьбе за свободу и независимость социалистической Родины.
Возможна ли такая ситуация, чтобы комсомольцы, молодежь сами, на свой страх и риск, развернули организованную борьбу против ненавистного врага? Да, возможна.
История Отечественной войны знает множество примеров, когда наши советские юноши и девушки, оказавшиеся на оккупированной врагами территории и не будучи связанными с какими-либо организованными силами подполья, поднимались на борьбу с захватчиками и совершали поистине героические подвиги. И это естественно. Такой воспитала молодежь наша партия — беззаветно преданной идеям коммунизма, своему народу, своей Родине.
В первой редакции книги Фадеев изобразил то, о чем ему сказали документы и люди. Деятельность молодогвардейцев была ярко показана, но не во всей ее жизненной полноте, она была показана изолированно от руководимого и направляемого партийной организацией всего краснодонского подполья. И на это нашей печатью было указано писателю. Фадеев признал критику справедливой.
«Меня покритиковали не за то, что эти подпольщики плохо описаны, а за то, что нужно было шире показать деятельность нашей партии в подполье и показать не только таких большевиков, которые оказались организационно слабыми и провалились, а главным образом таких, что сумели организовать силу для действенного отпора немецко-фашистским захватчикам. Последнее, конечно, более типично, и я это еще сделаю» (1).
Это авторское свидетельство представляется особенно ценным в свете некоторых высказываний, появившихся в нашей прессе, о двух вариантах «Молодой гвардии», о том, какой вариант лучше.
Писатель углубляется в изучение новых материалов. Постепенно стали известны многие документы о деятельности партийного подполья в Краснодоне. И это позволило Фадееву воссоздать в новой редакции романа историческую действительность. То, что в новой редакции романа партийная организация показана как руководитель борьбы против оккупантов, разумеется, нисколько не умалило бессмертного подвига молодогвардейцев.
----------------------------------
1. Письмо к И. Я. Абезгаузу. «Октябрь» № 6 за 1957 год.
----------------------------------
Дополненный и переработанный автором роман был опубликован в 1951 году.
О новом издании романа «Правда» писала: «Основное достижение писателя состоит прежде всего в правдивом изображении того, как партия направляла усилия народа в борьбе с врагом. Эта важнейшая тема раскрыта в художественно выразительных образах большевиков, в реалистических сценах, дающих широкое изображение деятельности партийной организации, картины народной жизни в годы Великой Отечественной войны» (1).
В образах молодогвардейцев писатель раскрыл, какое орлиное племя новых строителей коммунизма выросло под руководством Коммунистической партии. И как бы ни были неповторимы индивидуальные черты каждого из участников «Молодой гвардии», все они являются представителями советской молодежи, которая выросла вместе со страной и впитала в себя все героическое, чем жила страна.
«Самые, казалось бы, несоединимые черты — мечтательность и действенность, полет фантазии и практицизм, любовь к добру и беспощадность, широта души и трезвый расчет, страстная любовь к радостям земным и самоограничение, — эти, казалось бы, несоединимые черты вместе создали неповторимый облик этого поколения», — писал Фадеев в романе «Молодая гвардия».
Широкий обобщающий смысл вложен в слова майора, попутчика Вани Земнухова и Жоры Арутюнянца на дорогах войны.
«Вы, ребята... — говорит им майор, — вы даже не знаете, какие вы ребята!.. Не-ет! Такое государство стояло и будет стоять!.. Он думает, он у нас жизнь прекратил! Нет, брат, шалишь! Жизнь идет, и наши ребятишки думают о тебе, как о чуме или холере. Пришел — и уйдешь, а жизнь своим чередом — учиться, работать!.. Наша-то жизнь навеки».
Кто же они, эти молодые люди, ставшие на путь смертельной борьбы с заклятым врагом?
Фадеев, строго придерживаясь фактов, рисует нам портреты этих людей, стараясь не упустить ничего, что отвечало бы особенностям характера каждого из героев, показывая вместе с тем то общее, что роднило их всех, спаяло в одну боевую семью. Писатель не стремится выде-
----------------------------
1. «Правда», 23 декабря 1951 года.
----------------------------
лить кого-либо из них. Он (Ставит каждого из них на то место, которое он занимал в действительности. И, естественно, что наиболее активные комсомольцы краснодонского подполья были признанными вожаками. «Было бы несправедливо, — писал Фадеев, — по отношению к памяти героев изображать какой-нибудь реальный подвиг, совершенный группой молодогвардейцев, забывая при этом о ком-либудь из участников этого подвига».
Герои «Молодой гвардия» — это обыкновенные советские юноши и девушки, комсомольцы. В их сознании жизнь и героический подвиг неразделимы. Быть такими, как Чапаев, прожить свою жизнь так, как прожил ее Павел Корчагин, — простая и ясная истина для молодых людей, вступивших на путь самостоятельной жизни в годину тяжелых испытаний. Такими воспитали их партия, комсомол.
В поведении этих юношей и девушек еще много детски непосредственного, и в то же время они мужественные борцы, подчиняющие все свои поступки и действия одной цели — борьбе с врагом.
Фадеев показывает главное, типическое в каждом из своих героев. У каждого из этих юношей и девушек есть свои достоинства и недостатки. Но если попытаться собрать воедино черты характеров молодогвардейцев, то перед нами во весь рост встанет образ советского молодого человека, образ идеального героя нашей современности — чистого, светлого, одухотворенного, страстного борца за идеи коммунизма, за дело, которое начало старшее поколение революционеров.
Вся жизнь молодогвардейцев как нельзя лучше отвечает идее, заложенной в боевой песне комсомольцев 20-х годов, которую Фадеев сделал эпиграфом к своему роману: «Вперед заре навстречу, товарищи в борьбе!».
И вот они, «идущие заре навстречу», — Олег Кошевой, Иван Земнухов, Сергей Тюленин, Ульяна Громова и Любовь Шевцова, Анатолий Попов, Николай Сумской, Владимир Осьмухин, Анатолий Орлов, Сергей Левашов... Они ожили на страницах романа Фадеева, чтобы навсегда обрести бессмертие.
Автор вводит читателя в мир мыслей и чувств своих героев, их действий и поступков, заставляя вместе с ними переживать и кошмар гитлеровской оккупации, и беспримерную по своему мужеству борьбу с немецко-фашистскими захватчиками.
Олег Кошевой — руководитель «Молодой гвардии». Он еще очень молод. И в то же время перед нами человек, серьезно задумывающийся над многими вопросами жизни. Все в нем — и внешность, и активность, проявляющиеся в желании «вмешиваться в жизнь людей, в их деятельность, с тем чтобы внести в нее что-то свое, более совершенное, быстрее оборачивающееся и наполненное новым содержанием», привлекает, заставляет прислушиваться. Именно эти замечательные качества выдвинули Кошевого руководителем «Молодой гвардии».
Кошевой показан Фадеевым во воей сложности его натуры. Практическая сметка сочетается у него с мечтательностью, строгость и суровость борца — с большими человеческими чувствами.
Удивительно тонко, с глубоким проникновением в психологию раскрывает писатель процесс возмужания своего героя. В сущности Олег — совсем еще мальчишка, ему хочется самому жечь скирды, убивать немцев из-за угла, расклеивать антифашистские листовки. Но, сознавая свою ответственность за организацию, за товарищей по борьбе, он умеет смирять свои мальчишеские порывы. И писатель хорошо передает это, рисуя портрет Олега.
«Олег вырос, вырос даже физически. Это был совсем взрослый парень, в лучшей своей поре. Черты скуластого лица его точно глубже легли, определились, и только в больших глазах его и где-то в складке полных губ нет-нет и возникало прежнее мальчишеское выражение, особенно когда Олег улыбался».
Добрый и отзывчивый по натуре, Олег становится жестким и непреклонным, когда сталкивается с проявлениями беспринципности, трусости, нарушением долга. Вот становится известно о дезертирстве Стаховича из партизанского отряда. И Кошевой первым произносит гневные слова осуждения, требует вывода труса из штаба «Молодой гвардии».
Фашистских захватчиков Олег ненавидит не только как врагов Родины, но и глубоко презирает их как людей, потерявших человеческий облик.
Кошевой с достоинством проходит через все испытания, выпавшие на его долю. И только седина на висках шестнадцатилетнего юноши свидетельствует о муках, которые он перенес в фашистском застенке, ни словом, ни движением не показав истязателям свои безмерные страдания.
«Олег стоял, бессильно свесив правую перебитую руку, с лицом, почти не изменившимся, только виски у него стали совершенно седые. Большие глаза его из-под темных золотящихся ресниц смотрели с ясным, с еще более ясным, чем всегда, выражением».
Таков руководитель «Молодой гвардии».
— Как вы, лейтенант Красной Армии, взрослый, умудренный жизненным опытом человек, могли целиком подчиниться юноше, почти мальчику, далеко уступавшему вам в житейском опыте? — спрашивал Фадеев Ивана Туркенича, военного руководителя «Молодой гвардии».
— У Олега была такая светлая голова, что не считаться с его авторитетом не мог бы ни один взрослый, — отвечал Туркенич.
Наиболее близкой к Олегу по своему внутреннему духовному миру и чертам характера была, пожалуй, Ульяна Громова. Уля — «высокая, стройная девушка с тяжелыми черными косами, с глазами, то брызжущими ясным сильным светом, то полными таинственной силы, скорее молчаливая, чем озорная, скорее ровная, чем страстная, но и та и другая вместе».
Девушка необыкновенно чистой и ясной души, Уля, как, наверное, никто из ее сверстников, чувствует красоту и гармонию природы. Синева неба, яркость солнечного света, пригретая солнышком трава и ее вкусный запах — весь этот многокрасочный мир как бы слит неразрывно с самой Улей. Приход немцев воспринимается Улей Громовой как нечто уродующее эту гармонию, как что-то черное и страшное, против чего можно только бороться, бороться не на жизнь, а на смерть, не страшась трудностей, мучений. Именно эта любовь к людям, к окружающему миру руководила Улей, когда она принимает решение вступить в ряды активных борцов против оккупантов. Свои сокровенные мысли Уля поверяет подружке Вале Филатовой.
«Душа, кажется, так очерствела от этой войны, ты уже приучила ее не допускать в себя ничего, что может размягчить ее, и вдруг прорвется такая любовь, такая жалость ко всему!.. Ты знаешь, я ведь только тебе могу говорить об этом», — признается Уля подруге накануне вступления немцев в Краснодон.
Цельность натуры, необыкновенное обаяние не могли не создать Уле Громовой огромного морального авторитета среди товарищей, которые, как это всегда свойственно молодости, судили о «показном и подлинном, о живом и скучном, ложном и значительном не на основе изучения и опыта, а с первого взгляда, слова, движения». Уля «была окружена тем неосознанным бережным и бескорыстным обожанием ребят, которое выпадает на долю исключительно сильных и чистых девушек».
И если в «Молодой гвардии» Олег был ее строгим разумом, то Уля Громова — ее честью и совестью. Именно так воспринимается образ Ули многими читателями романа. «До чтения «Молодой гвардии», — писала одна из школьниц Москвы, — я часто рисовала себе идеал современной молодой девушки, но, только прочитав «Молодую гвардию», я нашла именно тот идеал девушки, которому я хотела бы подражать. Мне кажется, вряд ли кто из наших советских девушек не захочет быть такой, какой была Ульяна Громова».
Буйную, неукротимую энергию, стремление к активному действию, присущие нашей молодежи, показывает Фадеев в характерах Сергея Тюленина и Любови Шевцовой — двух наиболее колоритных персонажей «Молодой гвардии».
Сережа Тюленин из тех мальчишек, которые всегда готовы совершить что-то необычное не озорства ради, а от переполняющей их, рвущейся наружу энергии, силы. Примерными их никто не назовет, и не всякий подумает, что за лихими мальчишескими проделками в них, может быть, вызревает жажда и способность на подвиг.
Не сумев определиться в воинскую часть, Сергей Тюленин решил бороться с врагами иными путями: «Я их, гадов, буду теперь везде убивать, где увижу, помяни мое слово... Лучше пропасть, чем ихние сапоги лизать», — говорит Сережа, и в этом он весь.
Вступив в «Молодую гвардию», Тюленин принимает участие во всех ее самых рискованных операциях. Он горяч, порывист, как это было на заседании штаба, где решалось, как поступить с предателем Фоминым.
— Нет, я хочу сначала сказать об этом Игнате Фомине. Неужто ж мы будем терпеть эту сволочь? — вдруг сказал Сережка, багровея от гнева. — Этот Иуда выдал Остапчука, Валько, и мы еще не знаем, сколько наших шахтеров лежит на его черной совести!.. Я что предлагаю?.. Я предлагаю его убить, — сказал Сережка. — Поручите это мне, потому что я его все равно убью, — сказал он, и всем вдруг стало ясно, что Сережка действительно убьет Игната Фомина».
Таков был полюбившийся читателям Сережка Тюленин. Казалось бы, озорной, дерзкий мальчишка, он в труднейших условиях показал трезвый ум и недюжинные способности подпольщика-конспиратора; и этот, презирающий сердечные излияния юноша, был чист и нежен.
«В душе его менялись чувство удовлетворения и азарт удачи, и последние запоздалые вспышки мести, и страшная усталость, и желание начисто вымыться горячей водой, и необыкновенная жажда чудесного дружеского разговора о чем-то совсем-совсем далеком, очень наивном, светлом, как шепот листвы, журчание ручья или свет солнца на закрытых утомленных веках...».
Такого человека не сломить. Оказавшись в лапах фашистов, Тюленин доказывает это всем своим поведением.
«Сережка молчал, когда его били, молчал, когда Фенбонг, скрутив ему руки назад, вздернул его на дыбу, молчал, несмотря на страшную боль в раненой руке. И только когда Фенбонг проткнул ему рану шомполом, Сережка заскрипел зубами». Да, он молчал. Молчал даже тогда, когда на его глазах стали избивать мать, молчал, когда его самого избивали на глазах матери. Когда Фенбонг железным ломиком перебил ему в локте здоровую руку, «Сережка стал весь белый, испарина выступила на его лбу. Он сказал: «Это — все...».
Незабываема Любовь Шевцова — «Сергей Тюленин в юбке» — девушка необыкновенной отваги и неукротимой жизнерадостности, гордой любви и жгучей ненависти к врагам. Беспокойная душа, она вечно в поисках чего-то необычного: «Какой-то живчик не давал ей покоя; ее терзали жажда славы и страшная сила самопожертвования. Безумная отвага и чувство детского, озорного, пронзительного счастья — все звало и звало ее вперед, все выше, чтобы всегда было что-то новое и чтобы всегда нужно было к чему-то стремиться».
Мы видим Шевцову в самых разных ситуациях. Она и первая плясунья, и исполнитель самых дерзких планов «Молодой гвардии». Какие только поручения не пришлось выполнять этой отважной девушке! Она и связная подпольного обкома, и бесстрашная разведчица, подосланная подпольщиками в самое логово фашистского зверя. И поистине нельзя не восхищаться ее смелостью, остроумием, находчивостью.
Она осталась такой же — несломленной Любкой-артисткой — и после ареста. Девушка вселяет бодрость в души молодогвардейцев, это по ее предложению они поют боевую песню приамурских партизан, это она, «глядя перед собой жестокими невидящими глазами», идет прямо на Брюкнера, отбивая каблуками чечетку, и это она, молча выдерживая истязания, прорывается торжествующим возгласом, услышав бомбежку города советским самолетом. «А! Трусы! Подлецы! Пришел ваш час, выродки из выродков! Ага-а!.. — кричала Любка, не в силах повернуться на окровавленном топчане и яростно стуча ногами».
С песней пошла на казнь Люба Шевцова, так и не встав на колени перед ротенфюрером СС!
Олег Кошевой, Уля Громова, Сергей Тюленин, Любовь Шевцова — четыре ярких, своеобразных человеческих характера.
А остальные участники «Молодой гвардии» — Ваня Земнухов — умный, начитанный, добрый; Жора Арутюнянц — горячий и вместе с тем рационалистического склада ума; Валя Борц — самолюбивая, но с чутким и отзывчивым сердцем; самоотверженный Степа Сафонов с его пристрастием к орнитологии; Иван Туркенич — строгий, подтянутый, организатор военных операций «Молодой гвардии»; Сергей Левашов — немного замкнутый, аккуратный и исполнительный; Владимир Осьмухин, подчиняющий свою порывистость строгой дисциплине подполья; Анатолий Попов и Виктор Петров, сестры Иванцовы и сестры Иванихины, Коля Сумской и Женя Мошков...
Все они наделены неповторимыми чертами характеров. Их имена навсегда сохранят в памяти советские люди. Поэтому Александр Фадеев и заканчивает свое произведение перечислением имен всех участников — бойцов «Молодой гвардии», погибших за нашу советскую Родину.
Герои романа своими мыслями и поступками как бы говорят читателю: иначе, чем мы жили до прихода фашистов, жить нельзя. Фадеев приводит нам свидетельства всех участников молодежного подполья, всех представителей старшего поколения, и вое они говорили, что для них нет иной жизни, а отсюда — естественность той борьбы против фашистских захватчиков, которую так самоотверженно вела советская молодежь, весь наш народ.
Для всех нас, советских людей, близки и понятны слова Ули: «Да, я могу жить только так, или я не могу жить вовсе».
В романе глубоко раскрывается внутренний мир коммунистов. «До самого конца они поддерживали в людях это титаническое напряжение сил, чтобы вынести вое, что война возложила на плечи народа. И если уже ничего нельзя было выжать из энергии других людей, они вновь и вновь выжимали ее из собственных душевных и физических сил, и никто не мог бы сказать, где же предел этим силам, потому что им не было предела». Партийные руководители даны в романе в образах Проценко и Лютикова.
В лице секретаря подпольного обкома Ивана Федоровича Проценко Фадеев выводит тот замечательный тип партийного работника, который неотделим от масс и умеет вести за собой людей. Этот «складно и ловко сшитый тридцатипятилетний мужчина» глубоко верит в творческие силы народа. «Народ надо организовать, — он сам дает из себя силы». Спокойствие, уверенность в своих силах, умение найти в сложной обстановке правильное решение, теснейшая связь с массами — вот основные качества Проценко как партийного руководителя. «Он был человек тонкий и понимал, что в любом деле нельзя обидеть ни одного работника, большого или малого, коли он, работник, вложил в дело свою долю».
Проценко обладал важным даром организатора — правильно оценивать людей. Его доверие всегда оправдано.
Вспомним его встречу с «себе на уме» колхозным дедом, который, желая проверить собеседника, играя в простачка, стал расписывать силу фашистской армии. Но Иван Федорович видел его насквозь: «Ломает ваньку» дед, не зная, кто перед ним стоит — свой или чужой.
«— Так я и поверю, что ты уверовал в эти враки! — с чертовской искрой в глазах сказал Иван Федорович. — Вот что, друг запечный, мы с тобой вроде одного роста, дай мне якую-нибудь одежу-обужу, а я тебе оставлю свою.
— Вон оно как, гляди-ка! — по-русски сказал дед, все сразу сообразив. — Одежку я тебе мигом принесу».
Или вспомним, как, убедившись в бесхребетности Стаховича, Проценко приходит к выводу, что раз струсивший человек может подвести вторично, и предупреждает через Любу молодогвардейцев о ненадежности этого человека.
Встречаясь с людьми, поручая им то или иное дело, Проценко всегда являлся в их глазах представителем партии, Советской власти. И люди верят ему, идут за ним. «Не о себе, а о народе, о Родине должен думать человек, становящийся на путь борьбы» — таков глубоко партийный принцип Ивана Федоровича Проценко. Несомненной удачей автора оказалось и то, что во втором издании романа Проценко — не только волевой, деятельный партийный руководитель, но и живой человек, горячо любящий, владеющий чувством юмора, сближающим его с людьми. Страницы, посвященные его отношениям с женой (их верная дружба и почти юношеская любовь), по-человечески глубоко волнуют.
Не часто появляется на страницах романа Проценко, но после первой же встречи с ним он все время вместе с читателем.
Непосредственным руководителем краснодонского подполья является Филипп Петрович Лютиков, участник гражданской войны, коммунист ленинского призыва. Внешне он непохож на Проценко, даже кажется его антиподом. Он сдержан, тяжеловат, как будто даже вяловат. Но это человек сильной воли, большой душевной чистоты, талантливый воспитатель. Недаром его в Краснодоне называли «коммунистической совестью». «Он был неподкупен, строг и, если нужно, беспощаден».
«Особенностью Лютикова, как и вообще этого типа руководителей, было неразрывное сочетание слова и дела. Умение претворить всякое слово в дело, сплотить совсем разных людей именно вокруг данного дела и вдохновить их смыслом этого дела и было той главной чертой, которая превращала Филиппа Петровича Лютикова в воспитателя совершенно нового типа. Он был хорошим воспитателем именно потому, что был человеком-организатором, человеком — хозяином жизни».
Лютиков схож с Проценко умением понимать людей, доверять им. Многолетний опыт работы с людьми позволяет ему быстро и верно оценивать тех, с кем ему приходится встречаться. Он, строго законспирированный подпольщик, самыми тесными узами связан с людьми через Полину Георгиевну Соколову, квартирную хозяйку Пелагею Ильиничну, инженера Баракова. Од поручает Володе Осьмухину достать закопанный в парке типографский шрифт, и, когда Володя спрашивает, можно ли сообщить ребятам о полученном задании, Лютиков говорит: «Хорошо, собери этих ребят и прямо скажи от кого действуешь — без фамилии, конечно... надо дать понять каждому своему человеку, что за всеми нашими делами партия стоит... При нашей партийной организации хорошо иметь свою молодежную группу».
Как видим, деятельность «Молодой гвардии» была неразрывно связана с подпольным партийным комитетом, который руководит ею, учит гибкой тактике, требующей находить наиболее правильное решение, сообразуясь с обстановкой.
По поручению Лютикова «Молодая гвардия» выполняет свои самые ответственные задания. Коммунисту Лютикову принадлежит разработка плана нападения на тюрьму, вооруженного восстания в городе. Буквально за всеми делами молодогвардейцев чувствуется твердая рука секретаря райкома партии.
Филипп Петрович пошел работать в электромеханические мастерские. Но «мало нашлось людей в Краснодоне, которые поверили в то, что Лютиков искренно работает на немцев». Он пошел в мастерские потому, что этого требовали интересы борьбы с врагом. И когда Лютиков предложил Олегу Кошевому использовать для лучшей конспирации клуб, где молодогвардейцы могли бы собираться легально якобы для увеселительных развлечений, а Олег из чисто принципиальных соображений стал отказываться, Лютиков подробно разъяснил ему, для чего это нужно.
Когда в одну из массовых облав Лютикова взяли фашисты, то ни зверские истязания, ни очная ставка с Олегом Кошевым так и не раскрыли немцам тайны Лютикова, а значит, и тайны подпольной большевистской организации. Особое место в романе занимают коммунисты Шульга и Валько. Они попали в лапы к немцам. Если бы речь шла только о провале этих коммунистов, какие возможны и, вероятно, неизбежны в условиях подполья, то об этом не стоило бы много говорить. Но если для Валько провал вызван случайностью, то для Шульги он закономерен. Не поверив друзьям своим Лизе Рыбаловой и старику Кондратовичу, он вверил не только свою судьбу, но и судьбу всей подпольной организации «чистому» по анкете, а на самом деле грязному типу — предателю Игнату Фомину.
Фадеев показывает нам, как эти коммунисты, попав в фашистский застенок, честно и беспощадно анализируют свою жизнь и все свои поступки. По сути дела они выносят приговор не только себе, но и тому уродливому, что имело место в период культа личности.
Запоминается сцена исповеди Валько и Шульги. В этой исповеди и гордость за то, что сделано хорошего для людей, для партии и сожаление о том, что в жизни что-то было упущено, что-то было не так. «Да, он (Шульга. — Н.Б.) знал, что привело его в эту темную камеру, и мучался сознанием того, что он ничего уже не сможет поправить, даже объяснить людям, в чем он виноват, чтобы облегчить свою душу и чтобы люди не повторяли его ошибки...
И, не щадя себя, он рассказывал Валько о том, что говорила ему Лиза Рыбалова и что Шульга отвечал ей в своей самонадеянности, и как ей не хотелось, чтобы он уходил, и она смотрела на него, как мать, а он ушел, поверив больше неверным явкам, чем простому и естественному голосу своего сердца.
По мере того как он говорил, лицо Валько делалось все сумрачней.
— Бумага! — воскликнул Валько. — Помнишь, що казав нам Иван Федорович?.. Поверил бумаге больше, чем человеку, — сказал он с мужественной печалью в голосе». Тяжела ошибка Шульги, тяжела и расплата за нее. Отступление от ленинских принципов в отношениях с людьми привело коммуниста Шульгу к трагическому концу.
В романе Фадеева мы встречаем людей старшего и среднего поколения — рабочих, колхозников, инженеров, врачей, жен, матерей и отцов, — и все они каждый по-своему вносят вклад в общенародное дело борьбы с врагом.

продолжение книги...