Тверже, организованнее проводить указания партии


С.М.Киров. Статьи и речи. Москва, 1934 г. OCR Biografia.Ru

Вернуться в Читальный зал

ТВЕРЖЕ, ОРГАНИЗОВАННЕЕ ПРОВОДИТЬ УКАЗАНИЯ ПАРТИИ
(Из речи на пленуме Ленинградского областкома ВКП(б) 16 июня 1934 г.)

Товарищи, я хотел сказать несколько слов о том, как развертывается у нас нынешний сельскохозяйственный год.
Достижения, которые мы отмечали по нашей Ленинградской области, относятся ко всему Союзу. По всему Союзу мы добились огромных успехов в проведении весеннего сева. И это несмотря на связанную с засушливой погодой частичную порчу посевов в южных районах СССР.
В борьбе со стихийными затруднениями со всей яркостью обнаружилась огромная роль того факта, что мы имеем в основном завершенную колхозную систему! Для того чтобы еще больше парализовать влияние стихийных затруднений, каждая область должна, не ограничиваясь выполнением плана сева, добиваться, чтобы хлеба уродилось больше, чтобы получше его собрать.
Что нужно сказать об итогах сева в нашей Ленинградской области? Дело не только в том, что область выполнила посевной план на 100 о/о и даже несколько больше. Первый раз в нашей области справились с севом все районы. Бывало раньше, когда мы подводили на пленумах итоги сева, находились у нас такие районы, представители которых сидели на задних скамьях и предпочитали помалкивать. Сейчас у нас все районы на положении полноправных. Это самое важное в итогах посевной кампании. Было бы отнюдь не лучше, если бы мы к примеру засеяли по области на 1—2 о/о больше, зато десяток районов недовыполнил бы свое задание. Повторяю, итоги сева по всем основным культурам говорят о том, что мы на весенних полях победили.
Мы выполнили и такие задания, которые многим казались непосильными. Я говорю об овощах и картофеле, программа по которым в этом году значительно расширена. В отдельных районах мы перевыполнили план. Даже такие районы, как Пригородный и Красногвардейский, которые имели особенно большую программу, которым приходилось особенно трудно, даже они в конце концов задание выполнили.
Эти успехи объясняются тем, что мы лучше подготовились к севу, что мы стали работать организованнее, грамотнее. Мы еще, правда, разговариваем не как агрономы, но, по крайней мере, как выдвиженцы в агрономы. Упорядочились взаимоотношения между областными и районными организациями. Мы здесь слышали сравнительно мало нареканий со стороны районов на облзу. А ведь если бы область не выполнила обязательств, между облзу и районами непременно была бы драка, потому что надо же на кого-нибудь свалить вину.
Сев нам показал, что мы могли выполнить и еще более значительный план по овощам и картофелю. Если бы например овощной план спустили в районы не в феврале, а подумали об этом с юсени, мы могли бы посадить и больше овощей.
Нужно сказать, что ранняя весна сбила с толку не только предсказателей погоды, но и кое-кого из наших областных работников, которые думали: посеешь, а вдруг замерзнет. А в районах тоже не торопились и размышляли: нет, лучше подождем директивы, замерзнет — будет на кого свалить вину.
Между тем нам, большевикам, надо быть посмелее. К севу зерновых культур льна можно было приступить и раньше. Значение раннего сева, который 2—3 года назад считался откровением, сейчас известно каждому пионеру. Ранний сев дает прекрасные результаты по всему Союзу. Так или иначе, мы закончили сев с большим активом в нашем сельскохозяйственном балансе. Но нужно сказать, что отсюда начинаются и опасности. Правда, «гром победы раздавайся» здесь еще никто как-будто не пел, но некоторое успокоение чувствуется, а успокоение — самый опасный враг в большевистской работе. Кое-кто может подумать: что плохого, если я себя «спокойно чувствую»? Ведь это же не саботаж, не разгильдяйство, не лодырничество. Нет, для большевика успокоение не годится. Секрет побед, одерживаемых большевиками, заключается в том, что они обладают внутренним хорошим творческим беспокойством.
Разве можно допустить, чтобы мы не собрали всего того, что посеяли? Мы привозили миллионы пудов с Украины, Крыма, Белоруссии. И если сейчас мы не сумеем собрать урожай и вывезти его из нашей собственной области, если мы не справимся с этим,— гнать нас надо. Разговаривать о том, что уродилось так много, что не удастся все собрать, и соберем мы так много, что не все вывезешь, заниматься перестраховками,— это значит сеять контрреволюцию. Надо сейчас же взяться за кропотливую подготовку к уборке, сохранить все то, что растет, бережно собрать, заготовить, привезти в Ленинград. Нужно составит точные, продуманные планы организации этой важнейшей работы. Если мы подготовительную работу проведем хорошо, все будет в порядке. Главное — это не терять времени, не поддаваться отпускным настроениям, а сейчас же начать боевую работу. Некоторые товарищи здесь жаловались на то, что далеко не в достаточном количестве завозится инвентарь. Конечно завозить инвентарь нужно, но если кто вздумает сидеть в районе и ждать, пока ему завезут полторы новых косилки, вместо того, чтобы сейчас же начать приводить в порядок то, что имеется на месте,— у него ничего не получится.
Погода в нашей области благоприятная. Всходы — в хорошем состоянии. Мы боялись вредителей, ждали блохи, но нам и тут повезло, пошли дожди, потом стало холодно, и блоха сдохла. Так что сейчас все идет к тому, чтобы урожай был хорошим, все есть для бодрой, энергичной веселой работы.
Нужно помнить, что достигнутые нами успехи — лишь начало огромного дела по превращению нашей Ленинградской области из потребляющей в производящую. XVII съезд требует, чтобы каждая область, каждый край создал свою собственную продовольственную базу. В будущем году нам предстоит развернуть в этом отношении еще более грандиозную работу.
Сейчас мы должны со всей решительностью переключиться на борьбу за качество. Когда едешь по полям и сравниваешь с прошлыми годами, видно, что поля наши лучше обрабатываются, чище. Но работы тут впереди еще очень много. Мы недостаточно например внимания уделяем вопросу о семенах зерна, овощей. Между тем это задача огромной важности. Чтобы у нас выросли хорошие овощи, нужно, чтобы все 100 о/о семян мы получили из нашей области. Мы должны иметь и семена пшеницы, выросшие в Ленинградской области. Нет никакого сомнения, что наши «родные», выращенные у нас в области семена огурцов,— более надежное дело, чем семена огурцов из Ленкорани например, которые не сразу привьются на новой земле. Если говорить об агротехнике, то надо начинать с этого, с семенного хозяйства.
Другая задача,не менее важная,— это привести поля в культурный вид. Колхозные наделы у нас в области меньше, чем в решающих земледельческих областях. Нагрузка на каждого колхозника, на лошадь, на трактор у нас в области меньше, чем в хлебных районах Союза. Это тем более обязывает нас в ближайшее же время взяться за приведение в культурный вид наших полей.
Правильно здесь говорил т. Васильев из Красногвардейского района о том, что мы, добившись больших успехов в разрешении зерновой, овощной, картофельной проблемы, должны подумать и о таких вещах, как ягоды и фрукты. В нашей области 15 тыс. десятин занято под садами. Из них 12 тыс. будто бы дают плоды. Но кто из вас видел, в каком состоянии находятся наши сады, тот понимает, что на деле эта цифра преувеличена. Ведь это же факт, что самое запущенное в деревне место — сад. На Кавказе сейчас каждый колхозник и единоличник обязан садить мандарины. Но как бы ни разводили мандарины в Сухуме, пока они дойдут до нас, до колхозного стола — дело долгое. А вот клубника, земляника, антоновское яблоко у пас хорошо растут,— за это мы должны крепко взяться.
Областные и районные организации, не теряя ни одного дня, должны развернуть подготовку к уборке, любовно ухаживать за посевами, обеспечить успешное проведение заготовок, проверять непосредственно каждый участок работы.
Надо сказать несколько слов и о другом важнейшем вопросе, который обсуждался на пленуме,— о нашихдорогах. О значении этой проблемы достаточно ярко говорят решения XVII съезда, подчеркивающие, что мы можем все сорвать, если не решим транспортной проблемы. И, пожалуй, нигде разрешение дорожной проблемы не произведет такой революции, как в нашей Ленинградской области. Надо же знать Ленинградскую область! Тов. Пахомов из Пригородного района говорил на пленуме о дороге Колпино—Детское Село. Построить здесь хорошую, настоящую дорогу — это значит осушить всю прилегающую территорию, по которой дорога идет, дренажировать ее. Взявшись по-настоящему за дороги, мы излечим нашу область от той дурацкой заболоченности, вред которой мы с каждым годом ощущаем все сильнее.
Здесь спорили о том, какая дорога лучше — черная или белая? По-моему, это пока преждевременные споры. Давайте сначала сделаем так, чтобы можно было проехать. А то ведь у нас есть такие уголки, куда можно добраться разве только верхом на лошади, и то по брюхо в грязи. Никакие дорожные отделы и Цудотрансы сами с этим делом не справятся. Тут нужно мобилизоваться всем. Нужно, чтобы колхозник принял в этом деле активнейшее участие. Возлагал заботы о каждом проселке непосредственно на областные организации — это значит провалить дело. А у нас бывает иной раз так. По проселку ни пройти, ни проехать. Почему, спрашивается, его не ремонтируют? Оказывается, неизвестно, кто его должен ремонтировать: областная организация, районная или сельская.
Надо за дороги взяться по-настоящему, по-революционному, по-большевистски,— это неотложная задача. Без дороги нельзя приступить ни к какому благоустройству. Какую бы самую маленькую стройку ни начать, нужно прежде всего сделать так, чтобы к ней можно было добраться.
В нашей области мы добились больших успехов в деле коллективизации. Обобществленный сектор составляет 64—65о/о. И по количеству обобществленных земельных площадей и по количеству коллективизированных хозяйств мы перевалили далеко за половину. Колхозная форма стала господствующей, преобладающей в нашей области. Нужно все силы направить на укрепление колхозной системы. Между тем кое-где в наших районах проявляется непонимание этой важнейшей задачи, наблюдаются грубые извращения политики партии в колхозном строительстве.
На одном из последних пленумов мы говорили о том, что коллективизация отстает, что тут надо пошевеливаться. Но проводить это дело следовало по-партийному, на основе полной добровольности, пресекая всякие загибы и администрирование. А у нас в отдельных районах люди так далеко зашли в нарушении партийной политики, что приходится иных руководителей не только снимать с работы, но и отдавать под суд. Особенно тут прославился Новоржевский район. Не отстает от него и Славковский. Поступившие с мест жалобы на действия этих районных организаций при проверке подтвердились. Конечно грубые ошибки допущены не только в Новоржеве и Славковичах, есть изъяны и в некоторых других районах. Вот например в Карловском сельсовета Псковского района, головотяп предколхоза застращивал старика Васина: «Иди в колхоз, или лишишься имущества».
Но открыто преследовать единоличника за то, что он не вступает в колхоз, конечно мало кто решится. И вот кое-где прибегают к системе огульных штрафов. Разумеется, там, где это требуется, нужно за невыполнение обязательств и штрафовать и наказывать, но все это надо делать строго в рамках советского закона, советского порядка. Мы не можем допустить ни малейшего нарушения принципа добровольности в колхозном строительстве.
Как правило, там, где налицо перегибы и администрирование, там; налицо и факты морального разложения отдельных коммунистов, советских работников. Были такие случаи, когда какой-либо председатель сельсовета, забирая у кулака лошадь, не отдает ее государству, а берет себе, потом лошадь привыкает к новому хозяину, новый хозяин к лошади,— и так дело и остается. С этим безобразием надо кончать самым решительным образом, людей, которые так поступают, надо судить показательным процессом, чтобы другим не было повадно.
В нашей области коллективизация достигла 64о/о. Мы занимаем господствующее положение в деревне. Мы должны диференцированно подходить к тем. кто еще не вступил в колхозы, тщательно изучать их. За пределами колхозов народ у нас разный: тут и кулаки, тут есть и середняки, пока еще не желающие итти в колхоз, тут есть даже и такие семьи, у которых отцы или братья работают на ленинградских заводах, на стройках. Нужно ко всему этому внимательно присмотреться, отделить злостных людей от тех, кто еще не понимает всего благого дела нашей колхозной политики. Надо уметь отличать врага от темного человека. К великому сожалению, канцелярско-бюрократическое отношение к делу, о котором достаточно говорилось на XVII съезде, мешает некоторым руководителям проводить правильную партийную политику. Эти люди не понимают, что на данной стадии классовая борьба принимает самые разнообразные, самые причудливые формы, что враг пытается использовать каждую ошибку, допущенную нашими организациями, чтобы дискредитировать нашу политику.
Нам придется проверить в ближайшее время каждый район — что им сделано в области массовой работы, в области агитации, пропаганды, учебы. Причем речь должна итти не только о воспитательной работе с коммунистами и кандидатами, но и о работе с широчайшими массами колхозников и единоличников. Голое администрирование, перегибы — это политика слабости и трусости отдельных неумелых руководителей. Мы должны широко развертывать пропаганду решений партии, разъяснять их широчайшим массам.
Врагов у нас еще не мало, закрывать глаза на это не приходится, классовая борьба в отдельных местах, в отдельные этапы усиливается, но в этой борьбе надо разбирать, где враг и где его нет, надо разбирать, какие методы следует применять в каждом конкретном случае. Надо строго соблюдать, хранить, проводить в жизнь нашу партийную политику.
В Славковском районе секретарь райкома и председатель рика не захотели вдумчиво отнестись к окружающей действительности, не поняли всего вреда канцелярско-бюрократического отношения к делу. Нельзя сводить все руководство к администрированию, сочинению приказов. И законы, и приказы, и обязательные постановления нужны, но нужно наряду с этим организовывать большевистскую массовую работу, изучать район, село, колхоз. Если руководитель района из 130 колхозов своего района хорошо изучит на первых порах хотя бы 10, ему будет легче изучить и все остальные.
Нужно, чтобы и работники областных организаций, приезжая в район, внимательнее относились к тому, что там происходит. А то бывает у нас так: приедет работник из области, поговорит с председателем, похвалит бригадиршу, посмотрит ясли и считает свою миссию исчерпанной.
Большое значение дшеет привлечение женщин к руководству в колхозе, сельсовете, в районных организациях. На это надо обратить самое серьезное внимание.
Если мы будем твердо, последовательно проводить партийную политику, мы безусловно обеспечим успешное проведение уборки.
Величие переживаемого ныне нами момента мы еще лучше, во всем объеме поймем через несколько лет. Самое тяжелое осталось позади. Наши успехи грандиозны. Мы на деле, по-настоящему начинаем удовлетворять растущие потребности, растущие культурные запросы масс. Пройден величайший этап. И какая школа приобретена! Пусть завтра история поставит перед нами еще более сложные и трудные задачи,— нам они не страшны, потому что завтра, обогащенные громадным опытом, мы будем еще тверже, еще более выдержанно, еще организованнее проводить указания нашей великой партии, нашего вождя товарища Сталина.