Строить быстро, дешево, прочно и хорошо


С.М.Киров. Статьи и речи. Москва, 1934 г. OCR Biografia.Ru

Вернуться в Читальный зал

СТРОИТЬ БЫСТРО, ДЕШЕВО, ПРОЧНО И ХОРОШО
(Из речи на пленуме Ленинградского городского комитета ВКП(б) 26 марта 1934 г.)

Вопрос о жилищно-коммунальном строительстве на пленуме обсужден подробно, но некоторые моменты следует оттенить крепче, чем это сделали выступавшие товарищи.
Как мы готовы к летнему строительному сезону? Конечно мы сейчас подготовлены лучше, чем в прошлые годы, но это не должно нас успокаивать. Мы должны были подготовиться много лучше. Требования жилищно-коммунальной стройки сейчас гораздо большие, чем раньше. До самого последнего времени мы строим медленно, дорого и плохо. Если взять всю промышленность нашей страны, то на одном из последних мест идет строительная промышленность. Сосредоточивая внимание на фабрично-заводской промышленности, на строительстве новых заводов и цехов, мы жилищно-коммунальной стройке уделяем меньше внимания.
Нужно бороться на этом участке против всяких загибов и прожектерства. Бывает у нас кое-где так: построят полтора дома и обязательно называют социалистическим комбинатом, соцгородком. А если разобраться — ничего социалистического в этой стройке нет. Окно должно быть в два квадратных аршина, к примеру, а сделают его в полтора, потолок ниже, чем следует. Никак это не вытекает из социалистического понимания жилищно-коммунального строительства. Многое надо пересмотреть и перестроить в практике нашей жилищно-коммунальной стройки.
Мы должны строить быстро, дешево, прочно и хорошо. Строить так, чтобы наши стройки действительно походили на социалистические. И тот, кто думает, что мы уже достаточно вооружились, чтобы осилить нынешнюю программу жилищно-коммунального строительства, тот ошибается. Мы все еще — и по партийной линии и по советской — мало внимания уделяем этой важной задаче. И если взять дома, выстроенные нами за последнее время в Ленинграде, то мы еще не многим можем похвастаться. Конечно о знаменитом массиве на Крестовском мы думали еще семь лет назад. Тогда такой массив был бы нашей гордостью, мы были бы ему очень рады, но дело в том, что стройка массива сильно затянулась, а требования неизмеримо выросли. И сейчас есть все основания жестоко критиковать строителей Крестовского массива.
Надо хорошенько прочистить мозги всяким загибщикам, у которых не разберешь, что они предлагают — где должны быть окна, где двери. Надо отказаться от мысли непременно строить массивы, гиганты. Пустырь есть — надо строить дом. А то сейчас выстроят у нас массив и, если судить по карте, должны быть здесь и газоны и фонтаны, но находится он в таком месте, что до него никак не добраться.
Рабочий требует хорошего, светлого жилища — такого жилища, в котором он бы мог культурно жить, в котором, вопреки проектам всяких загибщиков, была бы плита, чтобы он мог щи сварить, кипяток согреть. Рабочий требует культурной жизни в настоящей, а не фантастической обстановке.
Что слышали мы на пленуме из уст управляющих разными звеньями Ленсовета? Они выходили и рассказывали, какая у них программа, сколько им требуется рабсилы и т. д. и т. п. Это мы без вас знаем, дорогие товарищи! Мы знаем без тебя, т. Эдельсон, сколько дорог надо проложить и какие дороги. Ты скажи нам лучше, как ты думаешь осуществить возложенную на тебя программу. Тов. Эдельсон рассказывал нам здесь о том, что труболитейный завод надо передать Ленсовету. Это уже решено, и не об этом надо было говорить. Мы хотели бы услышать от т. Эдельсона, как он думает выполнить программу, как он подготовился, чего он будет требовать от Ленсовета, какой помощи ждет он от партийных организаций. Ничего мы этого не услышали. Видимо, у людей, руководящих жилищно-коммунальной стройкой, нет еще ясного представления о том, как они будут осуществлять программу нынешнего года. Те люди и те организации, которые должны двинуть дело жилищно-коммунальной стройки, непосредственно ею руководить, все еще находятся в состоянии какой-то растерянности.
Здесь много говорилось о планах строительства. А разве мы строим сейчас по плану? Мы подчас строим фундамент, а не знаем, что из себя будет представлять первый этаж, не говоря уже о крыше. Если по плану — так надо знать все от начала до конца, надо, чтобы руководители жилищно-коммунальной стройки имели перед собой ясную картину, что они будут делать завтра, послезавтра.
Вы знаете, у нас тяжелые условия с транспортом. Надо переключиться на водный транспорт. Весна в этом году ранняя, скоро откроется навигация. Кроме гравия весь необходимый нам материал — и кирпич и песок — находится у воды. Но у нас может случиться так, что баржи пойдут, а грузов не найдется. «Мне надо 150 тыс. т. грузов перевезти»,— заявляет иной руководитель, а когда дело доходит до заключения договора, оказывается, он подсчитывает и выясняет, что надо перевезти 30 тыс. т.; а когда пароход пристает к берегу, иной раз оказывается и грузить нечего — грузов еще нет.
С материалами условия у нас в этом году лучше, чем в прошлом. Но надо, чтобы они были еще лучше, а это опять-таки зависит от тех товарищей, которые этим делом руководят. У нас в управлениях Ленсовета еще очень много дискуссий, ходят из этажа в этаж, из комнаты в комнату, и в конце концов неизвестно — кто же должен решить вопрос. А когда вместо решения вопроса мочалку жуют, от этого только тошнота развивается, а дело не двигается. Работать надо, а не словопрениями заниматься — вот что должны усвоить наши руководители жилищно-коммунальной стройкой. Взять например наши дорожные организации. Здесь также надо бросить дискуссии, надо добиться, чтобы люди, которые сидят в этих организациях, на все 100 процентов отвечали за состояние дорожного хозяйства. А с ответственностью дело у нас еще далеко не на высоте. Тов. Клемм например из газет узнал, что Ленсовет поднял тариф на автобусы. Если я начальник транспортного управления и сегодня без меня тариф повышают, завтра я из газет узнаю, что без меня трамвайную линию разобрали и куда-то перенесли,— ничего вы с меня не спросите.
Тов. Росляков рассказывал здесь о том, как у нас обстоит дело с эксплоатацией трамвая. Выручка падает. А поглядите на внешнее состояние наших трамваев! Наше транспортное управление занято большими проектами, разрабатывает программы, но оно забыло о том, что есть депо, трампарки, за которыми надо следить, организацию дела в которых надо налаживать.
Источник всего этого один: нет достаточной ответственности за порученное дело. Реорганизация, которую мы проводим по всем линиям — партийной, советской, профессиональной,— сводится к наиболее правильной расстановке сил, повышению ответственности каждого работника, каждого руководителя. Работники жилищно-коммунального дела должны поучиться у руководителей наших фабрик и заводов, которые работают неизмеримо лучше, чем жилищно-коммунальные организации. За плохое качество работы у нас в промышленности так «благословляют», что не поздоровится. На жилищной же стройке сплошь да рядом не знаешь, кто за что отвечает, кто начал стройку, кто ее кончит. А ведь, товарищи, закон о качестве распространяется и на жилищно-коммунальное строительство. Вы читали, вероятно, о том, как поступил наш советский суд с группой руководителей патефонной фабрики за выпуск негодных патефонов. Патефон должен быть хороший — это несомненно. Но, по совести говоря, лучше все-таки сидеть в хорошей квартире с плохим патефоном, чем в дырявой квартире с хорошим патефоном. (Смех.) И если мы привлекаем к суровой ответственности тех, кто выпускает негодные патефоны, то мы имеем все основания еще более сурово поступать с теми, кто строит негодное жилье для рабочих.
Наша перестройка должна быть проведена так, чтобы на основных, решающих участках городского хозяйства были поставлены люди, соответствующие своему назначению. Надо дать им необходимые права и потребовать должной ответственности. Без этого — и транспорт будет, и материалы будут, а дела все-таки не сделаем.
«Быть вождем-организатором в наших условиях, — учит нас товарищ Сталин,— это значит, во-первых, знать работников, уметь схватывать их достоинства и недостатки, уметь подойти к работникам; во-вторых, уметь расставить работников так,
1) чтобы каждый работник чувствовал себя на месте;
2) чтобы каждый работник мог дать революции максимум того, что вообще способен он дать по своим личным качествам;
3) чтобы такого рода расстановка работников дала в своем результате не перебои, а согласованность, единство, общий подъем работы в целом;
4) чтобы общее направление организованной таким образом работы служило выражением и осуществлением той политической идеи, во имя которой производится расстановка работников по постам».
Эти указания товарища Сталина, сделанные им еще в 1924 г., целиком и полностью подходят и к сегодняшнему дню. Если большевики расставят силы так, как учит нас товарищ Сталин, не может быть таких крепостей, которых они не могли бы взять.
Мы должны правильно расставить людей, размежевать работу между ними, чтобы каждый знал, за что он отвечает, и тогда дело пойдет. Надо нам перестроить партийные организации и на жилищно-коммунальных стройках. Мы еще мало знаем, что представляет собой парторганизация на стройке жилища, водопровода, канализации, что представляет собой там профорганизация. А ведь без этих звеньев ничего не выйдет.
Если вы вдумаетесь в решения XVII съезда, вы поймете, что сейчас со всей остротой ставится вопрос о четком определении обязанностей и прав каждого работника. А у нас партийный работник часто меньше всего занимается партийной работой, он занят тем, чтобы достать железо, чтобы обеспечить снабжение. А партработа? Сидит культпропщик, маленько шебаршит — и ладно. Зато я, мол, железо достал — и станок завертелся. Роль наших партийных и профессиональных организаций заключается в том, чтобы они организовывали массу, воспитывали ее, и если они с этой задачей будут справляться, мы действительно сумеем преодолеть любую трудность. А там, где партийная или профессиональная работа поставлена плохо, там ничего не выйдет.
Могут сказать, что в городском хозяйстве условия для работы хуже, там, мол, текучесть, народ из деревни приходит,— но тем больше должна быть и ответственность партийных и профессиональных организаций. Вот недавно на одной из наших строек взяли столовую и сломали. А попробуй на заводе сломать столовую! Все дело в том, что на стройках у нас во всех звеньях слабее, больше расхлябанности, и поэтому здесь сходит с рук то, что никогда бы не осталось безнаказанным на фабрике, заводе.
В каком состоянии находится жилье, в котором живут строительные рабочие? Нередко бывает, что с виду оно как будто бы ничего, но насчет всякой санитарии дело обстоит очень печально. А порядок можно навести, стоит лишь только захотеть.
Мы безусловно в состоянии осилить программу жилищно-коммунального строительства. Могу вас уверить, что если по-настоящему навалиться на работников наших строительных трестов, все будет сделано во-время и хорошо. Многие из нас еще не прониклись сознанием, что все, что мы делаем,— это мы делаем для себя, для нашей великой коммунистической семьи. Мы подчас относимся к миллионам, затрачиваемым нами, как к чужим деньгам, которые приходят откуда-то со стороны, относимся к жилью, которое мы строим, как будто мы его строим для кого-то чужого. Мы не воспитали еще в каждом работнике великого чувства ответственности перед нашей социалистической страной, перед нашей родиной. Если уже говорить о родине трудящихся, так именно наша страна является подлинной и единственной родиной. И все, что мы делаем на нашей родине, мы должны делать настойчиво, с энтузиазмом, с любовью.
Миллионы ударников горят подлинным пафосом социалистического строительства, болеют за ту программу, которую они выполняют. Машина может быть вдет на другой край Советского Союза, а вы посмотрите, с какой любовью они к ней относятся. Возьмем недавний пример — ремонт «Красина». Рабочие в две недели сделали чудеса, потому что они прониклись великим сознанием долга, сознанием того, что надо спасти 80 наших братьев. В этом сознании долга, ответственности — основа успешной работы. Можно знать наизусть азбуку коммунизма, но если она у тебя не лежит в сердце,— ничего не выйдет, ты будешь псаломщиком коммунизма, а не борцом. Если ты хочешь быть живым коммунистическим борцом — ты должен со всей большевистской яростью ополчиться против тех недостатков, которые тормозят наше строительство.
Товарищи, которые работают на жилищно-коммунальной стройке, должны помнить, что на данной стадии социалистического строительства работа, порученная им, приобретает величайшее государственное, политическое значение. Красивое здоровое жилище становится жизненной потребностью широких рабочих масс. И мы должны по-настоящему взяться за жилищно-коммунальную стройку, и если дело тормозится — искать не стрелочника, а разоблачать подлинных виновников невзирая на лица.
Нужно положить конец безответственности, таким фактам, когда люди спокойно смотрят на допущенные прорехи. Вот например трамвайное хозяйство,— несколько миллионов рублей здесь недобрали из-за безобразной организации дела, а ходим, как именинники, будто ничего не случилось. Можно ли так работать дальше? Тут Ленсовету надо проявить величайшую оперативность, наладить зверский контроль,- чтобы предупредить прорывы, а не узнавать о них после того, как они случились. Только при настоящей большевистской самокритике, невзирая на лица мы выполним программу. Нет никакого сомнения, что подавляющее большинство работников стоят на той точке зрения, что надо работать по-новому, по-настоящему выполнять программу.
Мы еще очень дорого строим. Нужно помнить, что если мы и в нынешнем году будем строить так дорого, это скажется на программе следующего года. Снижение себестоимости приобретает в жилищно-коммунальном строительстве исключительное значение.
Все это надо понять, прочувствовать. Надо предъявить к жилищно-коммунальной стройке такие же требования, какие предъявляют большевики к любому участку социалистической работы,— и тогда мы программу выполним. (Бурные, продолжительные аплодисменты.)