Вопрос о ценах - самый острый


Хрестоматия для комсомольских политшкол I ступени, М.-Л., 1925 г. Г. Зиновьев. OCR Biografia.Ru

Вернуться в Читальный зал

ВОПРОС О ЦЕНАХ — САМЫЙ ОСТРЫЙ

Другой вопрос, который также требует большого времени и внимания это — вопрос о ценах. Крестьяне теперь видят, что за хлеб они получают, примерно столько, сколько получали до войны, а между тем за ситец, за керосин, за сахар, за гвозди они должны платить дороже, чем в довоенное время. Это обстоятельство вызывает громадное и вполне справедливое недовольство крестьянства.
Важнейшая задача настоящего времени заключается в том, чтобы уравнять цены на городские и сельскохозяйственные продукты. Здесь скрывается путь к настоящей смычке.
Нечего вспоминать прошлогодний снег! По «прошлогоднему снегу» мы шли в поход против Юденича и Колчака, но мы не придем по этому снегу к той смычке, которая требуется сейчас. Рабоче-крестьянская смычка требует сейчас более низких справедливых цен на городские товары.
Поэтому задача уравнения цен — не менее важная и не менее трудная, чем вопрос о землеустройстве.

О ценах на хлеб

Совсем недавно, всего год тому назад, нам пришлось принимать меры для того, чтобы поднять цены на хлеб, так как они упали слишком низко. В Сибири тогда платили за рожь по 30 коп. за пуд. Такая дешевая цена ударяла по крестьянину и расстраивала весь наш хозяйственный организм. В нынешнем году нам пришлось уже прибегать к иным мерам. Мы должны были позаботиться о том, чтобы цена на хлеб не вскочила слишком высоко, потому что это вызвало бы увеличение заработной платы в городах, сорвало бы денежную реформу и опять-таки расстроило бы начинающую налаживаться хозяйственную жизнь.

Почему нам пришлось снижать цены на хлеб

Как это случилось, что минувшей осенью нам пришлось снижать цены на хлеб?
Когда в августе выявился недород в ряде губерний Поволжья, Советская власть решила немедленно принять все меры к обеспечению голодающих районов хлебом для обсеменения. Стали закупать хлеб, и вот тут-то цены и подскочили почти до 2 руб. и даже 2 руб. 50 коп. Пришлось платить, потому что надо было во что бы то ни стало запастись семенами. Слухи о том, что в нескольких губерниях платят по 2 и по 2 руб. 50 коп. за пуд хлеба разлетелись по всей стране; многие крестьяне побогаче стали попридерживать хлеб: дескать, заплати мне по 2 или по 2 руб. 50 коп. Тогда и пришлось принять меры к понижению цены на хлеб.
На самом деле, если за хлеб платить 2 руб. или еще дороже, то это поставит вверх ногами весь наш бюджет, все наше хозяйство. В конце концов, такая высокая цена особенно больно ударит по хозяйству крестьянина.
Мы знаем уже по опыту, что дело не в названии денежной бумажки. Было время, когда за пуд хлеба платили по 5 миллионов, и крестьяне были «миллионерами»; рабочие также получали десятки миллионов и тоже могли считаться «миллионерами». Но за эти «миллионы» нельзя было купить хлеба, достать ситцу и гвоздей, вытопить печку. Основная забота нашего правительства заключается в том, чтобы не дать вернуться стране к этим печальным временам, когда платили за хлеб миллион или два миллиона, но миллион-то этот стоил грош. Вот почему необходимо было ограничивать цены на хлеб в нынешнем году. По этой же причине мы не можем еще пока удовлетворить полностью справедливое требование крестьян, чтобы цены на ситец, на керосин на спички, на гвозди и проч. были, примерно, такие же, какие были и до войны. Крестьянин по своему прав, когда говорит: «Раз я тебе даю хлеб по довоенной цене, ты должен мне дать городские продукты по такой же цене». Но и рабочий по своему прав, когда он говорит крестьянину: «Да, но не забывай, милый друг, что мои фабрики и заводы были разрушены до основания, не забывай, что рабочие были рассеяны по всей стране, не забывай, что у нас за эти годы поизносились машины, не забывай, что у нас вздорожало топливо, и помни, что в результате всего этого наша промышленность поднимается медленнее, чем сельское хозяйство».
Правы и крестьянин, и рабочий. И задача смычки рабочего и крестьянина в настоящий момент заключается в том, чтобы друг другу пойти навстречу. Оба должны понять, что вопрос о ценах не такой, что его можно решить в несколько месяцев, — тут шапками мы не закидаем всех трудностей; для разрешения этого дела требуются время, выдержка, труд. Вот, где кроются наибольшие затруднения в деле осуществления рабоче-крестьянской смычки.
Но денежная реформа у нас привилась,— государство и рабочий класс считают теперь своей важнейшей задачей дальнейшее повышение производительности каждой фабрики и труда каждого рабочего. Промышленность медленно и постепенно, но все же идет в гору.
За последний год есть у нас и значительные достижения в деле смыкания «ножниц», т.-е. сближения цен на городские и сельскохозяйственные продукты. В октябре прошлого года мы забили тревогу по поводу «ножниц» и всеми мерами стали добиваться более выгодных цен для крестьянства. В результате,— 1 февраля 1924 года, т.-е. через 4 месяца, сельскохозяйственные продукты поднялись в среднем на 57%, т.-е. больше, чем в полтора раза, а продукты промышленности были удешевлены на 20 процентов, т.-е. на 1/5 их прежней стоимости. А в целом, за такой короткий срок раствор «ножниц» сдвинулся вдвое. В октябре 1923 года расхождение цен было в три раза больше довоенного совтношения, а 1 февраля 1924 года — лишь в полтора раза.
Перед нами на этом пути серьезные трудности. Крестьянстве страдает еще и от того, что промышленный продукт сильно поднимается в цене, пока доходит до деревни и деревенского потребителя. Таким образом получаются «ножницы» между оптовыми и розничными ценами.
С этим явлением Советская власть решительно борется, всячески улучшая государственную торговлю и кооперацию.
Так, поднимая промышленность и улучшая торговлю, мы постепенно идем к разрешению задачи уравнения цен.