Главные явления внутренней истории европейских государств за последние десятилетия XIX в. и в начале XX в.


вернуться в оглавление раздела...

Н.И. Кареев. Историографические очерки. Новейшее время от1859 до1914 гг. Изд.,"Наука и школа" Петроград, 1923г. OCR Biografia.Ru

Главные явления внутренней истории европейских государств за последние десятилетия XIX в. и в начале XX в.

На 1859 год можно смотреть, как на время, когда кончился острый период реакции, вызванный революцией 1848 года в Западной Европе, после чего шестидесятые годы были уже периодом, когда начали осуществляться, хотя и не в полной мере, прогрессивные стремления, потерпевшие поражение после временного успеха революции. В предыдущем выпуске этого «Введения» мы разделили все общественные движения XIX века на политические, национальные и социальные и видели, что во всех трех отношениях то, к чему стремились народы в 1848 году, постигла неудача. Конституции, введенные в разных странах революцией, в большинстве случаев были или отменены, или искажены, и абсолютизм снова торжествовал по всей линии. В том же 1848 году оживились надежды итальянцев, немцев и разных народностей Австрии на лучшее национальное будущее,—где в смысле политического об'единения, где в смысле освобождения от чужеземного господства,—но потом все опять вошло в прежнюю колею. Рабочее движение под знаменем социализма, равным образом, было подавлено, притом до такой степени, казалось, прочно, что социализм считался похороненным навеки.
Итальянская война 1859 года, вызвавшая на Апеннинском полуострове ряд революций и возбудившая сильное национальное движение в Германии, открывает собою новую эпоху европейской истории, когда снова поднялись временно придушенные реакцией политические, национальные и социальные движения.
Прежде всего, в какие-нибудь два года произошло об'единение Италии, провозглашенной национальным королевством в 1861 году с распространением на него действия сардинской конституции 1848 года, единственной, какая только сохранилась от революционного года. Правда, Венецианская и Римская области не вошли в это единство, но только до поры, до времени, а именно до 1866 и 1870 годов. На всем протяжении полуострова абсолютизм сменился конституционализмом. Побитая в войнах 1859 и 1866 годах главная представительница абсолютизма на Западе, Австрия, вынуждена была в 1860—1861 годах перейти к конституционному режиму, а в 1867 году признать за Венгрией право на самостоятельное существование с конституцией, сильно ограничившей власть государя. Одновременно с этим окончил свое существование Германский союз, сменившийся сначала Северо-Германским союзом (1867), а потом Германской империей, равным образом, с конституцией, принявшей всеобщее избирательное право. В Пруссии, в пользу которой произошло об'единение, палата депутатов, бывшая в течение пятидесятых годов послушным орудием в руках власти, обнаружила самостоятельность и даже вступила в длительный конфликт с исполнительной властью. Во Франции, где конституцию второй республики заменила конституция второй империи, в шестидесятых годах также стала поднимать голову политическая оппозиция, а правительство само пошло на уступки, которые позволяли даже говорить о «либеральной империи». В 1867 году и в Англии была произведена вторая парламентская реформа, дополненная в 1885 году третьей реформой. Таким образом, в шестидесятых годах вся Западная Европа пользовалась уже конституционными учреждениями, которые потом в более или менее неизмененном виде существовали вплоть до начала мировой войны. Борьба за народное представительство окончилась, явный абсолютизм был побежден, хотя и оставил по себе многие следы в разных конституциях, а новые политические движения ставили своею целью расширение избирательного права. Во Франции вторая империя сохранила всеобщую подачу голосов, введенную второй республикой; в Германии всеобщее избирательное право было введено в 1867 году, а в начале XX века оно было даже принято в Австрии. Англия в 1867 и 1885 годах сделала большие шаги в направлении полной демократизации парламентских выборов.
Вместе с этим политическая эволюция Западной Европы во второй половине XIX века приобрела более мирный характер. Такие революции, какие были в 1820, 1830 и 1848 годах, почти не повторялись, но вместе с тем в парламентах стали образовываться,—главным образом на социальной почве,—партии, имевшие в виду радикальные изменения в государственном строе.
Литература по истории конституционных изменений, начиная с шестидесятых годов, указывается дальше под рубрикой отдельных стран.
В национальном отношении новая эпоха тоже осуществляла нег которые стремления предыдущего времени. Наполеон III даже провозгласил принцип национальностей, как руководящее правило своей политики. Первым применением этого принципа было образбвание, в 1859 году, единой Румынии из двух дунайских княжеств, Молдавии и Валахии. Затем в 1859 —1870 годах произошло об'единение Италии в национальное королевство, заменившее собою ряд прежних небольших государств. Под охрану этого же принципа Наполеон III, в своем дипломатическом походе против России поставил в начале шестидесятых годов польский вопрос. Стремление немцев к национальному об'единению организовалось под влиянием итальянских успехов 1859 года, а в 1866 и 1871 годах совершилось самое об'единение.
Около того же времени получила политическую самостоятельность и мадьярская нация, а в Австрии обострилась борьба национальностей за права языка и местной культуры. В австрийском парламенте сами «политические партии стали образовываться на племенной основе. Любопытную черту эпохи представляет собою и то, что, как об'единение Италии, так и присоединение от Италии к Франции Савойи и Ниццы сопровождалось народным голосованием местных жителей, что, было признано, но осталось неосуществленным по отношению к Шлезвигу, отнятому у Дании в 1864 году Австрией и Пруссией.
Об'единение Италии и об'единение Германии были произведены не мирными соглашениями, как о том по отношению к Германии мечтали немецкие патриоты 1848 — 49 годов, а железом и кровью. После сорока с лишним лет глубокого международного мира на Западе наступил двенадцатилетний период национальных войн, имевших результатом об'единение итальянской и немецкой наций, вследствие чего литература по этому предмету и указывается ниже в отделе о внешней политике эпохи. Другие национальные вопросы, как имевшие значение внутренних, отмечаются в обзорах соответственных стран.
Третью категорию общественных движений во второй половине XIX и в начале XX века представляют собою движения социальные. С установлением конституционных порядков повсеместно и по решении наиболее острых национальных проблем движения чисто политические и национальные стали отходить на задний план перед движением социальным, которое воскресло в первой же половине шестидесятых годов. Обострению социального вопроса способствовали: новые экономические условия, создавшие капиталистическую промышленность и развитие пролетариата, 2) демократизация политической жизни, приведшая к распространению избирательных прав и на рабочий класс, и 3) как появление новых социалистических учений, так и распространение их в широких массах при большей, чем прежде, свободе печатной и устной пропаганды. Формы, в которых выражалось рабочее движение, были троякого рода: это были образования 1) производительных ассоциаций, 2) профессиональных союзов и 3) рабочих партий. Первая из этих форм, на которую указывали ранние представители утопического социализма, а перед февральской революцией Луи Блан, не получила большого значения в жизни. Вторая форма организации классовой борьбы, на чисто экономической почве, уже в середине XIX века получила развитие в английских трэд'юнионах, а потом распространилась и в других странах. Но особенно важное значение приобрела третья форма—образование чисто классовых парламентских партий в защиту интересов рабочего класса.
Таких партий в первой половине XIX века не существовало. Первая из них возникла в Германии, где как-раз в эпоху напряженного стремления к национальному об'единению произошло отмежевание интересов рабочего пролетариата от интересов других общественных классов. Германская социал-демократическая партия, возникшая в первой половине шестидесятых годов, была примером первой рабочей парламентской партии с социалистической программой. Перед началом мировой войны эта партия имела уже пятидесятилетнюю давность, как старшая среди других таких же партий, сильная своим внутренним единством, своей дисциплиной, своей идеологией, основанной на учении Карла Маркса.
Социалистические партии в других странах образовались позднее, нежели в Германии, и во многих случаях под влиянием немецкой социал - демократии, но то обстоятельство, что в разных странах для таких партий существовали и разные политические условия, неговоря уже об экономических, приводило к тому, что везде социальное движение приобретало свой особенный, местный, национальный характер; это было, однако, только одною стороною дела.
По самому существу дела национальные интересы раз'единяют народы или, по меньшей мере, изолируют их среди других, как происходит это и по вопросам внутренней политики. Задуманное итальянским революционером Мадзини об'единение всех демократических и республиканских деятелей всех стран в единую Молодую Европу, которая должна была включать в себя Молодую Италию, Молодую Францию, Молодую Польшу и т. п., осталась в области простых мечтаний, но призыв «Коммунистического Манифеста» 1848 года,—авторами которого были Маркс и Энгельс,—приглашавший пролетариев всех стран соединяться, начал осуществляться в одно и то же время с образованием первой национальной парламентской партии, ибо тогда же, в первой половине шестидесятых годов, положено было начало Международному Обществу Рабочих, более известному под сокращенным названием Интернационала.
В шестидесятых годах социализм сделал большие успехи среди рабочих не только в Германии, но и во Франции, где это и сказалось на. восстании Парижа, 18 марта 1871 года, против национальной власти, т. е. на истории Коммуны, в которой известное участие принимали и видные члены Интернационала. Франко - германская война, поражение парижской Коммуны, преследования, которым стал подвергаться Интернационал, и внутренние в нем самом несогласия привели к тому, что в середине семидесятых годов Интернационал перестал существовать и возродился только в 1889 году на социалистическом конгрессе в Париже в сотую годовщину французской революции. Литература по социальным движениям эпохи рассматривается дальше в соответственных местах, здесь же продолжим общий обзор внутренней истории, начиная теперь уже с 1871 года.
В 1870—1871 годах Франция сделалась республикой, и завершилось об'единение Италии и Германии, т. е. так или иначе были достигнуты те цели, какие имела революция 1848 года. Однако, в сущности, все произошло далеко не так, как об этом мечтали патриоты-идеалисты во, всех трех странах. Во Франции Коммуна вызвала такую же общественную реакцию, как и июньские дни за четверть века перед тем. До 1875 года было даже неизвестно, останется ли Франция республикой или сделается монархией, впоследствии же, до самого конца века, республиканцам пришлось вести борьбу с очень значительными реакционными силами не только клерикально-аристократическими, но и крупно-буржуазными. Об'единенная кровью и железом Германия, можно сказать, поглощенная феодально - монархической Пруссией, равным образом, руководилась своим «железным канцлером» в направлении широкого политического и социального консерватизма. Той же, в сущности, политике следовали и Австрия, и Италия, а великие державы задавали тон и малый. В одном только отношении в эту эпоху проявились в некоторых правительствах тенденции, противоположные реакционному течению. Итальянское правительство, лишило папство светской власти и вообще жило не в ладах с католической церковью. Во Франции республика, едва только ей удалось упрочиться, начала борьбу с клерикализмом, овладевшим школою и пользовавшимся большим авторитетом в невежественных массах. Аналогичный характер имел и германский или, вернее, прусский культуркампф, правительственная борьба с католическим духовенством за светскую цивилизацию "нашего времени.
Старый союз феодальной аристократии с духовенством всяких вероисповеданий продолжался и во второй половине XIX века, но теперь к нему стала тяготеть и крупная буржуазия под влиянием социальных потрясений 1848 и 1871 года (т. е. парижской Коммуны). Начиная с этого времени социальный вопрос все более и более делается тем, что раз'единяло партии, получившие название буржуазных, с социалистическими партиями рабочего класса. В самом конце XIX века последние настолько усилились, что был поставлен самой жизнью вопрос о вхождении представителей социализма в состав правительства, первые примеры чего и относятся уже к началу XX века.
Таковы были главные явления политической, социальной и национальной истории, более или менее общие всей Европе. Еще одну из таких сторон, либерализм, и другую, получившую в самом конце XIX века название империализма, мы рассмотрим под рубрикой международной политики, остановившись здесь только на третьей черте, именно на политической партийности.
Развитая политическая жизнь предполагает существование политических партий, которые, отвлеченно говоря, бывают четырех категорий, могущих, кроме того, быть предметом попарного обобщения. Две партии обыкновенно тяготеют к прошлому, две, наоборот, устремляются к будущему. В первой паре одни пытаются повернуть колесо истории вспять, реставрировать уже отмененную жизнью старину, что и характеризует реакционеров в более тесном смысле, тогда как другие желают предохранить существующий порядок от дальнейших изменений, в чем и заключается истинная сущность консерватизма, как такового. В другой группе, в прогрессивной, существует такая же разница между эволюционным и революционным способами осуществления идеалов, которые сами могут быть или более умеренными, или более радикальными. Такова общая схема, но в действительности она осложняется многими привходящими элементами разных интересов: сословных, классовых, национальных, профессиональных и даже исторических традиций. Только Англия долго выдерживала свое старое деление на две большие партии ториев и вигов, в большинстве же случаев,—что можно признать характерною чертою последних десятилетий,—является значительное партийное дробление, даже, напр., среди социалистов, как это наблюдается во Франции. Другая характерная черта новейшей политической партийности, это ее организованность. Политические партии вырабатывают более или менее точные программы и выставляют определенные платформы, внутренне организуются с центральными комитетами во главе и требуют от своих членов известной дисциплины, стремятся иметь свои органы печати и агитировать на митингах, на партийных с'ездах. Вот почему тот, кто желает ориентироваться в современной политической жизни, должен знать не только оффициальное политическое устройство отдельных стран, но и существующие в них политические партии. Это тем более необходимо, что в основе деления на партии лежит не только различное отношение к тем или другим политическим вопросам, но и расхождение интересов социальных или национальных. Как-никак, одних людей об'единяет, - других раз'единяет принадлежность их либо к тем или другим социальным классам, либо к тем или иным племенным группам. Партии являются наилучшими показателями того, как в обществе переплетаются, сталкиваются, взаимно уравновешиваются разные социальные и национальные течения. Отсюда становится понятным, почему даже в заголовках Некоторых общих книг о современной политической жизни, не говоря уже о самом их содержании, отмечается, что речь идет в них и о партиях, и почему, кроме того, существует целая литература о партиях, где они рассматриваются не только исторически, но и теоретически.
В первом отношении обращает на себя внимание уже рассматривавшаяся в 17 вып. книга Сеньобоса 1.) «Политическая история современной Европы» с подзаголовком «Эволюция партий и политических форм , где «партии» даже предпосылаются «политическим формам». Такое же значение политических партий выдвигается в тоже уже бывших указанными: в сборнике под ред. Е. Смирнова с общим заглавием «Государственный строй и политические партии в Зап. Европе и в Соединенных Штатах» и в книге А. Лоуэля «Правительства и политические партии в Западной Европе» (1905). Существует и специальная литература о политических партиях вообще. Одно из первых теоретических рассуждений о партийности принадлежит известйому реакционному прусскому писателю середины XIX века Юлию Шталю, который в своей книге «Современные партии в церкви и государстве» 2. классифицирует их по их отношению к легитимности и к революции. Другой более ранний консервативный писатель, швейцарец Ромер в «Учении о политических партиях» 3. ищет психологической основы для разделения людей на политические

________________
1. Вып. 17, стр. 21—22.
2. I.Slahl. Die gegenwartigen Parteien in Kirche und Staat (1863).
3. Fr. Corner. Lehre von der politischen Parteien (1844).

________________
партии в возрастном разделении, в юношеском радикализме и в консерватизме зрелого возраста, что, конечно, может быть принято только с очень большими оговорками. Эту теорию принял потом, сильно ее переработавши, либеральный государствовед Блунчли в книге под заглавием «Характер и дух политических партий» 1). Вся марксистская литература видит в политических партиях только отра-ление классовых интересов, что обыкновенно принимается лишь с оговорками же. Гораздо ближе к действительности те взгляды на партии, которые образуются под влиянием сравнительно-исторического их изучения, для которого накопился большой исторический материал, но которое едва только начинается. Одним из последних произведений такой теоретической литературы является именно историческое рассмотрение партийности и еей общественного значения в книге Киндермана, специально посвященной этому вопросу 2). Большая часть фактических сведений о политических партиях последнего времени состоит из книг по истории партий в отдельных странах или даже по истории отдельных партий. Общий труд по вопросу представляет собою книга: П. Берлин «Политические партии в Западной Европе» (1907).
Что касается до новейших (начиная с 1860 г.) конституций, то их сборники и теоретические о них трактаты отчасти были уже указаны в предыдущем выпуске, отчасти указываются дальше в параграфах об отдельных странах. Равным образом, литература по национальному вопросу была указана в своем месте (вып. 17, стр. 41). Здесь только напомним о сборнике под заглавием «Формы национального движения в современных государствах» (1910), дающем большой материал.

______________
1). Bluntschli. Charakter und Geist der politischen Parteien (1869)
2). C. Kindermann. Parteiwesen und die Entwickelung in ihren Wirkungen auf die Kultur der modernen Volker (1907).

______________