Рецензия на книгу Г. Могра «Последние дни одного общества»


вернуться в оглавление раздела...

Плеханов Г.В. Избранные произведения и извлечения из трудов. Изд."Мысль", Москва,1977г. OCR Biografia.Ru

Рецензия на книгу Г. Могра «Последние дни одного общества»

...Французская аристократия того времени * может служить интересным образчиком класса, находящегося в упадке и быстрыми шагами приближающегося к своей погибели. Западноевропейское дворянство вызвано было к жизни исторической необходимостью общественного разделения труда. В лучшую пору своего существования оно было правящим и военным сословием. Из этой его общественной службы выросли все его привилегии, которые первоначально не противоречили никакой справедливости, так как являлись единственным возможным в то время способом экономического обеспечения класса, по самому роду своей общественной службы не могущего принять непосредственное участие в общественном производстве. Но по мере того, как развитие общественных производительных сил выдвигало новые общественные нужды, удовлетворить которые могла тогда лишь абсолютная монархия, и по мере того, как с упрочением этой монархии росла бюрократия и постоянная армия, исчезал и исторический смысл существования дворянского сословия. Оно делалось все более и более бесполезным сословием, годным лишь на то, чтобы блистать в залах Версаля и других королевских резиденций. Сообразно с этим и привилегии его становились невыгодными для существующего общества и вредными для его дальнейшего общественного прогресса. Тогда и началось то оппозиционное движение некогда совершенно безответного третьего сословия, на почве которого возникли все новаторские стремления восемнадцатого века в области философии, политики, литературы и искусства. Пока дело не дошло до отмены отживших свое время учреждений, образованная часть дворянства не только не восставала против этих новаторских стремлений, но даже сочувствовала им,— совершенно так, как сочувствовало когда-то образованное духовенство Италии языческому духу Возрождения. Это явление очень интересно с точки зрения психологии классов; оно заслуживало бы

* Конец XVIII в.

подробного рассмотрения. Напомним хоть то, что в XVIII веке французская аристократия — как светская, так и духовная — очень скептически относилась к религии. В ней быстро распространился деизм и даже атеизм. «Однако и наиболее неверующие продолжают видеть в религиозности признак хорошего тона,— говорит Могра,— а главное — полезную узду для низших классов... Поэтому-то скептическое и атеистическое общество сохраняет религиозную обрядность и навязывает народу те самые верования, над которыми смеется. Оно ходит к обедне, причащается, призывает священника к одру умирающих; в некоторые особо торжественные дни церкви бывают- переполнены; в праздник тела господня и другие большие праздники кардиналы, епископы, сановники в лентах, члены судебного ведомства в красных мантиях,-все представители государственного управления теснятся вокруг святых даров; кортеж отличается величайшей торжественностью; пушки отдают салют, войска — военные почести, все присутствующие набожно опускаются на колени. Все исполняют религиозные обязанности, но сколько атеистов среди этих якобы верующих!» Когда впоследствии это же самое общество рукоплескало бедным вандейским крестьянам, восставшим на защиту религии, то оно, конечно, руководствовалось соображениями, с религией не имеющими ничего общего. Замечательно, что один из самых даровитых и блестящих представителей французской аристократии, Шатобриан, в своем «Genie du Christianisme» * защищал христианскую религию главным образом с эстетической точки зрения. Всякий искренне верующий человек увидел бы в такой защите простое кощунство.
«В бога уже не веруют; но так как влечение к чудесному и сверхъестественному присуще человеческой природе,— говорит Могра,— то веруют в Месмера, в Калиостро, в волшебство, верят гадальщицам и боятся пятницы, тяжелого дня» (стр. 9). В другом месте он удивляется: «Никто не веровал уже в бога, но все уверовали в Калиостро»,— и рассказывает, как его герой Лозэн вместе с герцогом Шартрским и другими светскими львами занимался вызыванием дьявола и тому подобными нелепостями (стр. 402 и след.). Но что же показывает такое настроение высшего парижского общества?

* «Гений христианства». Tours, 1868.

То, что это общество еще не доросло до трезвого философского взгляда на природу, но что в то же время его уже не могла удовлетворять та совокупность верований, которая сложилась в средние века, на гораздо более низкой стадии общественного развития. Оставляя в стороне вопрос о том, как относится вера в чудесное к человеческой природе, можно с уверенностью сказать, что одной этой веры совершенно недостаточно для господства в данной среде системы догматов. Для такого господства нужно известное общественное настроение, обусловливаемое известными общественными отношениями. Во Франции прошлого века старые верования рушились именно потому, что все более и более расшатывались старые общественные отношения...