Лекции об искусстве


вернуться в оглавление раздела...

Плеханов Г.В. Избранные произведения и извлечения из трудов. Изд."Мысль", Москва,1977г. OCR Biografia.Ru

Лекции об искусстве

...Искусство есть средство общения между людьми, а также и средство борьбы между ними. В обществе, разделенном на классы, искусство выражает то, что считается хорошим и важным в том или другом классе, и вообще все то, что наиболее занимает данный класс настоящее время (его мысли, вкусы и иллюзии, как выражается Маркс). Во Франции XVII и XVIII вв. это сознание того, что важно, не было религиозным (а в XVIII в. оно было даже антирелигиозным сознанием). Это сознание в обществе, разделенном на классы, чаше всего определяется не непосредственно экономикой, а теми общественными отношениями и нуждами, которые развились на почве существующих экономических отношений. Когда искусство выражает тенденции восходящего и потому революционного класса, оно есть важное средство в борьбе этого класса за свое существование, важное орудие прогресса (школа Давида до революции). Когда оно выражает тенденции падающего класса, оно не облегчает его борьбы за существование, но просто развлекает его в его праздности. Расцветает в золотой век апогея...
...Искусство есть одна из так называемых идеологий, т. е. один из духовных продуктов общественной жизни людей.
Говоря, что искусство есть одна из идеологий, я тем самым ставлю его на одну доску с другими идеологиями: с религией, с философией, с правом и т. д.; каждая из этих идеологий тоже представляет собой духовный продукт общественной жизни.
Если это так, то выходит, что мой ответ страдает неопределенностью. Он указывает на родовой признак предмета, не указывая его видового признака. И я, конечно, не позабуду об этом в своем изложении. К указанному мною родовому признаку я прибавлю также видовой признак. Но прежде чем сделать это, я хочу обратить ваше внимание вот на какое обстоятельство.
Хотя данное мною определение искусства, как одного из духовных продуктов общественной жизни, и страдает мною же указанной неопределенностью, но оно все-таки дает нам возможность выяснить себе, если не то, чем отличается искусство от других идеологий, то по крайней мере, то, что свойственно ему вместе с ними.
Что же именно свойственно ему вместе с другими идеологиями? Что общего у него с ними?
Да именно то, что оно, подобно всем им, представляет собою духовный продукт общественной жизни. Каждый из таких продуктов отражает собою общественную жизнь особым свойственным ему образом. Еще Гегель сказал, что философия есть: «ihre Zeit in Gedanken erfasst» *. Что касается религии, то, разумеется, ни один верующий человек не согласится с тем, что его религия есть лишь выражение своего времени. Но всякий верующий человек, не лишенный некоторых знаний по истории религий, согласится признать по крайней мере то, что все остальные религии, кроме той, которую он считает истинной, известным образом выражают собой то время, [к] которому относится их возникновение и развитие...


Ответ на анкету о будущности религии, проведенную журналом «Mercure de France»

Вы спрашиваете: присутствуем мы при разложении или при эволюции религиозной идеи и религиозного чувства?
Вы позволите мне стать на социально-эволюционную точку зрения и формулировать вопрос следующим образом: не является ли разложение религиозной идеи естественным концом ее эволюции.
Чтобы ответить на этот вопрос, отдадим себе отчет в том, чем была до настоящего времени эволюция этой идеи.
Но прежде всего, что такое религия? Если мы воспользуемся тем определением, которое Эдуард Б. Тэйлор называет «определением-минимум термина религия», то мы скажем, что религия есть вера в духовные существа, существующие наряду с телами и естественными процессами **. Эта вера, составляющая необходимый элемент всякой религии, служит в то же время для объяснения

* «данное время, схваченное в мыслях».
** Правда, что духовное существо не есть еще бог. Чтобы стать богом, духовное существо должно совершить известную эволюцию. Бог — это духовное существо, связанное взаимными услугами с данным племенем или народностью. Но всякий бог есть духовное существо. В данном случае для нас это вполне достаточно.

всех явлений природы. Но на более высокой стадии социальной эволюции к этому первоначальному элементу присоединяется еще новый: элемент моральный.
Связь между этими двумя элементами становится все более и более тесной. И тогда мы приходим к тому, что я мог бы назвать «определением-максимум термина религия»: вера в духовные существа, связанная с моралью и служащая ей санкцией. Вот почему для многих сущность религии заключается в морали.
Но мы далеки еще от конца этой эволюции.
Связь между моралью и религией, казавшаяся неразрывной, осуждена на исчезновение в силу прогресса человеческого разума.
Научное объяснение феноменов может быть только материалистическим. Вмешательство духовных существ, которое в глазах дикаря объясняет все явления, ничего не объясняет в глазах Вертело; значение такого объяснения уменьшается для каждого цивилизованного человека по мере того, как он усваивает результаты работы науки.
Если многие верят еще в существование духов и сверхъестественных существ, то это потому, что, по разным причинам, они не смогли победить препятствий, которые мешают им стать на научную точку зрения.
Когда препятствия эти будут устранены,— а все заставляет думать, что это будет делом социальной эволюции,— исчезнет всякий след супранатуралистической концепции, и тогда мораль вынуждена будет занять свое самостоятельное место. Религия, в максимальном смысле этого слова, перестанет существовать.— Что касается религиозного чувства, то, очевидно, и оно исчезнет вместе с разложением религиозной идеи. Но в чувствах, конечно, больше консерватизма, чем в идеях. Еще могут быть и будут, по всей вероятности, пережитки, которые породят ублюдочные, полуматериалистические, полуспиритуалистические концепции мира. Но и эти пережитки в свою очередь осуждены на исчезновение, в особенности когда исчезнут некоторые социальные учреждения, якобы санкционированные религией.
Прогресс человечества несет с собой смертный приговор и религиозной идее, и религиозному чувству. Робкие или заинтересованные люди выражают опасение за судьбу морали. Но, повторяю, мораль может вести самостоятельное существование.
Вера в духовные существа даже и теперь далека от того, чтобы быть опорой морали. Напротив, религиозные верования цивилизованных народов нашего времени в большинстве случаев отстали от морального развития этих народов.
В. К. Клиффорд справедливо замечает: «Если бы люди не были лучше своих религий, мир был бы адом».