Дальнейшее развитие исторического материализма


Краткий очерк истории философии
Под ред. М. Т. Иовчука, Т. И. Ойзермана, И. Я. Щипанова.
М., изд-во «Мысль», 1971 г.
OCR Biografia.Ru


В своих произведениях, относящихся к изучаемому периоду, основоположники марксизма на основе исследования «анатомии» капиталистического общества развивают, обогащают, конкретизируют основные положения исторического материализма, дают классическую формулировку наиболее общих законов общественного развития.
Новым вкладом в марксистское учение о решающей роли труда как в антропологическом становлении человека, так и в его последующем развитии было классическое положение Маркса об определяющей роли общественного производства в развитии всех сторон общественной жизни.
В первом томе «Капитала» Маркс рассматривает основные моменты труда как специфически человеческой деятельности, отличающей человека от других животных и составляющей естественное условие существования человеческого общества. Животным, подчеркивает Маркс, свойственны инстинктивные формы труда, человек отличается от них прежде всего изготовлением орудий труда. Его трудовая деятельность носит, следовательно, сознательный и целесообразный характер. Орудия труда суть главный показатель уровня развития материального производства. Экономические эпохи, пишет Маркс, различаются не тем, что производится, а тем, как производится, какими средствами труда.
Существо марксистского положения о решающей роли общественного производства не сводится, таким образом, к признанию того, что без производства материальных благ невозможна общественная жизнь. Это было известно и домарксистской социологии. Маркс понимает производство не просто как необходимое условие человеческой жизни, а как определяющую основу всех форм общественной жизни и ее развития. С этой точки зрения огромное значение приобретает понятие «производственные отношения», образующее важнейшую категорию исторического материализма.
По своей природе производство есть общественный процесс. Для того чтобы производить, люди вступают в определенные, независимые от их воли и сознания общественные отношения, которые соответствуют уровню развития производительных сил общества. И так же как производительные силы, будучи результатом труда предшествующих поколений, независимы от каждого данного поколения, так и производственные отношения не избираются людьми по произволу, а объективно необходимы. Производительные силы составляют содержание процесса общественного производства, производственные отношения — его необходимую форму.
Разъясняя понятие производственных отношений, Маркс указывает, что они включают в себя отношения людей к средствам производства (форма собственности), отношения обмена продуктами производства (например, товарный обмен) и отношения распределения произведенных продуктов, непосредственно связанные с распределением собственности на средства производства. То, что в разные исторические эпохи существуют различные формы собственности, объясняется различным уровнем развития производительных сил. С этих позиций Маркс наносит уничтожающий удар по буржуазной догме о вечности и естественности частной собственности. Так, он показывает, что на ранней ступени общественного развития, когда уровень производительных сил был еще весьма низок, не, было и в помине частной собственности; тогда господствовала первобытнообщинная форма собственности, которая затем вследствие прогресса производительных сил сменилась рабовладельческой собственностью.
Дальнейший прогресс производительных сил привел к замене рабовладельческой собственности феодальной. И наконец, последняя форма частной собственности — капиталистическая собственность, соответствующая сравнительно высокому уровню развития производительных сил. Прогресс капиталистического производства приводит к конфликту между производительными силами и частнособственнической формой их развития. Это противоречие и составляет экономическую основу социалистической революции, которая уничтожает последнюю, капиталистическую форму антагонистических производственных отношений и устанавливает общественную собственность на средства производства, создающую беспредельные возможности для развития общественного производства.
Изучение развития общественно-экономических формаций и закономерности перехода от одного способа производства к другому приводит Маркса к открытию одного из наиболее общих и наиболее важных законов общественно-исторического процесса — закона соответствия производственных отношений уровню и характеру производительных сил. Этот закон вскрывает определяющую роль производительных сил по отношению к производственным отношениям, зависимость последних от производительных сил, от уровня их развития. Но так как производство непрерывно развивается, прогрессирует, то развитие производительных сил неизбежно вступает в противоречие с производственными отношениями, сложившимися на предшествующей стадии их развития. Это противоречие в условиях классового антагонистического общества неизбежно перерастает в конфликт, так как господствующий класс стремится сохранить устаревшие производственные отношения, образующие экономическую основу его политического господства. Это и приводит к революции, устанавливающей новые производственные отношения, соответствующие новым производительным силам.
Таким образом, открытый Марксом закон соответствия производственных отношений производительным силам выявляет движущие силы общественного развития.
Из всей совокупности общественных отношений Маркс и Энгельс выделяют первоначальные, основные — производственные отношения, определяющие все другие общественные связи между людьми. Совокупность производственных отношений Маркс и Энгельс характеризуют как экономическую структуру общества. Последняя определяет его политические, идеологические и иные учреждения и господствующие в нем взгляды. Это значит, что производственные отношения исследуются историческим материализмом в двух аспектах: с одной стороны, как форма развития производительных сил, с другой — как основа, базис развития политической и идеологической жизни общества.
Это положение о двойственной роли производственных отношений или об органической, внутренней связи всех сторон общественной жизни с развитием общественного производства и его формой — центральное положение исторического материализма. Исходя из него, основоположники марксизма, теоретически подытожив колоссальный фактический материал, формулируют понятия общественно-экономической формации, способа производства, закономерности классовой борьбы и социальных революций и т. д. Эти основные понятия исторического материализма служат исходными теоретическими предпосылками для конкретно-исторического исследования капиталистической формации, которое приводит Маркса и Энгельса к важнейшим социологическим выводам, и прежде всего к выводу о неизбежности революционного перехода от капитализма к социализму путем пролетарской революции и установления диктатуры пролетариата.
В письме к Вейдемейеру (1852) Маркс писал, характеризуя основные положения своего учения: «То, что я сделал нового, состояло в доказательстве следующего: 1) что существование классов связано лишь с определенными историческими фазами развития производства, 2) что классовая борьба необходимо ведет к диктатуре пролетариата, 3) что эта диктатура сама составляет лишь переход к уничтожению всяких классов и к обществу без классов». Здесь дано краткое, точное определение сути научного коммунизма, его коренного отличия от всех предшествующих, в том числе и прогрессивных, социально-политических учений. Доказательством этих положений, обосновывающих неизбежность коммунизма, служит для Маркса научное, материалистическое обобщение истории человеческого общества от наиболее ранних его ступеней до высокоразвитых капиталистических общественных отношений.
Применяя метод исторического материализма к исследованию не только капиталистического общества, но и к будущему общественному строю, предпосылки которого складываются в условиях капитализма, Маркс гениально предвосхищает основные черты коммунизма и вскрывает коренное отличие коммунистической формации от предшествующего буржуазного общества. Коммунизм, разъясняет Маркс, имеет своей экономической основой общественную собственность на средства производства как такую форму производственных отношений, которая соответствует высокому уровню развития производительных сил, общественному характеру производства и создает условия для его беспредельного развития. Подвергая критике мелкобуржуазное представление о коммунизме, Маркс разъясняет, что коммунизм не отменяет необходимости трудиться. Эта необходимость составляет постоянное условие и внутреннюю движущую силу человеческого развития не только в докоммунистических общественных формациях, но и при коммунизме.
Отличие коммунизма от предшествующих формаций заключается, следовательно, не в том, что он отменяет необходимость трудиться, а в том, что благодаря высокому развитию производительных сил,- ликвидации классовых различий, противоположности между городом и деревней, умственным и физическим трудом коммунизм создает наиболее благоприятные условия для такой трудовой деятельности людей, которая способствует их всестороннему физическому и духовному развитию. Развитие крупного механизированного производства, автоматизация,всестороннее использование науки для увеличения производительности труда, для открытия новых источников энергии закономерно приведут к тому, что при все уменьшающихся затратах живого человеческого труда масса общественного богатства будет все более и более увеличиваться. Благодаря этому коммунизм сделает возможным удовлетворение всех исторически развившихся потребностей общественного человека, которое будет приводить к возникновению новых потребностей, а эти потребности будут удовлетворяться благодаря непрерывному развитию общественного производства. Таким образом, удовлетворение потребностей человека будет стимулировать, с одной стороны, развитие производства, а с другой — возникновение новых общественных потребностей. Развитие общественного индивида, всестороннее проявление и совершенствование его способностей — вот что, как говорит Маркс, будет важнейшим результатом коммунистического преобразования общественных отношений. А это в свою очередь станет могущественной силой дальнейшего прогресса общественного производства. Опыт социалистического строительства в СССР и других странах полностью подтверждает эти глубокие теоретические положения Маркса, наглядно показывая, что социальное раскрепощение трудящихся — основа великих достижений в развитии социалистического производства.
Развитие производительности труда означает, что в более короткое время производится большее количество необходимых предметов. Однако только коммунизм может предоставить трудящимся все свободное время, образующееся благодаря развитию производительных сил. «Тогда, — говорит Маркс, — мерилом богатства будет уже не рабочее время, а свободное время. Рабочее время в качестве мерила богатства предполагает, что само богатство основано на бедности и что свободное время существует в противоположность и благодаря противоположности его прибавочному рабочему времени, или что все время индивида закрепляется как рабочее время и его таким путем обрекают существовать только в качестве рабочего, полностью подчиняют его игу труда». Сокращение рабочего дня, увеличение свободного времени рабочего, говорит Маркс, также способствуют прогрессу коммунистического производства. При коммунизме свободное время не время безделья после утомительнейшего труда, а условие всестороннего физического и духовного развития индивида, что в свою очередь будет способствовать дальнейшему росту производительности труда. Коммунизм делает труд жизненной потребностью для каждого отдельного человека. Конечно, и при коммунизме, подчеркивает Маркс, труд не может превратиться в игру, как это утверждал Ш. Фурье. Однако необходимость труда станет внутренней, личной необходимостью для всех членов общества, так как благодаря коммунистическому преобразованию общественных отношений труд и всестороннее развитие человеческой личности становятся неотделимыми друг от друга.
Разрабатывая исторический материализм как теорию и метод исследования общественно-исторического процесса, Маркс и Энгельс, с одной стороны, выявляют наиболее, общие законы общественного развития, с другой стороны, они исследуют качественно отличные друг от друга исторические эпохи, общественно-экономические формации, изучение которых составляет главную задачу марксистской науки об обществе. Решая первую задачу, Маркс показывает, что все исторические эпохи развития общественного производства имеют определенные общие черты, которые должны быть выделены и обобщены. «Производство вообще — это абстракция, но абстракция разумная, поскольку она действительно выделяет общее, фиксирует его и потому избавляет нас от повторений». Анализ этих общих черт показывает, что они по-разному проявляются в различные исторические эпохи. Одни из этих общих черт принадлежат всем эпохам, другие — лишь некоторым; одни из них составляют необходимое условие всякого производства, другие - лишь определенных его исторических форм.
С этой точки зрения Маркс рассматривает, в частности, отношение производства и потребления как одну из наиболее общих социологических закономерностей. Производство — основа потребления не только потому, что оно создает предметы, которые затем потребляются, но и потому, что сама потребность в определенных предметах производства всегда развивается и удовлетворяется благодаря развитию производства. С точки зрения идеализма потребности предшествуют производству, поскольку идеализм понимает человеческие потребности абстрактно, не учитывая их конкретной исторической формы. Материалистическое понимание истории, напротив, исходит из того, что потребности в их конкретной исторической форме как определенные потребности в определенных предметах (а не потребности вообще) представляют собой продукт производства. «Не только предмет потребления, но также и способ потребления создается, таким образом, производством, не только объективно, но также и субъективно».
Исследуя диалектику производства и потребления, Маркс показывает, что потребление не пассивное следствие производства. Во-первых, само производство есть потребление рабочей силы и определенных предметов сырья. Во-вторых, потребление создает потребность в новом производстве. И наконец, даже личное потребление также есть в основе своей процесс воспроизводства рабочей силы. Поэтому производство и потребление суть противоположности, диалектически связанные друг с другом и друг в друга превращающиеся. «...Производство есть непосредственно потребление, потребление есть непосредственно производство. Каждое непосредственно является своей противоположностью. Однако в то же время между обоими имеет место опосредствующее движение». Для гегельянца, замечает Маркс, нет ничего проще, как отождествить производство и потребление исходя из диалектического взаимопревращения этих двух сторон единого процесса. В действительности же диалектика производства и потребления не только не устраняет, но и постоянно воспроизводит различие между ними.
Характеризуя наиболее общие особенности развития общества на всех стадиях его существования, Маркс вместе с тем указывает, что определения, общие всем историческим эпохам, недостаточны для понимания той или иной конкретной исторической эпохи. Отсюда вытекает необходимость конкретных социальных исследований, блестящие образцы которых, дали Маркс и Энгельс.
Буржуазные критики исторического материализма всегда пытались и пытаются ныне представить исторический материализм как некую универсальную схему общественно-исторического процесса, которая заранее, до конкретного исследования, устанавливает границы мировой истории, ее начало и конец. В действительности же исторический материализм представляет собой теоретическое подытожение всемирной истории, подобно тому как марксистская гносеология есть теоретическое обобщение истории познания. Такое обобщение всемирной истории — необходимая теоретическая предпосылка для последующего исследования общественно-исторического процесса, но оно, конечно, не подменяет этого исследования.
«Капитал» Маркса, так же как и исторические работы основоположников марксизма («Крестьянская война в Германии» Энгельса, «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта», «Классовая борьба во Франции с 1848 по 1850 г.» Маркса, «Революция и контрреволюция в Германии» Энгельса и т. д.), наглядно показывает, что и для самих основоположников марксизма исторический материализм служил в качестве теории и метода исследования общественной жизни. И не случайно поэтому исторический материализм нашел свое дальнейшее развитие прежде всего в тех произведениях Маркса и Энгельса, которые посвящены конкретному исследованию определенных исторических периодов.

продолжение книги ...