Купить ресницы.

Энгельс и эмигранты


Е. Таратута, «Русский друг Энгельса»
Изд-во «Советская Россия», М., 1970 г.
OCR Biografia.Ru


В конце 1890 года Степняк выехал в Америку для сбора средств в пользу развития русского революционного движения, мечтая возродить дело Герцена и приступить к изданию в Лондоне революционной литературы.
С ним поехала и Фанни. Джордж Кеннан обещал ейу всяческую помощь в организации митингов и со стороны американских газет.
Энгельс был в курсе этого предприятия Степняка. И кода он получил письмо итальянского социалиста Филиппо Турати из Милана от 23 февраля 1891 года, в котором тот писал между прочим: «Знакомы ли Вы со «Степняком» из «Free Russia»? Он может Вам рассказать обо мне и о наших друзьях из Милана», то Энгельс ответил ему 7 марта 1891 года: «Ваш друг Степняк совершает в настоящий момент путешествие по Америке».
Степняк вернулся в Лондон в начале июня 1891 года. Поездка его была успешной. Он выступал в разных городах США на многочисленных митингах, читал лекции и доклады о русской литературе и о русской революции.
Ему удалось собрать некоторую сумму (меньше, чем ожидал!), и он вместе с друзьями — политическими эмигрантами Феликсом Волховским, Михаилом Войничем, недавно бежавшими из России, и другими — организовал в Лондоне «Фонд Вольной Русской Прессы» для издания и транспортировки в Россию нелегальной литературы.
Вероятно, в эти дни будущий автор «Овода» Лили Буль и Михаил Войнич побывали у Энгельса по рекомендации Степняка. Э. Л. Войнич писала мне 30 мая 1957 года в ответ на мой вопрос, что она помнит о Фридрихе Энгельсе, так:
«Я видела его один раз, я думаю. Все политические эмигранты непременно посещали Энгельса, и я сопровождала моего мужа (я не помню — было это раньше или позднее моего замужества) к нему. Мой муж рассказывал ему о политической ссылке. Я не сохранила ясного воспоминания о моих впечатлениях об Энгельсе».
А Михаилу Войничу было о чем рассказать. Когда его арестовали в 1885 году в Варшаве, ему не исполнилось еще и двадцати лет, но у него уже был большой опыт распространения революционной литературы, пропаганды идей социализма, организации побегов.
Михаил Войнич мог рассказать Энгельсу о своем участии в попытке освободить из Варшавской цитадели сидевших там организаторов первой польской социалистической партии «Пролетариат», которым грозила смертная казнь, и о своем отчаянии, когда совсем уж было налаженный побег сорвался из-за одного провокатора, и о том, что сам Михаил Войнич попал в тот же Десятый павильон Варшавской цитадели, где томились его друзья.
Вероятно, Михаил Войнич рассказывал Энгельсу и о сибирской ссылке, куда его отправили в 1887 году, и о своих тщетных усилиях продолжать революционную деятельность и там, пока, наконец, летом 1890 года ему не удалось бежать за границу...

продолжение книги ...